Научный подход

Министерство взялось за развитие науки в стране. Какие перемены нас ждут?

Архив пресс-службы

Наука – один из самых болезненных вопросов в нашей стране. Огромный разрыв между ожиданиями и реальностью, необходимость в существенных инвестициях при достаточно длительном сроке окупаемости – и та без абсолютных гарантий – наряду с другими проблемами в самой индустрии длительное время тормозили развитие науки и всей научной сферы в Казахстане. Более того, былая слава советской академической мысли, геройские прорывы вроде запуска спутника или создания водородной бомбы, да и сама атмосфера постоянного научного противоборства в условиях холодной войны оставили в какой-то мере завышенные требования к получению результата, тогда как механизм его достижения в нынешней республике совершенно не выработан. 

В 2011 году был принят очередной Закон «О науке», заменивший собой одноименный закон от 2001 года. Этот закон был направлен на реализацию новой модели управления наукой, усиливал роль ученых, а также выводил науку из сферы действия закона о государственных закупках. Однако фактически новая доктрина развития науки привела к избыточному администрированию программ научных исследований. 

«Возникает совершенно закономерный вопрос: что нужно для развития науки? Три составляющие. Во-первых, кадры в научной сфере, во-вторых, инфраструктура, в-третьих, финансирование», – отмечает Ербол Сулейменов, заместитель председателя Комитета науки МОН РК.

В связи с этим Комитет науки МОН РК рассмотрел и включил в отраслевую программу развития науки ряд новых мер, предложенных в мае 2013 года научно-образовательным фондом «Аспандау». Разработанный НОФ «Аспандау» проект политики развития науки РК «Информационное общество – 2030» призван преодолеть разрыв между образованием и наукой.

Однако, прежде чем браться за оценку этого проекта, нужно четко понять существующие проблемы и причины их появления, а также взглянуть на всю историю развития отрасли в стране.

Советское наследие 

279 научных учреждений и их кадровое обеспечение, близкое к лидерам мировой науки, – то, что Казахстан унаследовал от СССР. Численность специалистов, выполняющих научные и технологические работы, достигала 39,4 тыс. человек. У нас были свои научные школы в металлогении, металлургии и горном деле, физике, математике и космических исследованиях, химии, биохимии и физиологии человека, биологии и медицине, аграрной науке и ботанике, а также в географии.

Общее число научно-исследовательских, проектно-конструкторских организаций и вузов в Казахстане на конец 1994 года составляло 406 единиц. Из них научно-технической деятельностью (НИОКР) занимались 283 научных учреждения. Однако из-за кризисного сокращения финансирования из государственного бюджета к 1996 году число работников в этой сфере сократилось с 50,6 тыс. человек в 1990 году до 20,6 тыс. 

Требовалось формирование научно-технической политики в условиях рыночной экономики. С 1995 года была внедрена система регистрации научно-технических программ, создан механизм независимой научно-технической экспертизы всех проектов и разработок, а также сформированы национальные научные центры – принципиально новая для Казахстана форма организации исследований, которая позволила объединить чисто научные организации с мощным прикладным потенциалом научно-технических центров и полигонов СССР.

Несмотря на эти меры научно-технической политики, кризис в экономике 1990-х привел к резкому сокращению объемов спроса на НИОКР, особенно для отраслевой науки, потенциал которой мог быть практически потерян. Численность работников этой сферы продолжала снижаться и к 2000 году достигла цифры 14,76 тыс.

Таким образом, по сравнению с 1990 годом персонал науки сократился в 3 раза, а затраты на НИОКР – в 6,6 раза. Более того, развитие науки, как и образования, все более отклонялось от потребностей реального сектора экономики. Если в 1992 году доля докторов и кандидатов наук в области естественно-технических и социально-гуманитарных наук практически совпадала (40 и 41,5% соответственно), то в дальнейшем доля гуманитариев увеличивается до 45% в 1999 году и до 50,0% в 2003 году, а в технических специальностях уменьшается до 36,7%. 

Запуск инновационного процесса 

В июле 2001 года был принят Закон РК №225 «О науке», соответствующий новым реалиям выхода Казахстана из этапа кризисного развития. Начала внедряться новая модель управления наукой, учитывающая опыт таких государств, как Финляндия, США и Южная Корея. Отныне финансированием обеспечивались не научные учреждения, а научно-исследовательские проекты. 

Это привело к перераспределению части бюджета МОН РК между отраслевыми министерствами. С использованием норм закона удалось укрепить целевое использование бюджетного финансирования НИОКР на основе конкурсных госзаказов, а также начать аттестацию научных организаций.

В 2003 году разработана Стратегия индустриально-инновационного развития РК до 2015 года. Объем произведенного ВВП в 2003 году (около 4,5 трлн тенге) был в основном обеспечен за счет нефтегазового комплекса. Учитывая это, Казахстан должен был разработать долговременную модель постепенного перехода от сырьевой экономики к сервисно-технологической, с высоким уровнем развития ориентированных на экспорт производств. 

К 2006 году в рамках Стратегии индустриально-инновационного развития и Программы по формированию и развитию национальной инновационной системы было реализовано 520 инвестиционных проектов. Начато финансирование 90 проектов стоимостью $2,2 млрд.

Архив пресс-службы

Интеграция науки и образования

В этом же году решением правительства РК проведен комплексный аудит научного потенциала страны, выявлены его сильные и слабые стороны. К этой работе были привлечены ведущие ученые Национальной академии наук США. По итогам данного аудита были определены пять приоритетов развития казахстанской науки: нанотехнологии, биотехнологии, технологии для углеводородного, горно-металлургического секторов и связанных с ними сервисов, ядерные технологии и технологии возобновляемой энергетики, а также информационные и космические технологии.

Однако в сфере практического освоения научных достижений ситуация продолжала оставаться сложной. Недостаточными темпами формировалась технологическая инфраструктура, способная эффективно превращать научные результаты в инновационные продукты и технологии. Не удалось в должной мере заинтересовать бизнес во вложении средств в эту сферу.

Возникло понимание, что реализация стратегических наукоемких технологий невозможна без госпрограмм, так как рыночная конкуренция еще не стала реальным механизмом научно-технического прогресса. Поэтому и возникла идея создания научно-технологических холдингов, государственных по форме, но рыночных по содержанию.

В 2007 году был создан национальный научно-технологический холдинг «Самгау». В стране один за другим открываются новые технологические парки. Так, в период с 2007 по 2008 год создано 20 научных лабораторий открытого типа с современным оборудованием. В Назарбаев университете создано три научных центра мирового уровня, ориентированных на конкретный выход результатов исследований в производство, в коммерческие инновации. Начат процесс создания университетов, имеющих в своем составе научно-исследовательские институты и центры, такие как Казахстанско-Британский технический университет с 10 научно-исследовательскими лабораториями, Институт химических наук им. А.Б. Бектурова и Институт органического катализа и электрохимии им. Д.В. Сокольского. В Астане построен новый Национальный центр биотехнологий.

За 2007–2010 годы объем финансирования научных исследований увеличился с 16,9 до 20 млрд тенге. Действует свыше 400 научных организаций, в НИИ и вузах работают 22 тыс. ученых с научными степенями докторов и кандидатов наук, докторов философии Ph.D. Стажировку в зарубежных научных организациях прошли более 400 казахстанских ученых. Реализуется 27 крупных международных проектов. Совместно с Всемирным банком запущен проект «Коммерциализация технологий». 30 ноября 2010 года закреплен показатель повышения доли затрат на НИОКР до 1% ВВП (в 2009 году он составлял 0,23%).

Новый курс

Главная проблема науки Казахстана на сегодняшний день – это отсутствие кадров. Специалистам необходима мощная образовательная база, а далее научная среда, где они сумели бы  применять полученные навыки. Однако таковой среды в Казахстане нет, что и ведет к «утечке мозгов» из страны.

В республике существует дефицит кадров высшей квалификации даже для таких базовых отраслей, как добыча, переработка и транспортировка полезных ископаемых, а также механика и машиностроение, не говоря уже о приборостроении, информатике и биотехнологиях. И все принятые организационно-правовые меры не смогут разрешить эту проблему. 

В связи с этим НОФ «Аспандау» в своем проекте предлагает внедрение национальной модели непрерывного академического образования, личностно ориентированного подхода, а также формирование научных школ в старших классах средней школы.

Что это означает? Фонд предлагает переработать существующие образовательные требования и технологии. К примеру, содержание и формы общеобязательных государственных экзаменов, таких как ПГК и ЕНТ. Одним из пунктов программы значится запрет на включение в тесты «легко и постоянно изменяющихся единичных фактов справочного характера, зависящих от произвола отдельных субъектов деятельности и не повышающих уровень организованности знаний о предмете».

Формирование научных школ как ключевого фактора научно-образовательного процесса. Этот пункт является наиболее сложным по своему практическому решению. Основой связи науки и образования должны служить вузы, как это принято в Европе. Академия наук является лишь общественным объединением, влияющим на общие условия и направления развития науки. Наука должна прорабатывать свои открытия в коллективных дискуссиях образовательного процесса, а образование должно сохранять свою научную направленность и не становиться все более узкоспециализированным, «ремесленным», под названием «профессиональное образование для индустриальной рабочей силы».

Для создания научных школ предлагается организовать научно-образовательный портал в виде открытой социальной сети; создать постоянно действующие в рамках общественных объединений научно-методологические семинары; ввести в средней, старшей и высшей школе факультативные и обязательные научные семинары по наиболее актуальным и дискуссионным темам передовых научных исследований и другие меры. Все это делается для тесного соединения практики научных исследований с теоретической школьной подготовкой.

Чтобы мотивировать магистрантов, докторантов и их научных руководителей на генерацию новых знаний в их квалификационных диссертациях, фонд предлагает следующие меры:

– диссертационные исследования проводить только по научным проблемам, имеющим уже финансирование;

– образовательные программы и сдачу экзаменов по ним привязывать к теме диссертаций;

– избавить диссертации от аналитического обзора побочных результатов исследований и сконцентрировать их на публикации добытых диссертантами новых знаний в журналах с как можно более высоким пакт-фактором;

– научным руководителям изыскивать источники финансирования с целью консультаций и проведения исследований в зарубежных лабораториях;

– выделять на научное руководство одним докторантом 12–14 кредит-часов в один учебный год, чтобы это составляло половину годовой нагрузки научного руководителя.

В политике развития науки РК «Информационное общество – 2030» в ряде системных мер также значится пункт о создании Корпуса профессиональных просветителей (КПП) – профессиональной организации материально независимых и морально устойчивых преподавателей. В рамках этой программы намечено осуществление четырех пунктов. Во-первых, ежегодный отбор на государственный грант «Лучший преподаватель вуза» среди 200 молодых преподавателей с возможностью направления их на годичное повышение квалификации в ведущие университеты мира и/или вступления в члены КПП. Второй шаг – реорганизовать, реструктурировать и/или расширить программу «Болашак» в части направления за рубеж вместо 3000 студентов-добровольцев на год обучения 6000 преподавателей на обязательные полгода переподготовки, которые будут предупреждены о необходимости выбора и изучения иностранного языка за два года вперед. «Данная мера позволит объективно аттестовать весь профессорско-преподавательский состав на предмет академических способностей и переподготовить за четыре года более 90% всего профессорско-преподавательского состава страны», – пишут создатели программы. 

Интересен еще и следующий пункт: равный доступ и отбор контингента к качественному образованию. В программе значится, что выходцы из сельских малокомплектных школ, люди с ограниченными возможностями и так далее, включая заключенных, смогут получить 100%-ную возможность дистанционного обучения. Другой пункт – запрет на допуск к высшему образованию лицам, не соответствующим минимальным публичным академическим требованиям, даже тем, кто оплачивает обу­чение самостоятельно. Механизм развития также вводит право вузов дополнять требования по ЕНТ внутренними требованиями, к примеру по написанию эссе; образовательные гранты только для малообеспеченных граждан; обязательная квота в размере 50% по программе «Болашак» для выходцев из села и малообеспеченных семей, успешно сдавших минимально необходимые требования по данной программе.

Не менее важен вопрос финансирования. Кристофер Левелин Смит, бывший гендиректор Европейского центра ядерных исследований (CERN), как-то сказал, что фундаментальная наука удовлетворяет интересы общества в целом, но при этом не приносит персональной выгоды отдельным инвесторам. Это действительно так. Научной сфере Казахстана остро не хватает средств на развитие, средств государственных, потому что никто другой не будет финансировать теоретические изыскания.

Если на развитие науки в год инвестируется менее 1% ВВП страны, то наука в этой стране как социальный институт, по сути, прекращается. В Казахстане за последние 20 лет инвестировались в науку ежегодно лишь десятые доли процента от ВВП. Поэтому наука у нас в коме. Политика развития науки должна быть акцентирована на выводе ее из коматозного состояния, однако резкое увеличение финансирования науке скорее навредит, чем поможет. Очень многие процессы и кадры в науке не готовы к адекватному, полезному для научно-технического прогресса освоению положенных средств.

Необходимо сравнивать динамику финансирования науки с динамикой ее результативности в виде количества публикаций научных статей в изданиях с высоким «импакт-фактором», патентов на изобретения и иных продуктов интеллектуальной собственности. Финансирование науки, следовательно, необходимо осуществлять лишь на основе анализа выявленной корреляции между динамикой финансирования и результативности науки.

Архив пресс-службы

Мир будущего

Информационное общество, о котором часто говорили футурологи как о «постиндустриальном» и «технотронном», в глобальном смысле уже состоялось. Сможет ли наша страна осознать этот факт и, что важнее, сможет ли соответствовать ему, чтобы не исчезнуть как государство? Произойдет это только в том случае, если развитию информационных технологий будет соответствовать развитие информационной культуры в обществе, если в системе образования будет формироваться новый тип личности, открытый к общению, индивидуальной конкуренции и постоянным инновациям. Если Казахстан сумеет перенести в XXI веке тотальную «интеллектуализацию» общества, то еще есть вероятность того, что он займет пусть не первое, но достойное место в мировом научно-техническом прогрессе.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8205 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторах:
Загрузка...
27 января родились
Виктор Кышпанаков
заместитель председателя правления АО «BCC Invest», член совета директоров KASE
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить