Гани Касымов: Мы на пороге великих социальных изменений

Защита прав предпринимателей – одно из приоритетных направлений деятельности Национальной палаты предпринимателей «Атамекен». О системности в этой работе, ее скрытых смыслах и сверхзадаче рассказывает председатель Совета по защите прав предпринимателей НПП РК «Атамекен» Гани Касымов

Гани Касымов.

Гани Есенгельдинович, война за свободу предпринимательства становится «вечной категорией бытия». И 10, и 20 лет назад бизнесмены жаловались на чинимые бюрократами препятствия. Что изменилось сегодня?

- Думаю, не будет преувеличением, если я скажу: до передачи этих функций Палате никто не занимался защитой прав предпринимателей так глубоко и масштабно. Только в НПП защита интересов бизнеса приобрела системный характер. Мы начали с того, что определили индикаторы базовых явлений, которые не дают развиваться предпринимательству. За два года к нам поступило более 9 тыс. обращений бизнесменов: 2600 – в центральный аппарат НПП и около 7 тыс. – в региональные палаты.

Главная проблема – это административные и иные барьеры, обусловленные несовершенством законодательства. Когда законодательство не дает возможности максимально полно охватить какие-то виды деятельности и четко расписать правила поведения всех участников, начинается «игра в понятия». На этом уровне обычно и проявляются различные коррупционные схемы, вымогательство и т.д. Чему немало способствует широкий спектр полномочий различных государственных органов, особенно на уровне местной исполнительной власти.

Вообще же это вопрос вопросов: как найти «золотую середину» между объективной необходимостью государственного контроля и свободой предпринимательства? Мне представляется, что чрезмерная зарегламентированность некоторых сфер экономической деятельности порождает чиновничий произвол.

В каких именно сферах деятельности это чувствуется наиболее остро?

- Есть несколько проблемных зон. В первую очередь, это вопросы, связанные с выделением земли, землеустроительными и архитектурно-планировочными  работами и так далее. Сегодня стало практически невозможно получить землю под строительство завода, ресторана или просто газетного киоска. И это притом, что Казахстан обладает обширными земельными ресурсами в городах и селах.

Второй наиболее болезненный вопрос – получение разрешений на строительство. Вся эта процедура донельзя забюрократизирована. Время, потраченное на сбор всех документов на строительство дома, составляет вдвое больше, чем само строительство. А главное, что прямые контакты с чиновниками создают питательную среду для коррупции.

Еще одна проблемная зона – таможенное оформление. Многие предприниматели жалуются на необоснованное применение таможенными органами различных норм при экспортно-импортных операциях, а также непонятных методик определения стоимости товаров, приводящих к дополнительным расходам. Немало споров по процедурам въезда и выезда, ввоза и вывоза товара… Двоякость толкований дает возможность сотруднику таможни манипулировать предпринимателем, принуждать его к неправомерным действиям. Однако и здесь я хотел бы сделать одну оговорку. Ежегодно в бюджет государства, а он у нас составляет более 6 трлн тенге, от таможенных органов поступает 1 трлн 300 млрд тенге за счет сборов от экспортных операций. Поэтому, ставя вопрос о ревизии полномочий таможни, это обстоятельство тоже нужно брать во внимание. Нужно искать баланс между интересами бизнеса и интересами бюджета.

И, наконец, самое большое количество обращений приходит с жалобами на неправомерные действия местных исполнительных органов. У нас акиматы обросли различными учреждениями, которые фактически торгуют различными разрешениями, лицензиями и прочими «индульгенциями».

Подобные учреждения напоминают сказочную гидру: на месте отрезанной головы вырастают десять. С ними вообще возможно бороться или это – из категории «неизбежного зла»?

- Бороться с этим можно и нужно! И мы боремся. По представлению НПП и региональных палат возбуждено 19 уголовных дел. 39 должностных лиц привлечены  к административной и дисциплинарной ответственности. 8 чиновников по нашему требованию освобождены от занимаемой должности.

В целом я могу сказать, что примерно 40% всех находящихся в производстве НПП обращений мы привели к положительному результату. Около 10 млрд тенге возвращены в оборот предпринимателей только в 2015. Я хотел бы акцентировать ваше внимание на этом – это прямой экономический эффект нашей деятельности!

К сожалению, мы не всегда находим понимание у некоторых правительственных структур. Вот вам пример: приказ №242 министра экономики и бюджетного планирования о повышении цен на аренду помещений в школах, больницах, поликлиниках, воинских частях. Документ, который, кстати, не был согласован с НПП, в одночасье поставил предпринимателей-арендаторов столовых на грань разорения. Ставки арендной платы по приказу министра подняли с 240 тыс. тенге до 9 млн тенге в год! После нашего вмешательства ставки пересчитали и «снизили»… до 5 млн тенге.

Другой пример. Таможенная служба самолично отменила предоставленные государством квоты на поставку ряда дефицитных товаров для 40 компаний и заставила их доначислить недоимку за все три года действия квот. И это несмотря на аксиому казахстанского права: «Закон обратной силы не имеет».

Эти и другие образцы чиновничьего своеволия также рассматривались на девятом заседании Совета по защите прав предпринимателей, проводившегося  совместно с Генпрокуратурой.

Расскажите подробнее о взаимодействии НПП «Атамекен» и Генеральной прокуратуры.

- Не покривлю душой, если скажу, что именно партнерские отношения с прокуратурой помогли поставить работу по защите прав предпринимателей на системную основу. Еще в 2013 НПП и Генпрокуратура подписали меморандум о сотрудничестве, на базе которого выработаны планы мероприятий, включающие работу по темам, которые я выше перечислил. Только за 2014 мы провели восемь заседаний Совета по защите прав предпринимателей, из которых два – на площадке Генеральной прокуратуры и в форме видеоселектора с РПП региональными структурами Генпрокуратуры, а одно выездное заседание – на площадке Штаба по защите прав предпринимателей прокуратуры Актюбинской области.

Сегодня вся основная работа ведется на уровне региональных палат, областных прокуратур и их территориальных подразделений. Это дает совершенно иной, колоссальный эффект! Ведь, помимо систематизации всех обращений, идет обратная связь с бизнесменами. И жалобы предпринимателей из региональных палат напрямую поступают на реагирование к прокурорам. Неслучайно на заседании Совета 9 декабря 2015 мы к основным докладам приложили небольшие видеосюжеты, в которых реально существующие предприниматели из регионов рассказывали о своих мытарствах. Когда ты видишь лицо конкретного пострадавшего, ты уже совершенно по-другому подходишь к рассмотрению его проблемы. Это уже не персонаж сухого, канцелярского доклада, это живой человек. Кроме того, видео транслируется по селектору на всю страну, а, следовательно, прокуратуры областей тоже видят это и уже вынуждены реагировать.

Вы говорите о системной работе с обращениями. Что вы вкладываете в понятие «системность»?

- Ранее рассматривались отдельные жалобы. Причем рассматривались различными государственными органами. Не хочу никого критиковать, но такая работа носила дежурный характер. Никто не сводил обращения в единое целое, не подвергал их анализу.

 Мы не понимали, какие процессы, происходящие в стране на уровне ее регионов, вызывают реакцию предпринимательства. С момента своего создания НПП стала не просто фиксировать случаи попрания прав бизнеса, но и определять тенденции. Сегодня система защиты прав предпринимателей позволяет нам выявлять пробелы в законодательстве или иные причины, благодаря которым стало возможным явление, ущемляющее свободу бизнеса. Это дает нам возможность задействовать свой законотворческий потенциал: вносить через правительство или через депутатов парламента изменения и дополнения в законодательные акты, либо ставить вопрос о новых законах, затрагивающих тот или иной вид деятельности. Таким образом, НПП закладывает законодательную основу для снижения уровня правонарушений по отношению к бизнесу.

Сейчас, анализируя накопленный опыт, мы (я имею в виду НПП «Атамекен») приходим к пониманию необходимости ревизии всех законодательных актов, включая подзаконные, так или иначе затрагивающих предпринимательство. Эта работа будет вестись в общенациональном масштабе. Мы будем настаивать на том, что ряд законодательных актов необходимо поставить на утрату, как несоответствующих реалиям сегодняшнего дня. Есть в законодательстве статьи законов и отдельные положения, несущие сугубо декларативный характер или откровенно архаичные – это наследство 90-ых годов прошлого века. Кроме того, существует ряд норм, противоречащих друг другу, недостаточно полно освещающих некоторые отношения, не отвечающих рыночному характеру экономики и ее структуре. Отдельно предстоит ревизовать нормы о широких полномочиях правоохранительных органов с тем, чтобы привести их в соответствие с уровнем цивилизованных требований. Новые экономические реалии требуют нового взгляда, новых подходов и новых оценок. При этом мы понимаем, что для носителей  полномочий это будет очень болезненный процесс. Но мы готовы к аргументированной дискуссии. Нам есть, что сказать и по системе проверок. На наш взгляд, сегодня надо переходить на мониторинг, отслеживать новые тенденции  и принимать упреждающие, а не репрессивные меры. Акцент на строгости административных мер уже изжил себя.

Какова конечная цель этой работы?

- Надо понять, что Национальная палата предпринимателей «Атамекен» - это не дежурный адвокат. Наша глобальная сверхцель – создание атмосферы свободы предпринимательства. То есть условий, обеспечивающих подъем экономики и рост числа предпринимателей всех уровней. Напомню о задаче, поставленной перед нами главой государства: увеличить долю малого и среднего бизнеса в формировании ВВП с 18-20% 40-45%. За этим стоят занятость наших граждан, новые рабочие места, расширение налоговой базы. Но главное, чтобы предпринимательство носило устойчивый характер и создавало особую социальную среду. Формирование обширного слоя населения, который обеспечивал бы себя и свою семью, генерировал новые рабочие места, новые производства на основе выпускаемой продукции – вот стратегическая цель нашей деятельности. Вовлекая граждан в предпринимательство, предоставляя им возможность работать без оглядки на госструктуры, мы меняем психологию общества, уходим от патерналистской модели.

Сегодня мы находимся на пороге великих социальных изменений: на арену общественной жизни выходит новый класс зажиточных буржуа, самостоятельных в принятии решений, независимых от государственных финансовых ресурсов. И мы должны обеспечить ему свободу предпринимательской инициативы. А этого мы сможем добиться только через создание системы защиты прав предпринимателя. 

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
 

Статистика

11189
просмотров
 
 
Загрузка...