Айдын Бикебай: Почему появляются «карманные» адвокаты

В последнее время часто высказываются критические мнения в отношении адвокатов, вступающих в дело по назначению органа, ведущего уголовный процесс. Приводятся примеры, когда адвокаты по назначению работают в интересах следствия, а не своего подзащитного. В этой связи решил прояснить ситуацию

Айдын Бикебай
ФОТО: личный архив
Айдын Бикебай

Вначале хочу отметить: абсолютное большинство адвокатов работают добросовестно и в интересах подзащитных. Вместе с тем проблема «карманных» адвокатов имеется и носит распространённый характер. Адвокатура самостоятельно борется с ней путём системного повышения квалификации адвокатов, организации специальных тренингов, ведения разъяснительной работы и применения наказаний. В прошлом году наши дискомиссии наказали за различные нарушения этики и законодательства более 180 адвокатов. С апреля прошлого года действует независимая дискомиссия при Республиканской коллегии адвокатов с участием представителей общественности. Однако это скорее всего борьба с последствиями проблемы, а не с ее причинами, которые содержатся в законодательстве и в действиях госорганов. Их должно устранять государство. Вот вкратце основные причины проблемы.

Первая. Вход в адвокатскую профессию контролирует не коллегия адвокатов, а государство. Лицо, желающее стать адвокатом, сдаёт экзамен аттестационной комиссии при территориальных органах юстиции, а не при коллегиях адвокатов. Председатель и большинство членов данной комиссии - это лица, не являющиеся адвокатами. Лицензию лицу, сдавшему этот экзамен, выдаёт также государство. Таким образом допуск в профессию осуществляет не адвокатура.

Конечно, с нашей стороны тоже есть проблемы, и они последовательно решаются. Недавно были внесены изменения в правила прохождения стажировки, чтобы стажёры обязательно проходили теоретическую подготовку по специальности и чтобы действующие сотрудники правоохранительных органов не могли проходить стажировку в адвокатуре. Прохождение стажировки лицами, являющимися процессуальными оппонентами адвокатов, само по себе неэтично и противоречит интересам и госслужбы, и адвокатуры. Но самое главное - это входные экзамены. Они должны быть переданы адвокатуре, и тогда она будет нести полную моральную и правовую ответственность за всех, кто в ее рядах.

Вторая. В рамках адвокатских экзаменов с кандидатом не проводят устного собеседования, никто не проверяет его моральные и психологические качества. При поступлении на работу в правоохранительные органы и судебную систему каждый кандидат проходит многочисленные собеседования и согласования с целью проверки, в том числе поведенческих индикаторов, необходимых для работы судьей или прокурором. Но при приёме в адвокатскую профессию такой этап не предусмотрен. В итоге адвокатами зачастую становятся случайные кадры. За их действия нам бывает стыдно, хотя они вошли в профессию по правилам, которые не мы определяли.

Третья. Адвокат, участвующий в программе гарантированной государством юридической помощи, на самом деле зависит от следователя и судьи. В этом критики правы. В нашем законодательстве определено, что основанием для оплаты работы адвоката по государственной программе является постановление следователя или судьи. Понятно, что адвокату, который забрасывает следователя ходатайствами, постоянно жалуется на него и иным образом активно защищает клиента, следователь может затянуть с оплатой, снизить объем выполненной работы и иным образом препятствовать. Эта финансовая зависимость от процессуального оппонента унизительна, противоречит идее и смыслу работы адвоката, изначально делает неэффективным защиту прав подзащитных и создает основу для появления «карманных» адвокатов.

Четвёртая. Имеются случаи, когда органы, ведущие уголовный процесс, сами выбирают адвокатов, которые будут им оппонировать. Об этих фактах территориальные коллегии адвокатов не уведомляются. Такие действия ничего общего с защитой прав граждан не имеют. Это откровенное попрание конституционного права гражданина на получение квалифицированной юридической помощи. Выбор адвоката, назначаемого за счёт государства, должны осуществлять сами подзащитные или наши территориальные коллегии либо же должен быть «слепой» выбор в информационной системе. Наши требования об искоренении порочной практики выбора следователем адвоката остаются без должного внимания.

Пятая. Объем финансирования и ставки оплаты за работу адвоката по программе гарантированной государством юридической помощи чрезмерно низкие. На финансирование помощи адвокатов в госбюджете предусмотрено около 2 млрд тенге. Это на работу около 1800 адвокатов по нескольким десяткам тысяч уголовных дел. В среднем на одного адвоката выходит около 80 тысяч тенге в месяц. При этом фактическая сумма гораздо меньше. Для сравнения, только на повышение квалификации сотрудников правоохранительных органов государство ежегодно тратит 2,5 млрд тенге, а на их содержание - около 1 трлн тенге.

Кроме того, тарификация оплаты помощи адвоката проводится в минутах, а не в часах. Согласно действующему законодательству расчет оплаты труда для всех профессий определяют в часах, днях и месяцах. Но только для адвокатов считают в минутах. Причины дискриминационного отношения к адвокатам непонятны. Мы видим, что зачастую адвокатам за участие в процессуальных действиях насчитывают 200-300 тенге. Адвокат на дорогу до здания правоохранительного органа тратит больше, чем ему государство платит. Все это дестимулирует хороших адвокатов работать по данной государственной программе и, наоборот, стимулирует появление удобных следователям адвокатов.

Как видно из изложенного, государственная программа гарантированной юридической помощи не обеспечивает в должной мере защиту прав граждан, вовлеченных в орбиту уголовного преследования. За последние два года произошло двукратное сокращение числа адвокатов, работающих по этой программе, с 62% до 31%. Программу необходимо кардинально пересмотреть. О проблеме только в этом году мы заявили на пленарном заседании мажилиса, в Министерстве юстиции, Генеральной прокуратуре и других госорганах, а также рассказали в интервью на Хабаре, в статьях в «Казправде» и «Егемен Казахстан».

В этом году после ряда наших встреч и обсуждений Минюст подготовил проект постановления правительства о повышенной оплате труда адвокатов в ночное время и выходные дни. Проект сейчас находится в канцелярии премьер-министра. При этом вопрос часовой тарификации труда адвоката, повышения ставок по программе гарантированной государством юридической помощи, снятия зависимости адвоката от следователя и судьи до сих пор висит. Несмотря на то что предлагается решить лишь одну небольшую часть общей проблематики, президиум Республиканской коллегии адвокатов высказался за принятие этого постановления. Вместе с тем необходимы более кардинальные действия.

Республиканская коллегия адвокатов нацелена проводить реформы, подготовлен целый пакет поправок в законодательство, самостоятельно производятся расчёты ставок по госпрограмме, подготовлены обоснования, направлены обращения во всевозможные инстанции, проведены множество встреч и обсуждений, но решение - за государством. Мы знаем одно: тянуть дальше с исправлением очевидных вещей нельзя.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
11437 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить