Новые технологии для здоровья казахстанцев

Владимир Таланов - о чистом воздухе в медицине, модернизации стандартов и инновациях в области химиотерапии

Владимир, вы вошли в мир воздухоочистительного бизнеса в возрасте 21 года. Какие причины могут заставить молодого человека заинтересоваться этой темой?

- На самом деле бизнесом на тот момент я занимался уже года три. У меня было успешное рекламное агентство, и однажды нам предложили проект — создание курительных комнат в аэропорту для одного табачного гиганта. Встал вопрос: как очищать воздух в этих комнатах? Углубившись в тему, я узнал о лидере в этой сфере - российской компании «Аэролайф». Свое сотрудничество мы начали с приобретения оборудования, а затем поняли, что можно развивать эту идею и в Казахстане. Так появилась компания «Тенре-Аэролайф».

Что представляет из себя компания сейчас, спустя столько лет?

- Если начали мы с одной воздухоочистки, то сегодня у нас несколько взаимосвязанных направлений. В первую очередь мы самая крупная компания по созданию чистых помещений для медицинских учреждений, в промышленности и других отраслях, где требуется помещения такого класса. Мы проектируем, строим и укомплектовываем инженерными системами и оборудованием комнаты, где контролируется температура, влажность, перепады давления, а самое главное – чистота воздуха.

Если брать реальные примеры, то это операционные в больницах, реанимационные залы и лаборатории. Среди наших реализованных проектов десятки государственных и частных клиник по всей стране, несколько ведущих фармпроизводств, но, пожалуй, самым знаковым проектом для нас стало создание более 120 лабораторий для Nazarbayev University. Без ложной скромности это самые продвинутые и технически сложные лаборатории, которые когда-либо делали в Казахстане. Мы тогда вышли за рамки наших возможностей, наладив собственное производство специализированных дверей, потолков и других элементов чистых помещений. Чтобы было понятно, в стране никто до сих пор не производит подобные двери.

Также мы не остались в стороне от строительства коронавирусных клиник и приняли участие в создании реанимации первого госпиталя в Нур-Султане, построенного этой весной в рекордные сроки. Сейчас мы строим реанимацию в подобном госпитале на западе страны в городе Кульсары. Наши фотокаталитические системы очистки включены в проект противоковидного отделения больницы в городе Балхаш, строительство уже началось.

Владимир, если вернуться к воздухоочистительному направлению, с которого начался ваш бизнес, как оно развивалось? Что оно сейчас из себя представляет и есть ли у него по-прежнему перспективы?

- Мы ни на минуту не прекращали заниматься этим направлением. Но нужно понимать, что продукт инновационный, технически сложный и, как следствие, дорогой. Из чего складывается цена? В наши инновационные фильтры встроены системы дезинфекции, основанные на фотокаталитическом обеззараживании. Это самая эффективная в мире технология по очистке воздуха, которая воздействует на все без исключения микробиологические загрязнения: бактерии, вирусы, споры плесени, грибка и др. Дезинфекция воздуха происходит на молекулярном уровне, не облучая человека и не выделяя побочные продукты вроде озона, который опасен для тканей легких. В таком оборудовании очень заинтересованы медицинские учреждения, потому что стерильный воздух обеспечивает лучшее восстановление для больных.

Считается, что причина послеоперационных осложнений в слабом иммунитете пациента, но скорее всего дело в бактериях, невидимых глазу, которые оседают при операции на открытые раны и создают большие проблемы в дальнейшем. Врачи и руководство больниц прекрасно осознают все преимущества нашей технологии и заинтересованы в сотрудничестве, именно поэтому мы занимаемся не только поставкой и монтажом оборудования, но и предлагаем полный комплекс услуг еще на этапе проектирования больницы. Но тут есть свои сложности.

Какого рода?

- Допустим, в регионе планируется строительство больницы. Мы, применяя наш опыт, предусматриваем совместно с генеральным подрядчиком передовое оборудование по очистке и обеззараживанию воздуха. Все решения в обязательном порядке согласовываются с конечными пользователями - врачами. Потом проходит государственная экспертиза проекта, утверждается и подвергается анализу сметная стоимость каждой позиции. Начинается строительство - и тут подрядчик, увидев в спецификации дорогое инновационное оборудование, почему-то решает заменить его на упрощенный аналог. В некоторых случаях это может быть обоснованно, но существует несколько условий для законности такого решения. Любая замена технологического оборудования должна быть согласована с автором проекта, а замена по своим техническим и качественным характеристикам должна быть аналогичной или превосходить заменяемое. Но на практике строительные компании подобные замены производят без веских оснований. Это делается для получения дополнительной прибыли за счет удешевления проектных и технологических решений. На наш взгляд, государству необходимо ужесточить контроль за строительством и соблюдением проектно-сметной документации, внести изменения и дополнения в законодательство, которые будут защищать проектные решения. Иначе этот порочный круг так и не разорвется: больницы будут так же получать устаревшее оборудование, а пациенты - послеоперационные осложнения.

Вы в начале интервью упомянули о том, что расширили направления деятельности, и, как я понимаю, они все связаны с медициной. Какие это направления?

 - В прошлом году мы занялись поставкой медицинского оборудования, предложив клиентам комплексное оснащение чистых помещений под ключ. Изучая потребности клиник различного профиля, мы обратили внимание, что существуют пробелы в работе отделений клинической фармакологии.

Выяснилось, что онкобольницам остро не хватает автоматизированных аппаратов для смешивания химиопрепаратов, сейчас это делается вручную. При проведении химиотерапии важно точно рассчитать объем препарата, который вводится больному. При ручном смешивании есть вероятность недодать или же превысить нужную дозу. Вторая проблема - это «слив» миллиардов тенге в раковину. Один флакон лекарства может стоить полтора миллиона тенге, битва должна идти за каждый грамм, и, к сожалению, казахстанские больницы эту битву проигрывают.

Что это значит? Жизнь химиопрепарата быстротечна. Любое взаимодействие такого препарата с воздухом запускает его «таймер», и уже через 2-3 часа он будет непригоден. Вскрытый флакон, который использовали не до конца, просто выбрасывается. А теперь представьте масштабы таких «сливов» по всей стране. Именно поэтому во всем мире используются аппараты автоматизированного разведения, которые, во-первых, не допускают никакого соприкосновения с воздухом, а, во-вторых, позволяют использовать нужное количество препарата, консервируя остатки для следующего разведения. Согласно нашему анализу, экономия составляет не менее 30%. И, повторюсь, учитывая стоимость препаратов, речь идет о миллиардах тенге.

Лет 5-6 назад несколько казахстанских онкологических больниц начали решать эту проблему, создавая кабинеты централизованного разведения цитостатиков. Это были первые шаги по внедрению инноваций в работу отделений клинической фармакологии. Но время показало, что без использования современных аппаратов добиться лучших результатов невозможно. На рынке сегодня есть несколько производителей, и все они иностранные. Чтобы уменьшить цену аппаратов для наших клиник, мы уже второй год ведем научные разработки по созданию отечественного аппарата по смешиванию химиопрепаратов и расходных материалов к нему. Первые образцы увидят свет уже в ближайшее время, и мы сможем начать их поставку.

А как обычный пациент может почувствовать на себе внедрение этих новшеств?

- В первую очередь это исключит человеческий фактор, допускающий неточности в дозировке, или когда по ошибке пациенту могут ввести препарат, предназначенный для другого больного. Но, как мне кажется, для пациентов гораздо важнее условия, в которых он получает лечение, чем мысли об автоматизированном аппарате.

В Казахстане ежегодно больше 35 тысяч человек узнают, что болеют раком. В одну минуту переворачивается вся их жизнь. Для любого человека диагноз – переломный момент. Можно поставить самое лучшее оборудование, но если вокруг атмосфера тотального уныния, все это сказывается на моральном и психологическом состоянии.

На Западе или, допустим, в Южной Корее клиники по введению химиопрепаратов приближаются к стандартам хороших отелей с приятным дизайном и удобной уютной мебелью. К сожалению, некоторые руководители онкологических больниц придерживаются старых представлений, как должны выглядеть условия для лечения, и тут нам бы хотелось предложить государству развить культуру современного уровня оказания услуг для лечения онкобольных. Есть прекрасный механизм с государственно-частным партнерством, которым мы хотим воспользоваться: государство передает услугу в аутсорсинг, мы инвестируем и создаем кабинеты централизованного разведения цитостатиков, где пациенты обслуживаются по международным стандартам. В наших общих интересах сделать пребывание в больнице комфортным, лечение эффективным, а моральное состояние пациентов - немного крепче.

Что вы намерены делать для осуществления ваших планов?

- Мы открыты к диалогу как с государством, так и с обществом. И если с обществом мы «на связи» каждый день, разговаривая с врачами и пациентами, то с государством еще есть поле для работы. «Тенре-Аэролайф» постоянно направляет все свои наработки и предложения в общественные советы при акиматах, самим акимам, министрам и даже премьер-министру страны. Мы уверены, это то, что сегодня нужно нашему обществу и о чем говорят первые лица государства.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2594 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
25 ноября родились
Канат Нуров
президент научно-образовательного фонда «Аспандау»
Нурлан Онжанов
начальник канцелярии президента РК
Куаныш Тазабеков
первый проректор университета «Туран», президент Казахстанской ассоциации маркетинга
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить