Идеальный шторм у развивающихся стран

Без всякой собственной вины развивающиеся страны оказались перед идеальным штормом – голод, политические потрясения, долговые кризисы

ФОТО: pixabay.com

Винить в этом можно отчасти нападение России на Украину и спровоцированные им санкции Запада, а также тотальные карантины из-за Covid-19 в развитых странах, что лишило бедные страны жизненно важных доходов от туризма и экспорта.

Под угрозой сегодня оказались миллионы жизней, но эту угрозу можно смягчить. И работа должна начаться на предстоящих в этом месяце весенних сессиях Международного валютного фонда и Всемирного банка.

Властям предстоит решить множество проблем, начиная с резко возросших цен на продовольствие. В российско-украинском конфликте участвуют две страны, которые поставляют 29% всей мировой пшеницы, что привело к повышению цен на пшеницу на 67% с начала года. Некоторые другие производители пшеницы ввели запреты на её экспорт, что также способствуют росту цен, равно как и дефицит удобрений, вызванный сокращением поставок из Беларуси и России.

Неудивительно, что начал распространяться голод. В первую очередь он ударит по странам, которые находились в отчаянном положении и до российского вторжения; в их числе Афганистан, Демократическая Республика Конго, Эфиопия, Нигерия, Пакистан, Судан, Южный Судан, Сирия, Венесуэла и Йемен. К ним быстро присоединятся страны, которые зависят от импортного зерна и уже испытывают острый дефицит продовольствия, в частности, Джибути, Лесото, Мозамбик, Бурунди, Мадагаскар, Сальвадор, Ливан, Гондурас, Эсватини, Гватемала и Намибия.

Исполнительный директор Всемирной продовольственной программы ООН Дэвид Бисли недавно выступил с резким предостережением: «Если вы считаете, что сейчас у нас ад на земле, просто подождите. Если мы проигнорируем Северную Африку, Северная Африка придёт в Европу. Если мы проигнорируем Ближний Восток, Ближний Восток придёт в Европу».

Из-за роста цен на продовольствие и голода повысится вероятность бунтов и политических потрясений. Даже до начала украинской войны кризисная ситуация складывалась в Афганистане, Эфиопии, Сомали, Йемене, Мьянме, в сирийских лагерях беженцев и так далее. В марте массовые протесты разразились в целом ряде стран, в том числе в Камеруне, Индии, Пакистане, Шри-Ланке и Испании.

Правительства, имеющие возможность принимать превентивные меры, уже делают это. Например, Египет, импортирующий примерно 80% своей пшеницы из России и Украины, недавно установил максимальный порог цен для борьбы с быстро растущими ценами на несубсидируемый хлеб (государство уже субсидирует хлеб для большей части населения). Кроме того, правительство объявило о пакете экономической помощи на общую сумму 130 млн египетских фунтов ($7 млн). Эти меры стали возможны благодаря помощи со стороны МВФ и Саудовской Аравии. Между тем многие страны пока ещё не получили такую помощь.

Отсутствие сотрудничества усиливает голод и конфликты. Поразительно, но глобальные запасы риса, пшеницы и кукурузы (а это три главных продукта питания в мире) сегодня, судя по всему, находятся на рекордно высоком уровне. Даже объёмы запасов пшеницы, то есть товара, на который наиболее негативно повлияла украинская война, сейчас «значительно выше уровня времён продовольственного кризиса 2007-2008 годов», при этом, согласно оценкам, примерно три четверти объёмов российского и украинского пшеничного экспорта были отгружены ещё до вторжения.

Назревает и серьёзный долговой кризис, поскольку по многим странам с низкими доходами, максимально истощённым пандемией Covid-19, ударили одновременно рост цен на продовольствие и топливо, снижение доходов от туризма, сокращение доступа к международным рынкам капиталов, перебои в торговле и производственных цепочках, уменьшение объёмов денежных переводов из-за рубежа, исторически рекордный всплеск потоков беженцев. Долг развивающихся стран подскочил до наивысшего уровня за 50 лет – примерно 250% от суммы государственных доходов. Около 60% стран, которые могли воспользоваться «Инициативой приостановки обслуживания долга» (DSSI), одобренной «Большой двадцаткой» в связи с пандемией, сейчас испытывают долговые проблемы, или у них очень высок риск возникновения таких проблем.

Кроме того, замедление темпов роста мировой экономики и повышение инфляции, наряду с ужесточением финансовых условий в богатых странах, подстёгивает отток капитала из развивающихся стран, вынуждая эти страны девальвировать валюту и повышать процентные ставки. Как отметил недавно президент Всемирного банка Дэвид Малпасс, «никогда ещё так много стран не находились одновременно в состоянии рецессии». Малпасс добавил, что меры стимулирования в развитых странах привели к ухудшению ситуации, поскольку способствовали росту цен и увеличению неравенства в мире.

Сейчас жизненно необходимо найти по-настоящему глобальное решение этих проблем. Во время предыдущих долговых кризисов богатые страны использовали МВФ и Всемирный банк для того, чтобы переложить бремя коррекции на развивающиеся страны; они утверждали, что эти страны должны провести реформы, прежде чем получить помощь. Однако наиболее мощные силы, которые сегодня терзают обременённые долгами страны с низкими доходами, глобальны и находятся вне их контроля, и поэтому страны-члены МВФ и Всемирного банка обязаны объединить свои ресурсы и сотрудничать для противодействия этим силам.

Хорошая новость в том, что крупные акционеры этих учреждений доказали свою способность к коллективным действиям. Например, в августе прошлого года они договорились о новом распределении специальных прав заимствования (резервный актив МВФ, сокращённо СДР) на сумму $650 млрд.

Но поскольку СДР распределяются в соответствии с квотами государств в МВФ, их основная часть досталась странам с большой экономикой. Хуже того, крупные акционеры МВФ и Всемирного банка не смогли направить этот ресурс туда, где он больше всего необходим. Напротив, стараясь ограничить свои потенциальные убытки, они продолжают настаивать на соблюдении условий, которые препятствуют быстрому использованию СДР. Подобные подходы грозят стать помехой для нового «Траста устойчивости и устойчивого развития» (RST), созданного МВФ, а также для чрезвычайного финансирования Группы Всемирного банка.

Сегодня требуются намного более смелые коллективные подходы. США, Китай, Япония, Евросоюз и Великобритания зависят от безопасности и процветания во всём мире. Они должны работать вместе ради предотвращения голода, конфликтов и долговых кризисов в развивающихся странах, ведь в ином случае мир погрузится в рецессию. Они способны предотвратить голод, если будут действовать согласованно, охлаждая накал на мировых рынках пшеницы и другого зерна, а также предпринимая меры для сохранения экспортных потоков. Они способны уменьшить риск конфликтов, не привязывая чрезвычайную помощь МВФ и Всемирного банка к выполнению неких условий. И они могут опереться на опыт DSSI и создать механизм реструктуризации долгов, в котором все они будут участвовать.

Чтобы справиться с нынешним долговым кризисом в развивающихся странах, критически важны два ключевых элемента. Сильные страны обязаны воздерживаться от торговой, бюджетной и монетарной политики по принципу «разори своего соседа», поскольку она сеет хаос в развивающихся странах. И они должны использовать свои совокупные ресурсы в МВФ и Всемирном банке для быстрых и не обременённых условиями действий ради предотвращения катастрофы.

Проблемы, с которым столкнулись бедные страны, беспрецедентны. А это значит, что и коллективный ответ со стороны богатых стран должен быть таким же.

© Project Syndicate 1995-2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
16307 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Может ли бизнес помочь науке? Смотреть на Youtube