Как COVID-19 повлиял на мировой и казахстанский рынки труда

Forbes Kazakhstan решил поинтересоваться, как пандемия COVID-19 повлияла на этот рынок

ФОТО: Shutterstock/Everett Collection

В начале июля вышел новый доклад Международной организации труда (МОТ). Эксперты, в частности, отмечают, что негативное воздействие пандемии оказалось существеннее, чем предполагалось. По данным МОТ, во втором квартале количество рабочих часов в мире сократилось на 14%, что равно потере 400 млн рабочих мест. Авторы доклада выделяют два возможных сценария развития событий. Оптимистичный: в третьем квартале потери достигнут еще 34 млн рабочих мест, рабочие часы уменьшатся на 1,2%. Пессимистичный: потери рабочих часов достигнут 11,9%, что эквивалентно сокращению 340 млн рабочих мест.

В мае показатели по безработице в США достигли рекордных значений – 13,3%. Последний раз подобные цифры были актуальны в 1982, когда уровень безработицы достиг 10,8%. В последующие два месяца темпы обратного найма в США начали восстанавливаться, поскольку компании стали возобновлять работу, а потребители – возвращаться в магазины и рестораны. При этом, по информации Oxford Economics, средний почасовой заработок сократился на 0,5%.

В Китае рынок труда уверенно восстанавливается. Согласно последним данным, уровень безработицы снизился до 5,7% против 5,9% в марте. Благодаря быстрому выходу из локдауна властям удалось создать 2,3 млн новых рабочих мест.

«Китай будет уделять приоритетное внимание стабилизации занятости и обеспечению базового уровня благосостояния народа в этом году, стремясь создать в городах и поселках более 9 млн новых рабочих мест, а также удерживать уровень безработицы, рассчитанный на основе выборочных обследований, примерно на уровне 6%», – отмечается в июльском докладе правительства.

По словам министра труда и социальной защиты Казахстана Биржана Нурымбетова, в период пандемии число зарегистрированных безработных выросло в 8 раз – с 26,9 тыс. в феврале до 219 тыс. в августе. При этом в марте, согласно данным статкома, численность безработных достигала пиковых 442,6 тыс. Другие цифры у Центра трудовых ресурсов: к апрелю численность безработных составляла 4,2 млн, в мае их число снизилось до 1,1 млн, а в июне – до около 735 тыс. человек.

Эксперты полагают, что более реальную картину можно сформировать, если суммировать число официальных безработных и временно не работающих по причине приостановки деятельности организации. Так, экономист Олжас Тулеуов насчитал 822 тыс. человек – и тогда уровень безработицы составляет не 5%, как указывают в официальных данных, а все 9,5%. Эти цифры выглядят более реальными, учитывая, что официальный уровень безработицы за время пандемии вырос всего на 0,2%, что вряд ли соответствует положению дел.

Главная проблема – как правительство собирается повышать минимальную зарплату. В проекте Стратегического развития страны до 2025 года предусмотрено по­этап­ное повышение МЗП, однако Нурымбетов уже признался, что сейчас «не те времена» и «это расходное мероприятие». В правительстве понимают, что повышение МЗП создаст дополнительное давление на работодателей. С учетом того что инфляция в этом году, по прогнозам S&P, разгонится до 6%, напрашивается вывод: население будет беднеть.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5044 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить