Форма воды. Почему бизнес по производству бассейнов может вырасти после пандемии

Директор ТОО «Fluidra Kazakhstan» Михаил Борисов рассказал об этом в интервью Forbes Kazakhstan

Михаил Борисов
ФОТО: Андрей Лунин
Михаил Борисов

Официально ТОО «Fluidra Kazakhstan» было зарегистрировано в 2014 году. Хотя фактически его история началась в 2007-м, когда появилась инжиниринговая компания, работающая в области решений для водной индустрии.

Предшественница, в числе прочего, занималась поставкой в Казахстан оборудования для бассейнов, фонтанов, спа и ирригации. Среди поставщиков, у которых закупалось оборудование, была транснациональная Fluidra со штаб-квартирой в Садабеле (Испания). В определенный момент владельцы Fluidra решили открыть представительство в Казахстане на базе уже существующей локальной компании. В результате появилась Fluidra Kazakhstan, часть которой принадлежит материнской Fluidra, а часть – местному менеджменту.

О том, почему транснациональная Fluidra решила закрепиться в Казахстане, как она развивает здесь бизнес и какие проекты реализует, рассказывает директор ТОО «Fluidra Kazakhstan» Михаил Борисов.

F: Почему испанцам вдруг стал интересен наш рынок?

– Казахстан – сама по себе страна, которая в силу климатических условий интересна для бизнеса бассейнов, фонтанов и систем ирригации, проектов в сегменте развлечений (аквапарки и дельфинарии). Поскольку вы находитесь в фазе активного развития, реализуется много инфраструктурных проектов. Очевидно, что эта тенденция сохранится и в перспективе.

Раньше запросы из Казахстана направлялись в российское представительство или в головной офис в Испании. Чтобы систематизировать работу, было принято решение об открытии местного офиса, который бы обрабатывал также заявки из Узбекистана и Кыргызстана. Клиент может покупать оборудование напрямую с завода, но поддержка сделки проходит через наш офис.

Кроме того, Fluidra – это не только оборудование для бассейнов, спа и фонтанов. Это еще и системы полива, индустриальные трубопроводы, отделочные материалы. Поэтому, если разрабатывать все направления, емкость рынка Казахстана и соседних стран, даже с учетом небольшого количества населения и невысокой покупательской способности, получается немаленькой.

F: Но почему понадобилось именно открывать представительство, а не работать через дистрибьюторов?

– Бизнес-модель в нашем секторе, как правило, выглядит так. Есть заводы-производители, которые работают в разных регионах мира через дистрибьюторов или дилеров. Это независимые компании. В любой момент они могут переориентироваться на другого поставщика, что поставит под удар весь бизнес в регионе.

Поэтому Fluidra выбрала иную, уникальную для данного сектора модель. Компания имеет 150 собственных представительств в более чем 45 странах, которые поставляют оборудование с заводов группы (их более 40) и продают субдилерам. Такая модель делает Fluidra независимой от позиции местных дистрибьюторов и дилеров, давая возможность более качественно контролировать рынок в каждом регионе.

F: В чем именно заключается деятельность непосредственно Fluidra Kazakhstan?

– Мы обеспечиваем наличие продукции завода в Казахстане, а дилеры уже распространяют ее и работают с конечными клиентами. В некоторых случаях мы работаем с клиентами напрямую. Это касается крупных и сложных проектов, когда локальный дилер не в состоянии предоставить необходимую техническую поддержку или продажный сервис.

Помимо этого, мы занимаемся разработкой концепций для спа, бассейнов, аквапарков, фонтанов. Если, например, говорить о фонтанах, то наша задача – «вписать» объект в общую концепцию пространства. После того как мы разработали идею фонтана, можем предложить клиентам проектирование с использованием ресурсов нашего головного и местного офисов. Затем идут период подготовки спецификации, поставка оборудования и следующий этап – монтажные работы, которые компания осуществляет с помощью партнеров – дилеров в регионах. Однако, если уровень объекта сложный и у дилера нет соответствующего опыта, привлекаем собственные ресурсы – дочернюю инжиниринговую фирму или специалистов из Испании и других стран Европы.

F: Какие объекты требуют подобного подхода?

– Спортивные бассейны, которые должны отвечать всем требованиям FINA (Международная федерация плавания). Чтобы построить такой бассейн, нужны уникальные технологии, которые на территории Казахстана могут применяться впервые. Например, Sparger system, делающая прыжки в воду максимально безопасными. Система формирует воздушный пузырь и при прыжке в случае неправильного входа в воду позволяет минимизировать возможные травмы.

ФОТО: Fluidra Kazakhstan

К особым технологиям также можно отнести систему подвижной стены в бассейне. Теоретически для проведения соревнований на короткой и длинной воде нужно строить два бассейна – 25 и 50 метров. Но сегодня можно создать один длинный бассейн с подвижной стеной. Последняя способна перемещается и делить бассейн на два коротких, а затем возвращаться обратно. Такой проект мы реализуем в Талдыкоргане. Это будет самый современный водный комплекс в Казахстане. Надеемся, что он станет базой олимпийской сборной страны по водным видам спорта. Проект будет сертифицирован FINA.

Что касается фонтанов, то почти каждый из них уникален. Те проекты, которые мы реализуем здесь, по инженерному оснащению часто превосходят проекты в Европе. Рынок технологичных фонтанов – это США и, как ни парадоксально, государства СНГ. Россия и Казахстан – те страны, которые стремятся удивлять и привлекать туристов, поэтому здесь фонтаны становятся точками притяжения.

F: Кто в основном выступает заказчиками?

– Если говорить о сложных и масштабных проектах, которых выполняется не больше 5–10 в год, то 70% из них заказывает государство. Непосредственно наши заказчики, как правило, это строительные компании, которые реализуют проекты, подразумевающие водные элементы.

Частные клиенты тоже заказывают бассейны и фонтаны. Иметь спортивный или оздоровительный бассейн – это хороший бизнес. В Казахстане, по нашим расчетам, не хватает порядка 50 бассейнов олимпийского размера, не говоря уже о соревновательных, оснащенных всем необходимым оборудованием и сертифицированных FINA. У людей есть потребность заниматься водными видами спорта или оздоровительным плаванием, поэтому любой бассейн, который открывается в городе, обречен на успех.

F: Аквапарки здесь заказывают?

– Мы участвовали в поставке оборудования и монтаже двух аквапарков. Это тоже, кстати, отличный бизнес, который еще недооценен в Казахстане с точки зрения масштабов проектов. Здесь много маленьких аквапарков, которые не могут привлекать массу клиентов и, как правило, неприбыльны или недополучают прогнозируемых денежных потоков. Причина проста: на стадии проектирования или концепции не были привлечены специалисты в этой области или заказчик сильно экономил на их услугах. Уверен, что необходимо строить нечто знаковое, чтобы локальные клиенты, приходя в аквапарк, открывали каждый раз что-то новое, а туристы, приезжающие в Казахстан, рассматривали такой аквапарк как место, обязательное к посещению.

F: Сколько стоят ваши проекты?

– Всегда объясняю заказчикам, что нет такого понятия «сколько стоит фонтан площадью 100 квадратных метров». Вопрос формулируется по-другому: «Какой вы хотите видеть водную картину?» Фонтан одинаковой площади может стоить и 50 000 евро, и более 2 млн, в зависимости от насыщенности и сложности водных эффектов. Если мы говорим о фонтанах, которые эксплуатируются в открытых жестких условиях, то на их стоимость также влияют такие факторы, как антивандальное оборудование, защита от перепадов электроэнергии, устойчивость к сезонным колебаниям температуры и так далее.

Михаил Борисов
ФОТО: Андрей Лунин
Михаил Борисов

Один из самых дорогих элементов – это шкаф управления, который является «мозгом» фонтана. От его сложности и программного обеспечения тоже зависит конечная цена. К примеру, последний шкаф управления, который мы устанавливали, был длиной 20 метров. Это полностью автоматизированная система, управляемая через интернет, с самыми современными в мире шоу-контроллерами, которые позволяют создавать любые световые и водные эффекты с музыкальным сопровождением.

Форсунки для фонтана могут стоить от 40 евро до 50000–70000 за единицу. Если вы поставите 10 элементов стоимостью 70 000 евро, то это будет уже 700 000 евро. Но можете выбрать и по 40.

Поэтому мы сначала просим наших клиентов озвучить бюджет и уже под него разрабатываем концепцию и проект. Реализованные нами проекты стоили от 50 000–100 000 евро до 5–7 млн.

Аквапарки, в зависимости от содержания наполнения и размеров, стоят от 1 млн евро до 15–20 млн.

Спортивные бассейны, которые не подразумевают проведения соревнований международного уровня, могут стоить от 100 000 до 600 000 евро. Цена возрастает в разы – до 1–2 млн евро, если объект должен соответствовать нормам FINA. Спортивные водные комплексы могут стоить 3–4,5 млн евро.

F: Вы самостоятельно разрабатываете ПО для фонтанов?

– Мы используем самые современные шоу-контроллеры, программы для которых пишут в Fluidra. Существуют простые контроллеры, с помощью которых можно любой звуковой сигнал трансформировать в динамику воды, но это не привязано к конкретной мелодии. Мы же под конкретный проект пишем программу хореографии воды – для каждой музыкальной композиции. Затем к динамике воды «привязываем» свет.

F: Какие из ваших проектов можете выделить?

– Они все для нас интересны и важны. Это же путь эволюции. Каждый проект на каком-то этапе казался нам суперсложным, было очень много инженерных решений.

Можно отметить фонтаны на проспекте Назарбаева в Алматы, в пешеходной зоне. Это небольшие фонтаны в лаконичном стиле, но они, на мой взгляд, здорово гармонируют с окружающим ландшафтом.

Бассейн со спа-зоной для фитнес-центра Invictus в Нур-Султане получился атмосферным и уникальным как с точки зрения технологий очистки, так и с точки зрения отделки. Подобных проектов точно больше нет в Казахстане.

Один из последних – это фонтанный комплекс на площади Нур-Султан в Туркестане. Фонтаны с более чем 1200 форсунками на 4000 «квадратов». Мы заявили этот проект на внесение в Книгу рекордов Гиннесса как самый большой пешеходный фонтан.

Отмечу также проект двух бассейнов, каждый длиной 80 метров, расположенных под открытым небом в парке в Туркестане. Сначала предполагалось, что водоемы будут декоративными. Но мы понимали, что людей будет привлекать вода именно для купания, поэтому предусмотрели систему очистки, которая отвечает нормам для общественных бассейнов. Нашу идею поддержали, и появился такой уникальный проект для всех жителей города.

F: Кто является вашими конкурентами?

– В области коммерческих решений по большому счету работаем только мы. Конкуренты или не имеют доступа к оборудованию для коммерческих проектов, или их оборудование неконкурентно по цене, или оно производится не на европейских заводах. К примеру, если говорить о бренде Astral Pool, который принадлежит Fluidra, то 70–80% всех соревновательных бассейнов в мире оснащается этим оборудованием.

В бытовом же секторе конкуренция жесткая, здесь другая бизнес-модель, и мы пока не являемся лидерами на этом рынке, что подстегивает нас к изменениям. Сейчас у нас есть несколько линеек оборудования в частном сегменте: премиальное, среднее по цене и бюджетное. Надеемся, что с выводом на рынок новых линеек изменим ситуацию и сможем завоевать большую долю рынка.

F: Есть ли у Fuidra возможность и необходимость открыть в Казахстане производство?

– Мы думали об этом. Но пока объемы рынка не делают это экономически обоснованным. Сейчас привозить из Европы выгоднее, чем производить здесь. Тем не менее Fuidra – это компания, которая почти каждый год прибавляет к своему портфелю несколько производств, покупая их на разных рынках в зависимости от логики своего развития. Поэтому я не исключаю, что в Казахстане может открыться производство нашей продукции.

F: На ваш взгляд, как после пандемии COVID-19 будет развиваться ваш сектор и компания в частности?

– С одной стороны, понятно, что происходящее вызовет падение спроса. Но есть и другое мнение: люди перестанут уезжать далеко в отпуск – из-за боязни или отсутствия возможностей – и станут отдыхать локально. Поэтому продажи индивидуальных бассейнов и спа-оборудования будут расти. Мы это уже видим в Европе и Казахстане: клиенты стали заказывать больше оборудования для частных спа-комплексов.

Что касается проектов, которые мы выполняем для государства и коммерческого сектора, то здесь падения спроса пока не наблюдаем.

Коронавирус научил нас тому, что нужно соблюдать элементарные правила гигиены и вести здоровый образ жизни. Наш бизнес в целом построен на заботе о здоровье людей и бережном отношении к воде. Так что у нас есть все предпосылки для его роста.

Чистота превыше всего

Для фонтанов и бассейнов существуют единые требования – вода должна быть питьевого качества. Потому что, когда человек плавает в бассейне или находится возле фонтана, вода попадает на кожу, слизистые.

«Коронавирус заставил людей задуматься об этом. Когда мы раньше говорили об этом, нас не очень серьезно воспринимали. Заказчики иногда пытались сэкономить на системе очистки и дезинфекции, но в таких случаях мы отказывались от проектов, потому что это не соответствовало нормам и могло отразиться на нашем имидже», – объясняет собеседник.

ФОТО: Fluidra Kazakhstan

По его словам, во всех проектах, которые реализовывала компания, соблюдены самые современные требования к безопасности воды, имеется многоступенчатая система очистки. «Вода в наших бассейнах и фонтанах безопасна», – подчеркивает Борисов.

Если система дезинфекции воды была спроектирована правильно, то ничего менять после пандемии не надо, утверждает он. «Система дезинфекции может состоять из трех ступеней, но обязательными являются две, – уточняет собеседник. – Первая – механическая, когда воду очищают от крупных загрязнений. Вторая – химическая, которая позволяет воде постоянно оставаться безопасной. Эту функцию обеспечивают только хлор или бром, никакие альтернативные методы неприемлемы для использования в коммерческом секторе. Правильная система химической дезинфекции защищает от бактерий и вирусов».

Третью ступень ставят, чтобы улучшить органолептические качества воды, снизить концентрацию хлора и усилить функцию борьбы с вирусами. «Это системы ультрафиолета или озонирования, их комбинации. Мы обязательно добавляем их в технологическую схему бассейнов или фонтанов. Это позволяет полностью разрушать ДНК вируса. И коронавируса – тоже», – заверяет Борисов.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4883 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
25 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить