К чему может привести покупка Kcell «Казахтелекомом»

Решение правительства Казахстана – давать добро на покупку сотового оператора или нет – будет озвучено уже совсем скоро

Напомним, в январе 2018 появилось сообщение о том, что АО «Казахтелеком» подало ходатайство в покупке 75% акций Kcell. Заявка эта до сих пор рассматривается Комитетом по регулированию естественных монополий и защите конкуренции Министерства национальной экономики. Сроки рассмотрения ходатайства уже неоднократно продлевались. Недавно стало известно, что возможная сделка изучается совместно ещё и с Министерством информации и коммуникаций. По словам министра национальной экономики Тимура Сулейменова, консультации необходимы в связи с тем, что Мининформ реализует совместно с «Казахтелекомом» ряд инфраструктурных проектов и эти проекты также «сильно влияют на решение». Словом, интрига сохраняется уже несколько месяцев, заставляя волноваться участников рынка, и в первую очередь тех, кого возможная сделка может коснуться непосредственно. Впрочем, наивно полагать, что вопрос этот имеет отношение только к узкому кругу компаний и специалистов. Некоторые эксперты уверены, что в случае одобрения и совершения сделки она затронет миллионы пользователей связи в Казахстане, а сам телеком-рынок Казахстана станет совершенно другим.

И логика здесь простая: национальный оператор связи, сам будучи громадиной, уже владеет третьим по величине сотовым оператором в стране (рыночная доля – около 25%): «Казахтелекому» принадлежит 51% совместного предприятия Tele2/Altel. Кроме того, сохраняется опцион на выкуп оставшейся доли объединённого мобильного оператора. Если «Казахтелекому» разрешат купить лидера - Kcell (занимает 39% рынка), то под контролем оператора-покупателя окажется 2/3 всего мобильного рынка Казахстана.

К чему приведёт такая супермонополия? Одна компания сконцентрирует в своих руках солидную долю телекоммуникационного рынка Казахстана. У «Казахтелекома» и без того было особое положение, но после возможной сделки по покупке Kcell он сосредоточит львиную долю радиочастотного спектра, доходов рынка и покрытия.

Tele2/Altel и Kcell и никак не комментируют возможную сделку. Впрочем, эти компании можно понять – одной уже владеет «Казахтелеком», вторую может купить. Но, что любопытно, и сам потенциальный приобретатель не даёт общественности разъяснений, зачем ему этот актив. В частности, оператор так и не ответил на запрос Forbes.kz, который был направлен в компанию еще в феврале 2018. Вот и приходится рынку и экспертам гадать – зачем «Казахтелеком» взбудоражил рынок и к чему приведет возможная сделка?

Пока с открытым забралом идет Beeline, и это понятно: он рискует остаться единственным неподконтрольным «Казахтелекому» сотовым оператором в стране и боится потерять свою рыночную долю (сейчас – около 35%). Поэтому руководство Beeline открыто выступает против сделки, а руководство материнской компании оператора – холдинга Veon – даже обсуждало эту тему с правительством Казахстана.

Впрочем, Beeline тут не один в поле воин. Так, ещё в феврале 2018, отвечая на запрос Forbes.kz, пресс-служба оператора KazTransCom сообщила: компания приветствует здоровую конкурентную среду. И в настоящий момент возможность этой сделки касается не только игроков телеком-рынка, но практически всех потребителей мобильной связи. Каждый пользователь прекрасно понимает, что чем больше на рынке операторов связи, тем выше конкуренция и, как следствие, лучше качество предоставляемых услуг. Ведь именно борьба за абонента, где главные рычаги – это цена и качество, является своеобразной гарантией для потребителя не только в получении разнообразных предложений и высококачественных услуг, но и в постоянном улучшении и совершенствовании получаемых сервисов.

В KazTransCom заявили, что «Казахтелеком» может получить отказ от госорганов. И для этого есть важное основание: «Если ссылаться на букву закона, то в Предпринимательском кодексе РК отражён следующий постулат: «В случае если по результатам анализа состояния конкуренции на товарном рынке совокупная доля участников экономической концентрации на товарном рынке составляет более 35%, ведомством производится расчёт показателей ограничения конкуренции при совершении экономической концентрации. Ведомством не допускается совершение экономической концентрации, если экономическая концентрация приводит к ограничению конкуренции». В случае осуществления сделки «Казахтелеком» может занять доминирующую долю на рынке мобильной связи. В этой связи, во избежание двойного трактования законодательства, касающегося предпринимательской деятельности, предполагаем, что доминант, у которого, как у национального оператора, уже имеется немало привилегий, вполне может получить отрицательный ответ от Антимонопольного комитета».

Действительно, по существующему антимонопольному законодательству запрещается совершение экономической концентрации, если она приводит к ограничению конкуренции. Так, в соответствии с новой методикой оценки экономической концентрации на товарных рынках, которая действует с 1 января 2018, установлен чёткий порядок проведения оценки. Антимонопольный орган должен будет последовательно дать ответы на следующие вопросы. Во-первых, услуги, предоставляемые «Казахтелекомом» и Kcell, взаимозаменяемые? Во-вторых, совместная доля «Казахтелекома» и Kcell составит более 35%? В-третьих, каков расчёт предусмотренных в методике показателей ограничения конкуренции, которая может возникнуть или усилиться в результате экономической концентрации?

Сделка по приобретению «Казахтелекомом» 75% акций Kcell может превысить все допустимые значения этих показателей ограничения конкуренции, учитывая, что они оказывают взаимозаменяемые услуги, а доля «Казахтелекома» на рынке с учётом его владения Tele2/Altel и так превышает допустимую норму. Интересно, если покупка состоится, готово ли Министерство национальной экономики дать обоснование своего согласия?

Что может произойти, если сделка всё-таки состоится? В пресс-службе KazTransCom, например, так отвечают на этот вопрос: «Вероятнее всего, можно забыть о конкуренции как таковой не только на рынке мобильной, но и на рынке фиксированной связи. Рынок из олигопольного практически превратится в монопольный. На заре вхождения в глобальное информационное общество Казахстан стремился к декомпозиции рынка и двигался в унисон с мировыми тенденциями. Если сделка всё-таки осуществится, то уровень конкуренции в РК снизится в разы. Каковы же возможные последствия этой покупки в перспективе? Высока вероятность изменения тарифов и снижения качества услуг, а также тотального контроля рынка монополистом».

Кстати, сделка может быть очень тяжёлой для «Казахтелекома»: оператор хочет купить компанию, которая стоит дороже его самого. Так, по данным profit.kz на 2 мая 2018, рыночная капитализация «Казахтелекома» составляла 314 млрд тенге ($963 млн), Kcell - 340 млрд тенге ($1,04 млрд). Различные эксперты оценивают 75% пакета Kcell в сумму от $600 млн до $1,2 млрд. Еще 190 млрд тенге может понадобиться компании на выкуп доли в СП Tele2/Altel. Если обе сделки совершатся, на «Казахтелеком» ляжет колоссальная долговая нагрузка. Кстати, смогут ли казахстанские банки выдать оператору кредиты такого объёма, когда многие из них сами получают финансовую поддержку от государства?

Эксперты уверены, что занимать «Казахтелекому» придётся за рубежом. А значит, в валюте. Но если тенге вновь сильно обесценится, из какого источника компания будет платить по кредитам? Будет повышать тарифы? Ведь монополист сможет устанавливать любые цены, диктовать стандарт качества услуг. В условиях отсутствующей рыночной регуляции цен повышение тарифов весьма вероятно, и потребители, особенно в долгосрочной перспективе, это не смогут не почувствовать.

А может, испытывая колоссальную долговую нагрузку, компания попросит фондирования государства? Ведь в случае потребности в инвестициях очевидным становится вопрос привлечения средств из государственных фондов. А это — возможное появление ещё одной нагрузки на бюджет страны.

Или помогут частные акционеры компании, которые сами смогут справиться с кредитами и в случае чего влить в капитал собственные средства?

Остро встает и вопрос управления. Готовы ли владельцы контролировать, развивать и совершенствовать громадную структуру, которая в итоге получится? Учитывая, что даже с возможной частичной приватизацией «Казахтелекома», он всё равно останется государственной компанией. Значит, существенная доля доступа в интернет, к звонкам и сообщениям будет находиться в руках государства. Если частная компания может до определенной степени гарантировать клиентам невмешательство в частную жизнь, то у подконтрольных государству операторов такие гарантии можно ставить под сомнение.

А ещё нельзя исключать, что вся эта история с возможной сделкой может негативно сказаться на инвестиционной привлекательности страны. Какой смысл иностранным компаниям приходить на рынок Казахстана, вкладывать деньги в развитие и строительство, если доходы в дальнейшем будет получать государство, в качестве конечного владельца?

Словом, вопросов потенциальная сделка вызывает множество.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6054 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
21 августа родились
Сагидулла Макашев
генеральный директор АО «АстанаГаз КМГ»
Балтабек Куандыков
президент компании «Меридиан Петролеум», глава Казахстанского общества нефтяников-геологов
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить