Горнолыжная ставка

Как привлечь в Алматы 10 млн туристов

Казахстан обладает объективными возможностями развивать горнолыжные курорты и стать одним из мировых центров этого вида туризма, набирающего популярность во многих странах. Первая казахстанская заявка – это проект «Кок-Жайляу» с 500 км трасс и более чем 1000 га площади катания.

На самом деле пока это только планы, но проект «Кок-Жайляу» уже вызвал острые дискуссии в обществе, причиной чему – тревога по поводу экологической составляющей амбициозного проекта. Дело в том, что строительство горнолыжных комплексов предполагается на территории национального парка. Идею горнолыжного курорта на Кок-Жайляу начали критиковать все подряд, хотя еще и мастер-плана нет. Даже биатлонистка Хрусталева ударилась в рассуждения о горнолыжном туризме. В то же время, у проекта немало сторонников в обществе. По словам бизнесмена Арманжана Байтасова, предполагается создать общественное объединение в поддержку развития внутреннего туризма как перспективной отрасли в Казахстане в целом и Кок-Жайляу в частности.

Между тем крупнейший горнолыжный курорт в Альпах – французский Val Thorens («Три долины») тоже находится на территории национального парка. Опасения общества понять можно – на гектарах национального парка под эгидой проекта «Кок-Жайляу» могут понастроить безвкусные дома с высокими заборами, которые сейчас можно наблюдать у Шымбулака, вместо десятков компактных горных шале, в которых будут останавливаться туристы.

Однако именно экологический аспект может стать основным драйвером горнолыжного туризма в Казахстане, заодно улучшив окружающую среду и комфортность жизни в самом Алматы и способствуя формированию здорового общества.

Нераскрытый потенциал

«У Алматы фантастический потенциал. Впечатляющие горы обладают огромным потенциалом, и если цель – курорт международного класса, то Алматы получил отличные возможности», – говорит Эрик Каллендер, специалист по горному планированию компании Ecosign, одной из самых авторитетных в этой сфере. И этот потенциал до сих пор не раскрыт.

В советские времена инфраструктура для горнолыжного спорта строилась главным образом для тренировок спортсменов, катание для общества в целом было на втором месте. Поэтому исторически имеющимся у Алматы потенциалом не пользовались. Как показывает опыт стран традиционных лыжных направлений, курорт должен обеспечивать отдых для всей семьи. Тебе не надо быть спортивным человеком, это больше отдых, чем спорт.

«Фантастические горы находятся прямо в Алматы, мегаполисе этого региона, в отличие от той же Западной Европы, где придется взять двухчасовой поезд от города до горнолыжного курорта. Здесь ты можешь выйти из самолета и уже через 40 минут оказаться на курорте», – отмечает Каллендер.

Строго говоря, у Алматы есть сочетание трех преимуществ – природные условия, географическое расположение и близость гор к мегаполису. К примеру, в Ecosign указывают на чисто климатические преимущества. «Опытные лыжники оценят силу казахстанского снега. Здесь фантастические погодные условия. Даже когда на улице -25°С, над головой всегда ясное небо и светит солнце. У вас немного ветра здесь, хорошее давление. В Европе обычно очень туманно, ветрено и облачнее. Конечно, при такой погоде чаще выпадает снег, но, если вы планируете провести каникулы, намного важнее количество солнечных дней. В Европе может так случиться, что за 10 дней выходных вы ни разу не увидите гор из-за тумана. В это время в Алматы вы можете найти отличную погоду и условия для катания», – поясняет Каллендер.

Действительно, если взять ряд параметров и сравнить уже имеющийся Шымбулак с крупными горнолыжными курортами Европы и США, то можно заметить наличие заметных преимуществ, одно из которых это продолжительность сезона, которая в наших горах одна из самых высоких. Или взять среднесезонное количество снега – 9 м, по этому показателю мы опережаем многие альпийские курорты, а его качество очень хорошее.

Географическое расположение у нас традиционно считается слабым местом. Однако мы стоим между Европой и Азией, и простые подсчеты показывают, что в пределах трех часов полета проживает 600 млн человек, то есть не так уж и мало. А если учесть, что в этом регионе горнолыжная инфраструктура неразвита, то у Алматы есть все шансы стать новым направлением на горнолыжной карте мира.

Экономика туризма

Если посмотреть на экономику туризма, то это как раз тот сектор, развивать который в Казахстане крайне актуально – в отличие от нефтянки он создает значительное количество рабочих мест и имеет мощный мультипликативный эффект. К примеру, власти китайского Чанчуня, центра зимнего туризма в Китае и столицы зимней Азиады 2006 года, высчитали, что $1, потраченный туристом, создает $6 в сопутствующих отраслях города. По горнолыжке расчеты такие: $1, потраченный на подъемник, приносит $5 прямого дохода непосредственно курорту и $15 экономике региона в целом.

Только на Кок-Жайляу предполагается привлекать около 1 млн туристов, а если будет построена группа курортов, то вполне реально выйти на уровень в 6–10 млн туристов в год. Тогда через 20 лет можно добиться того, что до 10% ВВП будет формироваться туристической отраслью, а это десятки тысяч рабочих мест. Примерно так обстоят дела в Австрии, где в 1960-х годах начали развивать горнолыжный туризм, и уже в 1980-х там сформировалась целая отрасль с сопутствующими направлениями, такими как производство подъемников и гондольных дорог. Такой же срок понадобился и французским курортам, чтобы выйти на получение прибыли.

В целом горнолыжный туризм для принимающей стороны выгоднее в денежном выражении, чем пляжный. К примеру, Австрия, где 80% туристов приезжают на горнолыжные курорты, в год принимает более 21 млн человек, а Турция – более 25 млн. Но поступления от туристов в Австрии составляют более $30 млрд, а в Турции – более $27 млрд. То есть экологическая нагрузка в Австрии ниже, поскольку приезжает меньше туристов, а денег получают больше.

Кто первый построит

По оценкам Эрика Каллендера, наиболее перспективно на первом этапе привлечь туристов из России и Центральной Азии, а далее ставку надо сделать на Китай, Корею и Индию. Основное преимущество Казахстана в стабильности. «Мы не слышим о каких-то политических проблемах в Казахстане. В отличие от кашмирского Гульмарга. Кроме того, с географической точки зрения алматинские курорты по расположению более выигрышны, чем киргизский Каракол, который находится в пяти часах езды от Бишкека», – говорит эксперт.

Мода на горнолыжные курорты в Китае и Индии действительно набирает обороты. Индусы активно посещают альпийские горнолыжные курорты – десятки тысяч туристов в год. Этому способствует Болливуд – более 200 популярных индийских фильмов сняты в Альпах. Ассоциация лыжных видов спорта Китая оценивает количество любителей горных лыж в 5 млн в 2005 году, в 2000-м их было всего 200 тыс. К 2014 году ожидается 20 млн горнолыжников.

И на растущий спрос уже делается предложение. Французская компания Club Med планирует до конца года открыть первую деревню из пяти горнолыжного комплекса Sun Mountain в Ябули, до 2015 года будут закончены другие четыре деревни.

Базирующаяся в Гонконге VXL Group, имеющая курорты в Малайзии Genting Highlands, Гонконге и континентальном Китае, вкладывает $6 млрд в развитие проекта Secret Garden, горнолыжного курорта и туристического центра с гольф-полями и парками аттракционов. Касательно горнолыжной части здесь будут оборудованы 82 спуска, гондольная дорога на 18 тыс. человек в день, консультантами выступают Ecosign и Hornberger Wortsell из Сан-Франциско.

Курорт разместится на территории пяти долин и трех горных пиков. Строительство начато в прошлом году и будет закончено в пределах десяти лет. Приток туристов обеспечит строящаяся скоростная дорога Пекин – Урумчи. С ее помощью из китайской столицы до нового курорта можно будет доехать за один час.

Предполагается привлекать не только китайцев, но и туристов из других стран Азии. Для этого недалеко расположенный военный аэродром будет перепрофилирован в международный аэропорт. Поэтому вопрос стоит довольно четко: либо первыми инфраструктуру мирового класса сделают в Алматы, либо это сделают в Китае или… в Кыргызстане.

Сегодня критики Кок-Жайляу часто говорят о его нецелесообразности, поскольку уже есть Шымбулак. Между тем многие алматинцы выбирают киргизский Каракол и не только из-за более низких цен, но и по причине разнообразия склонов. У Шымбулака по этой части все просто, и здесь больше одного-двух дней делать нечего, поэтому это даже не региональный, а городской курорт, тем более не международный – на один-два дня никто специально прилетать сюда не будет.

Чтобы привлечь туристов, необходимо делать сотни километров трасс, иначе будет неинтересно. Получается, что уже сейчас киргизские горнолыжные базы являются нам конкурентами. Если серьезные иностранные операторы зайдут в Кыргызстан с проектами и инвестициями, то привлекать туристов в Алматы будет намного сложнее.

Экологическое влияние

«Конечно, когда вы начинаете что-то делать, определенно вы оказываете влияние на экологическую среду, особенно если это касается таких проектов. Но это очень маленький уровень потребления ресурсов. Если мы говорим о горнолыжном курорте, который будет оказывать большое экономическое влияние на регион несколько следующих поколений, то в сравнении с этим мы оказываем очень небольшое воздействие на экологию», – отмечает Эрик Каллендер.

Он обращает внимание на горное дело, вырубку деревьев, пересадку леса. Но даже при всем этом туризм вообще и зимний туризм в частности оказывает на экологию очень небольшое влияние. Кроме того, как отмечает эксперт по горному планированию, цель – построить здесь горнолыжный курорт, соблюдая самые высокие экологические стандарты, который бы оказывал минимальное влияние на экологию.

Однако ключевой элемент – это правильное планирование. В рамках мастер-плана, который только разрабатывается, одним из основных разделов должна быть экология. Пока же общественные организации активно критикуют проект «Кок-Жайляу», приводя в качестве примера Шымбулак.

Хотя именно Шымбулак дает определенную пищу для размышлений. По оценкам представителей Capital Partners, половину прибыли на Шымбулаке в настоящее время формирует гондольная дорога. Благодаря новой канатке это место стали посещать больше людей, приезжающих не кататься на лыжах, а просто отдохнуть. При этом они уже не поднимаются туда на автомобилях, как раньше. Это уже плюс. Но серьезного эффекта это не дает, поскольку машины просто оставляют на Медеу – чуть ниже, но все равно в горах. Если же в рамках общей политики развития горнолыжных курортов вокруг Алматы воплотить в жизнь старые планы по строительству подвесных трамвайчиков от центра города до Медеу, то Кок-Жайляу из антиэкологичного проекта может стать драйвером защиты окружающей среды в горах.

Это сделает горы более доступными для массового туриста, что будет иметь ряд позитивных последствий, которые трудно переоценить. К примеру, как показывает опыт альпийских курортов, чем больше людей начинают посещать горы, тем больше они ценят природу вокруг. «Они начинают заботиться о природе. Убирают мусор со склонов, например. Горнолыжные курорты воспитывают в людях осознание окружающей среды», – говорит Эрик Каллендер, основываясь на примере французских горнолыжных курортов.

Интересен и другой опыт альпийских курортов – благодаря сети подъемников экотуризм стал намного популярнее. Но специально для экотуристов никто гондолы в горах строить не будет. Если сделать экологию стержневой идеей концепции горнолыжного туризма, то эффект может быть еще более масштабным.

По оценкам западных специалистов, чтобы сделать курорт международного класса и действительно привлечь миллионы туристов, Казахстану необходимо создать качественный продукт, который включает в себя не только современную инфраструктуру, но и качество воздуха, качество снега.

«Основной актив Казахстана в том, что это дикое место. Горы здесь хорошей высоты с отличными вертикальными спусками, с фантастическими видами и рассыпчатым снегом. Очень много курортов в Европе, которые сейчас популярны, неустойчивы из-за глобального потепления. Снег там теперь не так надежен и снегопады случаются все реже. У Алматы с этим проблем пока нет. Все это обеспечивает успешную долгосрочную перспективу и хорошие снежные условия. Это основные активы Алматы», – перечисляет Эрик Каллендер.

Таким образом, если экология не будет поставлена во главу угла при реализации проекта, то и его долгосрочные перспективы будут под вопросом. Решать же экологические проблемы придется не только в горах, но и непосредственно в Алматы, улучшая качество жизни горожан и делая город более привлекательным для туристов.

Никто не верил

Сегодняшняя ситуация вокруг Кок-Жайляу сильно напоминает то, как развивался один из ведущих альпийских курортов – французский Валь Торанс. В середине 60-х годов прошлого века группа горнолыжников-энтузиастов решила развивать в этом регионе горнолыжный туризм. Их идея сразу же подверглась критике со всех сторон – «эксперты» говорили о негодности склонов, общественные организации пугали экологической катастрофой, деловые круги не верили в то, что инвестиции разумны, а политики и журналисты ругали проект со всех сторон, никто не верил в его жизнеспособность. Первая станция для массового катания была открыта в 1971 году, но жесткой критике проект подвергался вплоть до 1980 года. Инфраструктура строилась в крайне тяжелых финансовых условиях, готовых технических решений не было – все разрабатывалось на месте. Следующее десятилетие – до 1990-х годов – продолжалось развитие инфраструктуры, строительство новых подъемников, тогда же начала поступать первая прибыль. И только к 2000 году всем критикам стало окончательно понятно, что Валь Торанс – это успешный долгосрочный проект, который развивается по сей день, занимая одну из лидирующих позиций в мире.

У Алматы есть шанс пройти этот путь не за 40 лет, а как минимум в 2 раза быстрее, поскольку можно учесть ошибки других крупных проектов. К примеру, если в 1985 году в Валь Торанс функционировало 36 подъемников, способных перевозить 9 млн человек, то в 2008 году их число сократилось до 29, а емкость увеличилась до 18 млн человек, то есть были оптимизированы маршруты.

Если Кок-Жайляу изначально правильно спланировать, то можно будет избежать строительства лишних подъемников, снижая экологические потери и финансовые затраты. Этот момент имеет ключевое значение и для бизнеса самого курорта – в Куршавеле 120 подъемников, а на Валь д’Изер только 80, но последний зарабатывает больше, потому что сеть подъемников спроектирована более грамотно.

Кроме того, большинство альпийских курортов имеет уже устаревшую инфраструктуру. Оснащение казахстанских горнолыжных курортов последними техническими новациями сразу повышает уровень конкурентоспособности. К тому же и затраты на реализацию проектов значительно ниже, чем в Альпах, где необходимо было пробивать десятки туннелей и стоимость рабочей силы выше, чем здесь.

Стоп от «Эйр Астаны»

Однако просто строительство курортов ничего не даст. Никто не прилетит отдыхать на казахстанский курорт, если цена и доступность будут неконкурентными по сравнению с другими направлениями. Необходимо создать нормальную конкуренцию в казахстанском небе, допуская на рынок авиакомпании-дискаунтеры. Сейчас же «Эйр Астану» называют основным барьером в решении этого вопроса. К примеру, на наш рынок не пустили дискаунтера Fly Dubai, в связи с чем и самой «Эйр Астане» пришлось покинуть дубайский аэропорт.

Следующими шагами идут упрощение визового режима и таможенного контроля, улучшение инфрастуктуры и не имеющие прямого отношения к курортам скоростные шоссе, апгрейд аэропорта, улучшение качества воздуха и т.д. Горнолыжный туризм растет с каждым годом, и это реальная возможность для Казахстана создать полноценную отрасль, но насколько мы готовы принять этот вызов, пока неясно.

Автор всех фото: Анатолий Устиненко

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10941 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторах:
Загрузка...
12 ноября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить