Уроки французского

Как специалисты по устойчивому строительству решают проблемы урбанизации

фото: Алексей Банцикин

В Казахстане много говорится об устойчивом развитии, зеленой экономике, есть и осуществленные проекты, но все равно не покидает ощущение некой эклектики и отсутствия системного подхода. Например, в Астане скоро массово поменяют не так давно купленные городские автобусы на еще более продвинутые газовые, производства Iveco. И в это же время в задыхающемся от смога Алматы ездят дизельные китайские Yutong, тоже нестарые, но уже изрыгающие клубы черного дыма. На Балхаше возводится угольная ТЭЦ, а в нацио­нальном парке собираются строить горнолыжный курорт со сметой на автопарковку в $40 млн. Да и в новой части Астаны не так уж все устойчиво – что будет с этими дворцами и пирамидами, когда подешевеет нефть и содержать огромные, но не приносящие никакого дохода здания станет проблематично?

От Эйфеля Байтереку

Впрочем, есть и хорошие новости – французское правительство в честь ЭКСПО-2017 дарит казахстанской столице проект Astainable® – работающую модель планирования в 3D, где внедрены самые успешные ноу-хау в области устойчивого развития городов. Компания Eiffage (именно в нее влилось конструкторское бюро Густава Эйфеля после смерти знаменитого француза, четвертая в Европе по продажам в своем секторе), получив всю информацию об Астане у ее акимата, в течение года разработает программу, которая не только рассчитает экологические, экономические, урбанистические последствия любых новых проектов в столице, но и предложит различные варианты решений.

Директор департамента устойчивого развития Eiffage Валери Давид отмечает в беседе с Forbes Kazakhstan, что компания впервые применяет VivaPolis – проект устойчивого градостроения – для иностранного государства: «Это не так просто. Мы делаем некий мастер-план в трехмерном изображении, где есть все – транспортная сеть, канализационная, водоснабжение, парки, строительные объекты. Затем вводим туда параметры нового объекта или проекта и смотрим, как это скажется на жизни города до 2050 года. Это инструмент дизайна городов будущего».

Концентрация людей в городах – общемировая тенденция, и главные сопутствующие проблемы – это вода, отходы и пробки. «Но вам повезло – у вас больше финансовых возможностей, чем в некоторых других странах. Мы хотим предоставить вам всю панель возможностей, которая есть», – заявляет Давид. По-настоящему устойчивое решение, по ее словам, не может ограничиваться каким-то одним сектором. «Иначе можно наткнуться на решение, которое выглядит правильным, но на самом деле – ложное. Так произошло с первыми солнечными электростанциями, для установки которых были освобождены от леса и забетонированы огромные площади на Карибских и Антильских островах», – говорит Валери.

Правильно - не обязательно дорого

Само по себе здание, соответствующее современным экологическим стандартам, не прибавит устойчивости, если рядом нет трамвая или метро. «То, что вы выиграете на здании, вы проиграете на выбросах двигателей внутреннего сгорания. Это не проект, если рассматривается лишь какая-то одна составная», – поясняет Валери.

Вообще, в Eiffage устойчивость – это прикладная философия. Среди проектов компании – стадион, половина поля которого при надобности сворачивается и отъезжает, чтобы на его месте возник концертный зал: «Согласно исследованиям, футбольные арены полностью задействованы 45 дней в году, а в современных городах все структуры должны быть повышенной интенсивности использования». Морские ветрогенераторы, платформы которых обработаны специальным покрытием, чтобы привлекать водную флору: «Там в некоторых местах теперь развелось столько рыбы». Полукупол в Гренобле, прикрывший химзавод со стороны города с учетом розы ветров, попутно ликвидировавший световое загрязнение да еще и являющий собой самостоятельную эстетическую ценность, поскольку засажен цветами и деревьями. Чем не идея для Усть-Каменогорска, заводы которого уже полстолетия отравляют воздух?

При строительстве высокоскоростных железных дорог Eiffage «объезжает» леса и болота и предусматривает подземные и надземные переходы для животных. «Высокоскоростная дорога не может быть прямой, она должна учитывать гидравлические и экологические потоки, – говорит Валери и ужасается чуть не осуществленному в Казахстане проекту дороги Астана – Алматы через озеро Балхаш: – Какой кошмар, этого нельзя делать! Надо сразу в условиях тендера оговаривать все важные критерии, потому что некоторые иностранные компании предлагают такое, чего никогда не посмеют сделать в Европе».

Правильно – это не обязательно дорого, утверждает Валери: «Если вы только строитель, то устойчивый проект выходит на 5–6% дороже. Но если вы еще и эксплуатирующее предприятие, то это вам ничего не стоит – проекты по стандартам устойчивого развития гораздо быстрее получают все разрешения и лицензии, охотно и под меньшие проценты кредитуются банками: экологические риски стоят дорого, во всяком случае в Европе».

Прекрасная Сonfluence

Сейчас во Франции осуществляется такой комплексный проект. В Лионе, там, где сливаются реки Рона и Сона, есть длинный участок суши в центре города в форме полуострова (французы это место называют сonfluence, то есть слияние). Исторически там были индустриальная зона и порт. Но гавань перенесли, заводы тоже переехали за город, и район стал местом обитания социально неблагополучных и криминальных элементов. Выглядело все это, надо полагать, довольно уныло, поскольку и сейчас участки, не преображенные реконструкцией, напоминают карагандинский Майкудук конца 90-х.

В 1999 году для благоустройства этой территории и включения ее в сити-центр была создана компания Lyon Confluence. Из бюджета на очистку от химических и промышленных загрязнений этой территории было направлено 20 млн евро. «Надо было привлечь инвесторов. И мы решили выбрать такую концепцию, которая сделает это место кварталом будущего в рамках устойчивого развития, – амбициозный, широкомасштабный проект», – рассказывает директор по связям и взаимодействию Lyon Confluence Бенуа Барде.

Но городские власти не хотели размаха – они лишь желали убрать бельмо в виде неблагополучного района за максимально малые деньги. «Самое хорошее, что мы сделали, это не слушали, что говорят лионцы, – улыбается Барде. – Нашли организацию, которая вливает инвестиции в старые европейские страны, это нам очень помогло». 

Проект был подключен к европейской программе устойчивого развития и даже стал ее лауреатом за свои здания, которые на 80% питаются энергией из возобновляемых источников, а в целом сократили среднее энергопотребление на бытовые нужды в 4 раза. 

Первоначальные инвестиции составили примерно 100 млн евро в инфраструктуру и 200 млн евро в строительство мест общественного пользования (спортивные залы, школы и т.д.) и их оборудование. Потом пришли частные инвесторы, и каждый евро привлек еще два. 

Когда все начиналось, на этой территории проживало 7 тыс. человек и работало еще 6 тыс. Сейчас здесь около 10 тыс. жителей и 13 тыс. работников. Предполагается, что к концу проекта, в 2027 году, в Confluence будет приблизительно 16 тыс. жителей и 25 тыс. работников. «Мы могли бы ускориться, но рынок не успел бы за нами», – говорит Бенуа.

Устойчивое развитие невозможно без социальной ответственности. 25% жилья будет социальным, 60% – в рыночном обращении, 15% – арендным. Оно выйдет где-то на 15% дороже по сравнению с традиционным, но разница окупится в несколько первых лет в связи с низкими коммунальными расходами.

В этот криминальный район никогда не заходило большинство лионцев. Чтобы сделать его привлекательным, был построен огромный торгово-досуговый центр, в котором есть не только шопинг, развлечения и рестораны, но и спортзалы, места для игр и обучения детей, а также четырехзвездочный отель.

До 2005 года вдоль Соны проходила большая автомобильная магистраль, по которой машины ехали сплошным потоком, в том числе грузовые. Теперь дорогу закрыли, а на ее месте разбили большой парк – чтобы окна всех жилых домов и офисов выходили на природный пейзаж. «Все жители Франции мечтают жить в центре города, но посреди природы, и мы это учли», – смеется Бенуа.

Стандарт энергопотребления зданий снижен с обычных 300 кВт до нереальных 20 кВт. Произошло это благодаря подключению к проекту в 2009 году компании Toshiba, выигравшей тендер. Помимо высокой герметичности помещений, создающей эффект термоса, все здания Confluence оснащаются солнечными батареями (не только на крыше, но и на стенах) и аккумуляторами новейшего поколения. В каждом – и жилье, и офисы, для максимально эффективного использования. Каждая квартира оснащена компьютером, который включает стиральную машину именно тогда, когда взошло солнце и стало возможным производство электроэнергии (вся бытовая техника, разумеется, энергосберегающая).

Джессика Буалло, руководитель проекта Smart Community Division Europe, рассказывает, что многочисленные датчики «подгоняют» интенсивность освещенности и вентиляции к количеству людей в комнате и виду их деятельности. В жилых помещениях еще более сложная система, название которой переводится с японского как «гостеприимство». Система адаптируется к жизненным привычкам жильцов, и это уже составляющая японской культуры – там ею оснащаются все новые строения. Так, если человек принимает ванну после работы, то к его приходу включается программа нагрева воды.

Проблема транспорта решается с помощью платных электромобилей (помимо общественного транспорта, разумеется), стоянки которых расположены по городу так, чтобы быть повсеместно доступными. Можно пользоваться ими по абонентской плате – 12 евро в месяц, можно разово – 5 евро за полчаса. «Это специальные, очень низкие тарифы. Мы убеждены, что будущее – за машинами в свободном доступе. По таким тарифам можно отказаться от второго автомобиля в семье», – отмечает Джессика.

Астанинские вариации

В Астане летом этого года рядом с «Хан Шатыром» начнет строиться BI City, совместный проект BI Group и компании «Верный Капитал». Он оценивается в $2,5 млрд, и в нем, помимо прочего, будет элитный квартал с парками, водоемами и… куполом, который создаст внутри субтропический микроклимат.

Барде сначала делает вид, что не расслышал вопроса, но потом все же вынужденно комментирует эту идею: «Я не хочу вас обидеть, но как можно было додуматься сделать часть города закрытой? Город – это не искусственная организация, а живой организм. Думаю, при нынешних технологиях и опыте можно придумать не менее комфортный микрорайон для всех. Я знаю единственный схожий проект – в США, он назывался «Биосфера». И помню, что это был абсолютно ужасный провал». 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
23 февраля родились
Болат Отаров
заместитель генерального директора АО «КазТрансОйл»
Александр Машкевич
председатель совета директоров ERG S.a.r.l.
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить