Кредо чиновников: не выполнил старые планы – забудь и напиши новые

Недавно опубликованный проект Стратегии 2025 «оправдал» негативные ожидания. Нет ни качественного анализа выполнения планов Стратегии 2020, ни принципиальных отличий от текущих планов в «новой» модели роста страны

Фото: pixabay.com

По всей видимости, проект стратегического плана развития Казахстана до 2025 (Стратегия 2025) был подготовлен правительством к началу ноября. Министерство экономики, не опубликовав документ, решило сначала обсудить его с независимыми экспертами в Алматы, что и было сделано 7 ноября. Я участвовал на этом обсуждении и написал статью по этому поводу.

Обсуждение Стратегии 2025 в Алматы вызвало большое недоумение, поскольку никто кроме выступающих документ не видел и не имел представления о том, в чем заключается его новизна, а представители правительства даже не стали объяснять этого. В целом, выступления независимых экспертов, которые читали документ, были негативными, и по их высказываниям можно было понять, что ничего принципиально нового не предлагается.

После совещания у меня остался один главный вопрос. В Казахстане уже есть множество неэффективных государственных программ и, если Стратегия 2025 не собирается делать их «перезагрузку», то зачем она вообще нужна?!

27 ноября министр экономики Тимур Сулейменов обсудил с другими экспертами в формате открытого диалога проект Стратегии 2025 теперь уже в Астане. По всей видимости, для этого обсуждения чиновники более внимательно подошли к подбору экспертов: никто уже не сомневался в том, что «новые» стратегические планы правительства насколько хороши.

В этот же день по результатам обсуждения Стратегии-2025 сайт премьер-министра опубликовал аж 7 (!) статей, 6 из которых – интервью с приглашенными экспертами, которые очень положительно отзывались о различных аспектах документа. По всей видимости, на фоне такой «мощной поддержки» уже на следующий день правительство единогласно одобрило этот документ и отправило его на рассмотрение и утверждение президенту.

С моей точки зрения, единственной положительной стороной обсуждения Стратегии 2025 в Астане было то, что стало известно о публикации документа на сайте МНЭ. То есть, у общественности наконец-то появилась возможность сформировать собственную точку зрения на документ, уже утвержденный правительством.

Поверхностный анализ исполнения текущей Стратегии 2020

150-страничный документ Стратегии 2025 повторил стандартную особенность всех госпрограмм и прочих стратегических документов правительства – очень слабый анализ выполнения предыдущих планов. То есть, снова повторяется любимый подход наших чиновников: не выполнил старые планы – забудь и напиши новые.

На сегодня в Казахстане действует стратегический план развития Казахстана до 2020 года (Стратегия 2020), который был утвержден в начале 2010 (десятилетний план). Сейчас заканчивается 2017 год. То есть, как минимум на 70% эти планы должны быть выполнены.  В Стратегии 2020 указывались пять приоритетных направлений деятельности правительства. Давайте посмотрим на исполнение некоторых из них.

Первым направлением являлось то, что Казахстан должен «ускоренно реализовать реформы, которые позволят повысить конкурентоспособность экономики». Это должно было включать меры, результаты которых были бы ощутимы уже в начале десятилетнего периода: создание более благоприятной бизнес-среды, укрепление финансового сектора и совершенствование правовой системы.

По этому направлению сразу же видны прямые проблемы. Прежде всего, финансовый сектор не укрепился, а стал намного хуже. Об отсутствии благоприятной бизнес-среды говорит тот факт, что прямые иностранные инвестиции не идут к нам в секторы, не связанные с добычей природных ресурсов. По поводу выполнения планов по совершенствованию правовой системы тоже большого прогресса не ощущается.

Второе ключевое направление Стратегии 2020 должно было «способствовать ускорению диверсификации экономики Казахстана за счет программ форсированной индустриализации страны и развития инфраструктуры». Это должно было изменить экономическую модель развития страны для перехода от экстенсивного, сырьевого пути развития к индустриально-инновационному.

В «новой» Стратегии 2025 говорится почти то же самое. «Принципиальная трансформация экономики Казахстана требует перехода на новую модель качественного экономического роста, основанную на отказе от приоритета количественного роста, характерного для эпохи высоких цен на нефть, и от главенствующей роли государственного капитализма. Это означает, что на первый план выходят три ключевых фактора экономического роста: повышение производительности и сложности экономики, развитие компетенций, а также привлечение частного капитала.»

Что называется, найдите принципиальную разницу между моделями экономического роста, которые были разработаны 7 лет назад и сейчас. Получается, что за эти годы мы никак не продвинулись по пути перехода от сырьевого развития к индустриально-инновационному.

Интересно отметить, что в Стратегии 2025 с гордостью говорится, что за шесть лет – по итогам 2016 – ВВП вырос в целом на 36,5%, что обеспечило досрочное достижение стратегической цели по росту экономики к 2020 году. При этом, правительство скромно умолчало о том, что практически весь рост был основан на очень высоких ценах на нефть, и как только они упали, сразу же оказалось, что никакого индустриально-инновационного развития у страны нет и в ближайшее время не предвидится.

Также было смешно читать, заявление о том, что в период с 2010 по 2016 доля валовой добавленной стоимости (ВДС) субъектов малого и среднего бизнеса (МСБ) увеличилась с 20,6% до 26,8%. Однако весь этот рост произошел только за счет изменения правительственной методологии в том, кого считать МСБ (об этом прямо говорится в отчетах Комитета по статистике). Если считать эту долю по-старому, то, за этот период доля МСБ даже немного уменьшилась.

Третьим важнейшим направлением «старой» Стратегии 2020 были «инвестиции в будущее – повышение конкурентоспособности человеческого капитала для достижения устойчивого экономического роста, процветания и социального благополучия казахстанцев». Как было сказано в документе, «количество и качество человеческих ресурсов являются основополагающими факторами, определяющими будущее любой страны. Человеческий капитал – это основной двигатель инноваций и повышения эффективности экономики.»

Теперь уже в Стратегии 2025 самой первой из семи «прорывных системных реформ» является «развитие нового человеческого капитала». Как говорится в новом стратегическом плане, «реформа будет направлена на развитие человеческого капитала для устойчивого роста и обеспечение текущих и будущих потребностей экономики». То есть задачи по человеческому капиталу за семь лет не изменились, но осталось непонятным, есть ли прогресс за прошедшие годы, и в чем принципиальная новизна нового подхода?

Развитие человеческого капитала очень сильно зависит от уровня государственных расходов на образование, науку, культуру и так далее. По этому показателю мы сильно отстаём от развитых стран. Однако ни в старой, ни в новой стратегии ничего не говорится о том, когда правительство начнет увеличивать госфинансирование этого важного драйвера роста экономики. По всей видимости, финансирование опять будет осуществляться по остаточному принципу, с тем же результатом, как и при старой стратегии.

По поводу невыполнения старой стратегии еще много чего можно сказать, но теперь хотелось бы немного остановиться на «новой» модели экономического роста и ожидаемых результатах Стратегии 2025.

Из-за чего будут улучшаться показатели экономики?

29 августа этого года правительство утвердило «Прогноз социально-экономического развития Казахстана на 2018-2022» (Прогноз 2022)). При этом утвержденный на прошлой неделе проект Стратегии 2025 имеет плановые показатели развития экономики на промежуточный срок (на 2021 год). То есть, появилась возможность посмотреть, какие «новые» реформы и каким образом улучшат показатели роста экономики. Результаты сравнения очень сильно удивили.

Прежде всего важно отметить, что в Прогнозе 2022 есть отдельная большая глава - «Основные направления и меры экономической политики». На конец августа 2017 этот документ уже включал в себя все новые веяния в экономической политике Казахстана, такие как цифровизация, ускоренная технологическая модернизация экономики, и так далее.

Если сравнить содержание этой главы Прогноза 2022 с полным документом Стратегии 2025, можно легко обнаружить, что содержание мер, предлагаемых в обоих документах, почти полностью идентично. Основное отличие только в том, что Стратегия намного детальнее Прогноза, да и то не всегда. При этом, по непонятной причине, в ноябрьском документе по сравнению с августовским вдруг резко улучшаются планы показателей развития экономики.

Например, если сравнить разделы обоих документов, относящиеся к мерам по развитию финансового рынка Казахстана (банки, фондовый рынок и так далее), видно, что эти разделы полностью схожи как по объему текста, так и по содержанию предлагаемых мер. При этом, согласно Стратегии, на конец 2021 рост кредитного портфеля банковской системы должен быть намного больше, чем по планам, изложенным в Прогнозе.

Так в Прогнозе 2022 ожидается, что с конца 2016 до конца 2021 отношение кредитного портфеля банковской системы к ВВП практически не изменится и даже слегка снизится. А в Стратегии 2025 планируется, что на конец 2021 это соотношение улучшится сразу более чем в 1,5 раза! Остаётся непонятным, откуда вдруг взялось столь невероятное улучшение очень важного драйвера экономики.  

То же самое можно сказать и по самому главному показателю, демонстрирующему, насколько близко мы приблизились к тридцатке самых развитых стран - ВВП на душу населения в долларах США. Этот показатель на конец 2016 года составлял $7,7 тыс., что в разы меньше чем у развитых стран. В Прогнозе 2022 планируется, что на конец 2021 этот показатель составит $11 тыс. В Стратегии 2025 на конец этого же срока показатель улучшен до $13,2 тыс. И тоже не ясно, за счет чего улучшится этот показатель. Как говорилось выше, если сверить предлагаемые меры развитию экономики в обоих документах, можно легко обнаружить, что они практически полностью идентичны, и ничего принципиально нового не предлагается. В целом, это даже не конкретные планы, а просто ни чему не обязывающие лозунги.

Например, в Стратегии 2025 есть инициатива №2.4, в которой говорится, что правительством «будут разработаны и внедрены меры стимулирования компаний на обновление оборудования, необходимого для модернизации производства и закупки новых решений (например, 3D-принтеры, автоматизированные дроны, сенсоры и т.д.). Данные меры будут включать как финансовые, так и нефинансовые льготы, информационную поддержку и прочее.». Идентичный лозунг был в программе форсированной индустриализации Казахстана 2010-2014, только в нем, вместо 3D-принтеров и дронов речь шла о роботизации и о чем-то еще. То есть, это общее пожелание правительства по модернизации производства существует уже давно, а результаты где?

Что касается роста ВВП на душу населения в Стратегии 2025, то позже я всё-таки нашел причину его улучшения по сравнению Прогнозом 2022,  - это опять рост цен на нефть! Так. в Прогнозе цена на нефть на весь период установлена в $45 за баррель марки Brent, а в Стратегии на все года она уставлена на уровне $55 за баррель. Рост цены на нефть на 22% за весь рассматриваемый период несомненно даст прирост ВВП на душу населения с $11 тыс. до $13,2 тыс. к 2021.

Что называется, вот тебе и «новая» «качественная» модель рост экономики – переход от сырьевого пути развития к индустриально-инновационному!

Но это не все плохие новости по показателю «ВВП на душу населения в долларах США». Так, в обоих документах планируется, что при одинаковой цене на нефть за весь период курс тенге к доллару США останется неизменным. По Стратегии 2025 при цене на нефть $55 за баррель курс на весь планируемый период взят на уровне 330 KZT/USD. Это очень большая ошибка в прогнозировании ВВП на душу населения в долларах США.

Инфляция в стране означает обесценение стоимости национальной валюты. Разница в инфляции между США и Казахстаном будет обесценивать тенге к доллару США в прямой зависимости. Поэтому курс тенге к доллару по годам надо было обесценивать в пропорции на прогнозную разницу инфляций между странами. В результате при неизменной цене на нефть к концу 2021 года курс тенге очень значительно девальвирует с уровня 330 на конец 2017. Поскольку изначально прогнозные данные по экономике строятся в тенге, то из-за девальвации нацвалюты правительство никак не сможет достичь ВВП на душу населения в $11 тыс. по Прогнозу и в $13,2 тыс. по Стратегии.

Игры в разгосударствление экономики

Я уже писал и детально обосновывал, что главным препятствием для успешного развития экономики Казахстана является чрезвычайно большая доля государства в рыночной экономике. Казалось бы, глава государства прекрасно осознает важность этого вопроса и еще в феврале 2014 дал поручение: «До 2020 года доля государственной собственности должна быть доведена до уровня стран ОЭСР - 15% от ВВП». При этом, несмотря на все программы приватизации, эта доля выросла и продолжает расти.

Теперь, если вы посмотрите в Стратегии 2025 поставленную задачу «Повышение эффективности программы приватизации», то увидите лишь небольшой набор стандартах лозунгов, которые мы постоянно слышим после финансового кризиса 2007-2009. Однако, это не самая плохая новость по разгосударствлению экономики Казахстана.

Долю государственной собственности к ВВП можно считать разными способами, однако в Казахстане она однозначно в разы больше чем средний уровень в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР. С этой точки зрения просто поразили цифровые планы правительства по приватизации. В частности, в Стратегии 2025 говорится, что «Доля предприятий с государственным участием в экономике», рассчитанная как доля производимой валовой добавленной стоимости (ВДС) госкомпаний в ВВП, в 2016 составила 18,3%, и в 2020 должна составить 15%.

То есть, получается, что ситуация с этим в Казахстане не принципиально хуже, чем в странах ОЭСР, и осталось лишь слегка уменьшить ее. Но это лишь манипуляции с цифрами, и за доказательствами тому далеко ходить не надо.

В июле этого года ОЭСР выпустила большой отчет - Комплексный обзор страны (Казахстан, часть 2), где был сделан углубленный анализ и даны рекомендации для того, чтобы страна смогла стать одной из 30 ведущих мировых экономик к 2050 году. По моему мнению, документ получился очень неплохим, но, судя по Стратегии 2025, правительство решило положить его под сукно.

В этом документе ОЭСР есть отдельная большая глава, которая называется «Приватизация и роль государства в экономике». В ней напрямую говорится о том, что имелось в виду, когда глава государства говорил, что уровень стран ОЭСР - 15% от ВВП (стр. 135 отчета). В документе ОЭСР указывается, что в 2011 ОЭСР проводило исследование в странах - членах этой организации ,и 15% означает отношение активов госкомпаний (asset valuation) к ВВП, а не ВДС. При этом далее в отчете ОЭСР говорится, что на конец 2015 этот показатель оценивался на уровне 30%-40%.

Потом идет еще более интересная информация. Так, на странице 151 говорится, что в конце 2015 министр экономики Ерблолат Досаев на заседании под руководством первого заместителя премьер-министра Бакытжана Сагинтаева по поводу достижения этого показателя специально отмечал, что рыночная стоимость активов госкомпаний может быть гораздо ниже их бухгалтерской стоимости.

То есть, еще в 2015 сегодняшние премьер-министр и его заместитель планировали сократить долю государства в рыночной экономике как минимум в 2-2,5 раза, а в конце 2017 они изменили свою точку зрения и говорят, что потребуется лишь небольшое сокращение доли госкомпаний с 18,3% до 15%.

В целом, глава «Приватизация и роль государства в экономике» отчета ОЭСР получилась очень хорошей. При этом разработчики Стратегии 2025 никак не использовали эту работу. Если бы правительство целиком приняло эти рекомендации и включило их в стратегический план развития Казахстана, только тогда можно было бы смело сказать, что осуществляется полная «перезагрузка» политики по разгосударствлению экономики и начинает использоваться новая модель экономического роста.

То же самое можно сказать и о других главных разделах отчёта ОЭСР: «Диверсификация и устойчивость в Казахстане», «Мобилизация финансового сектора для трансформации экономики» и так далее. Однако, как говорится, это уже совсем другая история.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

, экономист

 

Статистика

2153
просмотра
 
 
Загрузка...