Человечество достигло пределов роста?

Экономический рост теперь не просто экологически неустойчив, но и не приносит улучшения жизни

ФОТО: pixabay.com

Весной 1972 года, ровно пятьдесят лет назад, вышла в свет одна из самых влиятельных книг XX века – «Пределы роста». Она была написана для Римского клуба Донеллой Медоуз и её коллегами из Массачусетского технологического института, и в ней использовались новые компьютерные модели для предсказания неконтролируемого спада размеров мирового населения и экономики в случае, если сохранятся господствующие методы использования природных ресурсов и продолжится загрязнение природы. Экспоненциальный экономический рост не может продолжаться вечно; в какой-то момент в ближайшие 100 лет он неизбежно уткнётся в ограниченность природных возможностей Земли.

Прошло полвека, и сегодня, когда мы столкнулись с климатическим и экологическим кризисом, дискуссии, начатые книгой «Пределами роста», ведутся вновь, причём с удвоенной силой.

В 1972 году эта книга сразу подверглась критике со стороны экономистов, заявлявших, что её авторы не понимают базовых принципов экономики. Критики отмечали, что, если ресурсы становятся дефицитом, тогда их цена возрастает. Им на замену приходят другие ресурсы, и их использование становится более эффективным. Благодаря техническим инновациям, появятся новые, экологически более чистые методы производства. И поэтому экономический рост не просто не приведёт к социальному краху, но будет сам себя корректировать, не говоря уже о том, что для многих стран рост экономики – это единственный путь развития с целью выбраться из нищеты.

Ведущие экономисты были совершенно уверены в том, что авторы книги «Пределы роста» ошиблись, и поэтому один из критиков, Джулиан Саймон, даже заключил пари с экологом Полом Эрлихом по поводу цены на пять металлов через десять лет. Эрлих утверждал, что их цена вырастет, потому что запасов станет меньше, а Саймон предсказывал, что они подешевеют, потому что на замену им придут другие материалы. Саймон выиграл пари во всех пяти случаях.

Однако смысл книги «Пределы роста» совершенно не сводится к дефициту металлов – или даже ископаемого топлива. Как отмечают экологические экономисты Николас Джорджеску-Реген и Герман Дэйли, причина существования физических пределов экономического роста в том, что биосфера планеты не может расти экспоненциально. Если вырубать деревья быстрее, чем они вырастают, результатом станет исчезновение лесов. Если увеличивать площади земель для сельского хозяйства, будут исчезать виды животных и растений. Если закачивать в атмосферу больше углекислого газа, чем способна впитать в себя планета, тогда планета начнёт нагреваться.

Да, Саймон выиграл пари, заключённое на десять лет, но прошло уже полвека, и сегодня прогнозы «Пределов роста» выглядят поразительно верными. Новейшие научные исследования показывают, что во многих базовых системах поддержания жизни, включая климат, мы быстро приближаемся к «планетарным границам» (а в некоторых случаях уже перешли их), внутри которых человечество способно процветать в безопасности.

Традиционные экономисты, конечно, это понимают. Но они отмечают, что рост экономики измеряется размерами национального дохода и выпуска (ВВП), а между этими индикаторами и деградацией окружающей среды нет какой-то простой и однозначной связи. Переход к возобновляемой энергетике, переработка отходов, переключение потребления с товаров на услуги – всё это может сделать рост экономики экологически значительно менее вредным. В результате мы получим «зелёный рост»: повышение уровня жизни и одновременно оздоровление природы. За последнее десятилетие зелёный рост экономики стал официальной целью всех крупных многосторонних экономических учреждений, включая Всемирный банк и ОЭСР.

Объёмы выбросов углекислого газа в богатых странах действительно снизились в последние годы, хотя их экономика росла. Но в значительной мере этот кажущийся разрыв связи между ростом ВВП и экологическим ущербом был достигнут за счёт перенесения источников выбросов в Китай и другие развивающиеся страны, где теперь производится основная масса промышленных товаров. Между тем на других направлениях (например, исчезновение лесов, истощение запасов рыб и почв) такой потери связи почти или даже вообще не наблюдаетсяМежправительственная группа экспертов по изменению климата (IPCC) и Программа ООН по окружающей среде всё настойчивей предупреждают, что мир продолжает двигаться к экологической катастрофе.

Что надо сделать для её предотвращения? Многим видным экологам ответ очевиден: развитым странам нужно прекратить рост и приступить к сжатию экономики. Только экономический «антирост», по мнению таких авторов, как Джейсон Хикель и Гиоргос Каллис, позволит миру начать жить в пределах своих экологических возможностей и оставить достаточно ресурсов для развития беднейшим странам.

Кроме того, как утверждают сторонники антироста, экономический рост не просто экологически неустойчив, но и не приносит нам улучшения жизни. Они отмечают, что в богатых странах рост ВВП сегодня коррелирует с множеством социальных проблем – от неконтролируемого повышения неравенства до распространения психических заболеваний.

Неудивительно, что экономические дебаты между сторонниками зелёного роста и антироста превратились в политический спор между идеологиями капитализма и антикапитализма. Отчасти именно по это причине в последние годы появился третий лагерь: это сторонники «пост-роста».

Идеологи экономики пост-роста критикуют как зелёный рост, так и антирост за избыточное внимание к показателю ВВП. Поскольку ВВП не учитывает деградацию окружающей среды или социальное благополучие, ни рост, ни антирост ВВП не могут быть главной экономической целью. В недавнем докладе, подготовленном для ОЭСР, группа ведущих экономистов доказывает, что экономическая политика должна фокусироваться на важнейших общественных целях, а в богатых странах такими целями должны стать: экологическая устойчивость, поддержание благополучия, снижение неравенства, усиление устойчивости экономики.

Поскольку рост экономики больше не может гарантировать достижение ни одной из этих целей, властям нужно «выйти за рамки роста», начав движение к этим целям напрямую. Как выразилась Кейт Раворт, автор книги «Экономика пончика», мы должны стать «агностиками роста».

Ключевая причина популярности идеи пост-роста в том, что в последние годы у развитых стран возникли серьёзные проблемы с темпами экономического роста. Ранее вполне нормальные темпа роста на 2-3% ВВП в год стали, как правило, недосягаемы, при этом даже весьма умеренные темпы роста поддерживались исключительно благодаря сверхнизким процентным ставкам и огромным вливаниям денег центробанками.

Экономисты гадают о причинах этого явления, но такой экономический застой явно упрощает разговоры о снижении темпов роста из-за экологических мер, если они действительно будут приняты. Не нужно быть экологом, чтобы понять колоссальную важность ограничения разрушительного влияния экономики на климат и природу Земли; это приоритет.

Полвека назад книга «Пределы роста» была в целом проигнорирована. Если бы этого не случилось, сегодня нам не пришлось бы начинать эту дискуссию снова.

Майкл Джейкобс, профессор политэкономии в Шеффилдском университете, соавтор книги «Рост, антирост или пост-рост?» (издательство Forum for a New Economy, 2022)

Джулия Ликай, экономист Форума новой экономики в Берлине, соавтор книги «Рост, антирост или пост-рост?» (издательство Forum for a New Economy, 2022)

© Project Syndicate 1995-2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
15220 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить