Три урока протестов в Гонконге

Массовые протесты в Гонконге на протяжении последних недель продемонстрировали твёрдую решимость его граждан защищать свой демократический образ жизни, то есть то, что, как принято считать, было им гарантировано, когда Великобритания вернула Китаю суверенитет над этим городом в 1997 году. Но у этих протестов есть ещё и три важных урока: для главы администрации Гонконга Кэрри Лам, для самих демонстрантов и для правителей Китая

Фото: Billy H.C. Kwok/Getty Images

На протяжении нескольких последних лет китайские власти постоянно наращивали своё вмешательство в дела Гонконга, постепенно ослабляя принцип «одна страна, две системы», который был призван гарантировать «высокую степень автономности» города после 1997 года. Нынешний кризис возник из-за желания Китая создать правовые основы для возврата беглецов из материковой части страны, которые, как утверждается, используют Гонконг в качестве безопасной гавани для своего нечестно заработанного богатства. Во многих отношениях закон об экстрадиции, предложенный Кэрри Лам, являлся расширением антикоррупционной кампании председателя КНР Си Цзиньпина на Гонконг, а его целью было предотвращение новых инцидентов, подобных похищению офицерами китайских служб безопасности крупного бизнесмена Сяо Цзяньхуа (это случилось в Гонконге в 2017 году).

Нет никаких данных о том, что Китай дал Лам подробные указания по поводу введения этого закона. Напротив, похоже, что это была её личная инициатива. Но Лам превысила полномочия: она предложила такой закон об экстрадиции, который был бы применимым не только к беглецам из материкового Китая, но и ко всем рядовым гражданам Гонконга, а также к иностранцам, которые временно проживают в городе или просто посещают его.

Этот закон имел настолько широкий охват, что демократические активисты, а также бизнесмены, поссорившиеся со своими партнёрами на материке, начали опасаться, что их могут легально экстрадировать в Китай для передачи под суд в правовой системе, которую контролирует компартия. Бизнесмены также встревожились, что их активы могут быть конфискованы.

Как ясно следует из плакатов и лозунгов, использовавшихся на демонстрациях, мишенью для протестующих не была Коммунистическая партия Китая (КПК) или лично Си Цзиньпин. И не популярные представления о Лам как о марионетке Пекина заставили в конечном итоге выйти на улицы два миллиона жителей Гонконга – почти 30% населения города. Нет, эти гигантские протесты стали результатом массовой обеспокоенности горожан тем, что их образ жизни оказался под угрозой, а также следствием сильного недовольства из-за допущенных Лам грубых ошибок в управлении.

Глава администрации продемонстрировала шокирующую политическую неумелость. Начать с того, что Лам попыталась ускоренно протащить этот спорный законопроект через законодательное собрание города, а не следовать нормальным процедурам. Хуже того, она приказала полиции применить силу против демонстрации 9 июня, мобилизовавшей один миллион протестующих. Это произошло вскоре после щекотливой для Китая 30-летней годовщины бойни на площади Тяньаньмэнь и ровно в тот момент, когда Си готовился встретиться с президентом США Дональдом Трампом для того, чтобы попытаться остановить китайско-американскую торговую войну, поэтому действия полиции в Гонконге стали ужасным позором и совсем не тем, чего хотелось бы Китаю.

Приказав применить силу, Лам проигнорировала нормы полицейского сопровождения крупных демонстраций в Гонконге, которые действовали с 1980-х годов. Офицеры обычно наблюдали за этими демонстрациям в мягких головных уборах, а не шлемах, они были «вооружены» бутылками с водой и предлагали помощь любому демонстранту, который в ней нуждался. В прошлом такой подход неизменно гарантировал сотрудничество со стороны протестующих. Но перевод полиции в режим подавления беспорядков, а также применение газовых баллончиков, слезоточивого газа и резиновых пуль вызвало сильный общественный гнев и неизбежно привело к вспышкам насилия.

Сначала Лам отреагировала на это не очень искренними извинениями и обещанием приостановить работу над законом, но одновременно она настаивала, что все арестованные были зачинщиками беспорядков. Это ещё больше разгневало горожан и привело к тому, что Китай в итоге отказался поддерживать Лам. Последующие, более искренние извинения Лам, а также её обещание, что законопроект не будет вновь вноситься в городской парламент в обозримом будущем, помогли успокоить общественное возмущение, а массовые демонстрации пока что прекратились. Тем не менее общество по-прежнему остается разгорячённым.

Первый и самый очевидный урок из этих событий в том, что Лам в качестве главы администрации превратилась в проблему и что она растратила весь свой авторитет. Она оказалась позорищем для Китая и неэффективным региональным лидером. Си Цзиньпин и его правительство будут держать её на этом посту ещё некоторое время, потому что они не хотят отдавать её скальп протестующим и потому что им надо найти подходящую замену. Но перспектива, что Лам отработает весь свой срок, выглядит сейчас маловероятной. Лучшее, что она может сделать для Гонконга, - уйти в отставку, пока её не уволил Китай. Уже очень скоро она узнает, что КПК ничего не забывает и не прощает.

Во-вторых, протестующие и активисты Гонконга пока что добиваются успеха, потому что они не стали напрямую бросать вызов Си Цзиньпину или КПК, а вместо этого сфокусировались на ошибках Лам и требованиях отозвать законопроект об экстрадиции. Си смог отказать главе администрации города в поддержке во многом потому, что она его подвела. А если бы Лам просто делала то, что ей говорят, тогда Си не мог бы отступить, не начав выглядеть слабаком.

В-третьих, Китай должен признать, что используемая им процедура подбора главы администрации Гонконга полна глубоких изъянов. Политическая неловкость Лам объясняется в основном тем, что у неё нет умений, которые любой избираемый народом политик получает в ходе трудных предвыборных кампаний. У руководителя Гонконга, которого выбирает «селекторат», нет необходимых политических навыков, чтобы выполнять свои обязанности надлежащим образом, – и это проблема всех предшественников Лам, начиная с 1997 года.

Если руководство Китая не может ввести реальные прямые выборы главы администрации города, тогда ему следует, как минимум, вернуться к своему прежнему плану – проведение народного голосования после отсева нежелательных кандидатов. Демократы Гонконга должны принять это в качестве компромисса. В интересах каждого – минимизировать риск эскалации массовых протестов до их полного выхода из-под контроля и превращения в прямую конфронтацию между городом и КПК.

Стив Цанг, директор Китайского института SOAS в Школе восточных и африканских исследований Университета Лондона, автор книги «Современная история Гонконга»

© Project Syndicate 1995-2019 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2280 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
16 июля родились
Булат Закиров
управляющий директор АО «КазТрансОйл» по активам
Бакытжан Кажиев
Председатель правления АО "KEGOC"
Питер Фостер
Президент авиакомпании "Эйр Астана"
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить