Казахстанский пациент: что ждет его через 10 лет?

По последним данным, общие расходы Казахстана на здравоохранение составляют 3,6% ВВП. Для сравнения, в группе стран с высоким/средним уровнем доходов, к которым относится и Казахстан, аналогичный показатель составляет 6,3%, в странах ОЭСР – 9,3%. Затраты на здравоохранение в соседней России – 5,9% ВВП

Фото: Medioimages/Photodisc/Photodisc RF/fotobank.ru

Согласно данным Всемирного банка, расходы ниже 3,6% ВВП на здравоохранение только в Анголе, Бангладеш, Брунее, Эритрее, Габоне, Индонезии, Кувейте, Лао, Мадагаскаре, Мьянме, Науру, Пакистане, Катаре, на Сейшелах, в Южном Судане, Шри-Ланке, Сирии, Тимор Лесте, Туркменистане. Показательно, что Казахстан находится на одном уровне с Ганой.

Помимо размера общих расходов, есть еще два тревожных фактора: низкая доля участия государства и нисходящая тенденция. Доля государственного финансирования – стабильно ниже 65%, то есть 35% финансового бремени ложится на плечи населения в виде прямых наличных платежей в момент получения помощи (здесь мы не говорим о неформальных платежах). При этом, согласно оценкам ВОЗ и практике стран ОЭСР, приемлемым считается уровень частных расходов до 20%.

Что касается тенденции, то в 2010 общие расходы составляли 4,2% ВВП, то есть с тех пор произошло падение на 0,6%. Ситуация до того необычна, что наблюдаемое снижение расходов, спрогнозированное несколько лет назад отечественными аналитиками, было публично отвергнуто консультантом международной организации с формулировкой «падение доли расходов на здравоохранение в условиях роста ВВП – нонсенс».

В условиях низкого приоритета отрасли было бы наивно ожидать улучшения ситуации: интеллектуальные и организационные усилия без должного финансирования не изменят сложившегося положения дел. Фактически, вопрос доступа к минимально качественной медицинской помощи за пределами городов республиканского значения не решен.

В целом, в сравнении с развитыми странами, в РК достаточно хорошие показатели ожидания как на амбулаторном, так и на стационарном уровне. Однако короткое ожидание не коррелирует с доступностью и качеством помощи. Даже если не принимать во внимание радикальную разницу в статусе здоровья, во многом зависящем от социального благополучия, хорошей иллюстрацией служит очередность на плановую хирургию (за исключением элементарных операций). В странах ОЭСР пациент встанет в очередь и будет прооперирован в конкретные сроки. В РК административные барьеры вынужденно отсеивают определенное количество пациентов, чтобы не допустить перерасхода бюджета. Именно поэтому нашим соотечественникам, физиологически устроенным так же, как и граждане стран ОЭСР, намного реже требуется, например, замена тазобедренного сустава или трансплантация почки.

Причины недофинансированности отрасли кроются в соотношении между покупательской способностью отечественной экономики, осваивающейся в условиях низких цен на нефть, и доходами стран-производителей технологий и фармацевтической продукции. Другими словами, самостоятельно мы не создаем технологически сложные продукты, а приобрести их становится все сложнее.

Положение усугубляется тем, что в обозримом будущем не ожидается роста финансирования здравоохранения выше уровня инфляции. Сейчас социальный контракт с привилегированными слоями общества поддерживается путем включения в ГОБМП фантастических технологий в условиях отсутствия базового покрытия. В результате наиболее современные технологии находятся в фактически (не законодательно) ограниченном доступе, а, например, основные химиопрепараты, законодательно гарантированные по показаниям, приобретаются населением за наличные, зачастую на последние деньги. Особое удивление вызывает сравнение годового бюджета онкологической службы РК – всего около 30 млрд тенге – с объемами финансирования инфраструктурных и прочих проектов вне отрасли здравоохранения. Не будем здесь приводить проекты и суммы – они у всех на слуху.

Куда же может привести описанный разрыв между финансовыми возможностями и потребностями?

Сценарии развития событий варьируют между двумя полюсами, которые мы опишем ниже.

1. Негативный сценарий

Постепенное сокращение гарантий государства и расцвет платной медицины. Введение сооплаты, первоначально в мягкой форме, затем с нарастанием. Слабо контролируемая приватизация. Отсутствие целевых усилий со стороны государства по расширению покрытия и повышению доступности. Следствие – ползучая деградация доступности: стабильный рост из года в год административных барьеров при плановой хирургии, постепенный упадок кадровых ресурсов, поэтапное негласное снижение объема лекарств, выписываемых бесплатно хроническим больным. Игнорирование проблем сельской местности.

Сужение круга привилегированных, удорожание внешнего медицинского туризма, нарушение действующего социального контракта.

Широкий спектр последствий для экономики. Даже если оставить в стороне вопрос деградации человеческого капитала, то, например, стоимость недвижимости в стране относительно мировых цен в значительной степени зависит от уровня social welfare – здравоохранения и образования.

В случае реализации негативного сценария РК грозит зачисление в перечень стран, для которых мировой медицинский и фармацевтический бизнес специально создает «средства лечения второй линии» либо реализует потерявшие актуальность «складские остатки».

2. Позитивный сценарий

Он намного более лаконичен и, будем надеяться, пригодится не только для того, чтобы завершить форсайт на ноте мажорной тональности: срочное включение социальных вопросов в топ государственных приоритетов, поддержанное этой сферы финансово и политически, жесткие и предельно прозрачные процедуры оценки медицинских технологий и фармацевтической продукции для включения в ГОБМП.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


консультант в сфере здравоохранения

 

Статистика

6186
просмотров
 
 
Загрузка...