Когда Турлов создаст оператора 5G и как это будет?

242223

Эксперты и профучастники обсудили заявление Тимура Турлова о намерении выйти на рынок связи

ФОТО: pixabay.com

В начале июля 2023 года основатель и главный исполнительный директор Freedom Holding Corp. Тимур Турлов (№ 5 в рейтинге 50 богатейших бизнесменов Казахстана – 2023 по версии Forbes Kazakhstan) заявил о намерении «в течение нескольких лет создать абсолютно новый мобильный оператор 5G-стандарта». Как быстро возможно появление в Казахстане нового игрока, усилит ли это конкуренцию на рынке и повысит ли качество услуг связи? Эти вопросы Forbes.kz задал экспертам и профучастникам.

Серьёзные намерения

Судя по всему, намерение г-на Турлова выйти на рынок связи более чем серьезное. В середине июля стало известно, что компания из группы Freedom принимала участие в аукционе на частоты 5G, который прошел в декабре 2022-го (победителем тогда стал консорциум Tele2 и «Кселл»). Кроме того, предприниматель, обозначая свой интерес к рынку связи, не исключил, что «именно телеком станет новым ядром экосистемы» Freedom, в которой, по словам ее создателя, уже почти три десятка компаний. Раньше, заметим, в этой роли он видел брокерский бизнес, а потом – банк, о чем рассказывал в интервью обозревателю Forbes.kz в мае 2023-го.

Что именно и каким образом Тимур Турлов планирует создать, неизвестно. Дополнительной информации, как сообщили в пресс-службе Freedom Holding, пока нет. Сам бизнесмен в своем посте в соцсетях в детали не вдавался и лишь обрисовал идею в общих чертах: «Мы начнем работу практически с нуля, поэтому не будет необходимости поддерживать накопившуюся годами инфраструктуру, оправдывать вложенные в нее средства. Современные технологии позволяют развиваться на порядок быстрее и дешевле».

Точка отсчета

Возможно ли в Казахстане, где пока ни у одного оператора нет полноценной сети 5G, построить сеть, не имея при этом собственной действующей инфраструктуры? «Гипотетически возможно всё», – считает CEO Tele2/Altel Сергей Коньков. Это, по его словам, вопрос ресурсов: финансов, времени, доступа к технологиям и местам для установки оборудования. И также – вопрос рациональности и эффективности такого строительства.

Сергей Коньков
Сергей Коньков
ФОТО: © Юрий Выблов

В качестве стартовой точки для расчета потенциальных инвестиций спикер предлагает использовать стоимость частот. Победители первого и пока единственного в Казахстане аукциона заплатили за ресурс 156,07 млрд тенге. Следующие торги, говорит топ-менеджер, ссылаясь на «различных экспертов», должны начаться с уровня 100 млрд тенге. «Срок можно прогнозировать исходя из текущей ситуации. Пока даже не «расчищены» и полностью не переданы разыгранные более полугода назад частоты (диапазон 3600-3800 МГц частично занят. – F). Так что до следующего аукциона, скорее всего, около двух-трех лет», – предполагает спикер. Точная оценка необходимого времени и потенциальных вложений, по его словам, должна базироваться на множестве вводных: планируемой зоне покрытия, используемых технологиях и т. д.

В пресс-службе Beeline в качестве основных факторов появления в Казахстане еще одного оператора также называют радиочастотный спектр и готовность нового игрока делать многомиллиардные вложения в развитие мобильной сети с нуля. И при этом отмечают, что радиофобия и затянутый процесс оформления разрешительных документов будут сильно тормозить процесс.

Что это будет?

Директор Ассоциации операторов ЦОД и облачных сервисов Светлана Черненко полагает, что речь вряд ли идет о появлении совершенно нового инфраструктурного – спикер подчеркивает это слово – игрока. «Для его создания придется очень много денег «зарыть» в магистрали и в канальную оптико-волоконную инфраструктуру. Я не уверена, что Турлов пойдет этим путем. Скорее всего, он либо поучаствует в приобретении существующего на рынке связи актива, либо создаст виртуального оператора на имеющейся магистральной сети», – предполагает собеседница.

Светлана Черненко
Светлана Черненко
ФОТО: личный архив

Тем более магистральная инфраструктура в Казахстане уже есть. «Ее, конечно, нужно модернизировать и оптимизировать, и это как раз возможно за счет сетей 5G: они строятся поверх существующих сетей. Может быть, именно это Турлов и имеет в виду, говоря о создании независимого оператора с нуля, – что будет инвестировать в базовые станции 5G», – рассуждает Светлана Черненко.

В пресс-службе «Кселл» отметили, что существуют разные механизмы создания нового мобильного оператора. «В ближнем зарубежье, да и в Казахстане, есть примеры использования механизма MVNO (когда оператор сотовой связи использует инфраструктуру другого оператора, продавая услуги под своим брендом. – F)», – прокомментировали там.

Что касается версии с приобретением существующей компании, то здесь вариантов немного: в Казахстане есть три оператора мобильной связи – ТОО «Мобайл Телеком-Сервис» (МТ-С; бренды Тele2, Altel), АО «Кселл» (Kcell, Асtiv) и ТОО «Кар-Тел» (Beeline, izi). При этом заметим, что компания Турлова – АО «Фридом Финанс» – уже имеет долю в одном из них – в АО «Кселл». На 1 октября 2017 года, по данным KASE, она составляла 6,91%, к концу 2017-го увеличилась до 9,08%. К 1 июля 2019-го снизилась до 5,03%, после, по всей видимости, сокращалась еще. Тем не менее Тимур Турлов остается членом совета директоров «Кселл» как представитель акционера – «Фридом Финанс» (на эту позицию его избрали в январе 2019-го и переизбрали на три года в мае 2022-го).

Однако, как предполагает Светлана Черненко, в случае приобретения речь может идти даже не о «розничном» операторе, а о магистральном игроке. «Но их тоже немного. Крупные республиканские – это «Казахтелеком», «Транстелеком» и Jusan Mobile (бывший KazTransCom). Как развернуться на этом поле – тоже непонятно», – говорит эксперт.

Качество страдает от количества

В 2022 году операторов в Казахстане оштрафовали на 1,26 млрд тенге из-за «плохого интернета». «Хорошее соединение иногда отсутствует даже в крупных городах», – высказывал премьер-министр РК Алихан Смаилов главе МЦРИАП Багдату Мусину в январе 2023-го. Позволит ли появление нового игрока улучшить качество связи?

Сергей Коньков отмечает, что прямой зависимости качества связи от количества игроков нет. «Например, в Казахстане всего три оператора, но республика является лидером по скорости интернета среди стран ЕАЭС и Центральной Азии, – аргументирует он. – В некоторых странах с населением как у Казахстана есть три-пять операторов. Если на рынке достаточно действующих игроков, то появление еще одного может, наоборот, негативно повлиять на качество связи – из-за конкуренции за места установки радиооборудования, интерференций (наложения сигнала) и дробления частотного спектра. Кроме того, насыщение территории базовыми станциями может вызвать негативную реакцию со стороны общества – радиофобию».

По словам спикера, еще один возможный негативный эффект – это влияние на стоимость услуг. «Цены гипотетического оператора не смогут быть ниже текущих цен действующих компаний, у которых построение и развитие сетей заняло много лет. Все инвестиции должны окупаться через абонентскую плату. Даже если на начальном этапе будет применяться демпинговая стратегия, то в краткосрочной перспективе это может привести к повышению цен – не только для нового оператора, но и для всего рынка», – поясняет Сергей Коньков. Добавим, что в 2022 году, по данным Агентства по защите конкуренции РК, МЦРИАП получило более 350 жалоб от абонентов на увеличение тарифов и подключение допуслуг в одностороннем порядке, в АЗРК недовольные ростом цен на связь казахстанцы направили более ста жалоб.

Будет ли баттл операторов?

На вопрос, как появление нового игрока повлияет на конкуренцию, ни в Beeline, ни в «Кселл» напрямую отвечать не стали. В Beeline пояснили: потребуется не один год для того, чтобы покрытие 5G стало «таким же повсеместным», как у 4G, а «спрогнозировать, какой будет расстановка сил на рынке телекоммуникаций через пять лет, сложно» (видимо, такой срок в компании отводят Турлову на создание оператора – F).

В «Кселл» заметили, что решение о выходе на такой высококонкурентный рынок, каким является телеком-отрасль в Казахстане, должно приниматься с учетом множества факторов. В компании считают конкуренцию обязательным условием развития рынка. В АЗРК, заметим, рынок сотовой связи Казахстана считают «дуополистичным»: 62% принадлежат группе «Казахтелекома» (куда входят «Кселл» и МТ-С), 38% – Beeline.

Тимур Турлов
Тимур Турлов
ФОТО: © Андрей Лунин

CEO Tele2/Altel отмечает, что в вопросе влияния на конкуренцию нужно исходить из конкретного аспекта. «Если речь идет о качестве, то всё то время, пока строится сеть, конкурировать по качеству невозможно чисто физически, притом что действующие операторы параллельно с этим продолжат развивать свою инфраструктуру, – поясняет Сергей Коньков. – Если о цене, то инвестиции в сеть «с нуля» нужно окупать. Варианты с демпингом возможны, но недолговременны. Если говорить об экосистемных историях дохода потенциального оператора, то нужно понимать, что бизнес в любом случае будет стремиться возместить расходы на создание оператора и затем заработать. Другими словами, деньги будут открыто или скрыто получаться с абонентов».

Ниша с потенциалом

С появлением нового игрока 5G «ничего взрывного на уровне банального потребления не произойдет», уверена Светлана Черненко. На ее взгляд, оператор, которого планирует создать Тимур Турлов, вряд ли будет конкурировать за абонентов и отвоевывать куски рынка. «В своем заявлении Турлов на это и указывает: он не собирается конкурировать только в услугах связи и смотрит на разные новые сервисы вроде телемедицины, электронного образования, безопасности», – говорит собеседница.

В Казахстане, продолжает она, расти за счет новых абонентов уже невозможно: проникновение стабильно удерживается на отметке 140-150%. Поэтому мобильные сети растут за счет новых сервисов. «К тому же в 5G не заходят ради просмотра видосиков и обмена роликами – для этого есть 4G. Сети 5G – про интернет вещей, сервисы для бизнеса, медицину, образование. Сюда же можно отнести умные города, сервисы для промышленности. Это то, к чему рынок идет и в чем нуждается, где есть свободное место и где нужны разработки (они есть в мире, их нет у нас), – говорит эксперт. – Если Турлов посмотрит на нишу разработки и генерации сервисов, то тогда действительно случится прорыв. Даже если он выберет формат виртуального оператора, то будет интересен любому существующему ныне инфраструктурному игроку».

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить