Неизбежность стимулирования экономики в Германии

СТЭНФОРД – Благодаря победе на выборах лидера немецкой партии Христианско-демократический союз (ХДС), Армин Лашет оказался на поул-позиции в начавшейся в этом году гонке за право стать преемником Ангелы Меркель. Но конкуренция на прошедших выборах сводилась к разнице в тоне и стиле, а не в сути. С точки зрения проводимой политики, ничего не изменится

ФОТО: pixabay.com

Лашет, который сейчас занимает пост министра-президента самой густонаселённой земли Германии, Северный Рейн-Вестфалия, продолжит политику Меркель, направленную на сохранение единства еврозоны. Его конкурент в борьбе за пост лидера партии, Фридрих Мерц, делал бы тоже самое, несмотря на свой более консервативный темперамент. Континуитет – вот ключевое слово эпохи после Меркель.

За 16 лет правления Меркель сохранение единства еврозоны стало ключевым политическим императивом для Германии. Как показали меры борьбы с пандемией Covid-19, руководство Германии готово сделать что угодно, только бы не допустить отказа Италии от единой валюты. Германия не только согласилась на создание фонда восстановления экономики ЕС в размере 750 млрд евро ($910 млрд) и на выпуск коллективных долговых обязательств (в виде квази-евробондов); она также может согласиться с введением дополнительных бюджетных стимулов, даже если ради этого ей придётся вновь приостановить действие правила «чёрного нуля», не допускающего появления дефицита в бюджете.

Дело в том, что Италия и другие южные страны еврозоны просто не смогут выдержать непрерывное укрепление евро на протяжении длительного времени. При Меркель немцы отказались от политики сокращения бюджетных расходов, но в ситуации экономического спада и укрепления валюты отказ от бюджетного стимулирования экономики приводит к возврату этой политики «с чёрного входа». От чего-то придётся отказаться, и это будет не евро, а традиционные возражения Германии против бюджетных стимулов.

Евро подвергается атакам уже много лет. Будучи идейным сторонником валютных войн и жёстким протекционистом, президент Дональд Трамп хотел ослабить доллар, а назначенный им председатель Федерального резерва США Джером Пауэлл с большой готовностью был готов удовлетворить это желание президента.

Кроме того, администрация избранного президента Джо Байдена будет добиваться дальнейшего роста бюджетных расходов. Такая политика могла бы вынудить ФРС повысить ставки, что привело бы к укреплению доллара относительно евро. Но Пауэлл уже дал ясно понять, что «сейчас не время» для повышения ставок. Уолл-стрит тоже рассчитывает на то, что доллар останется на падающей траектории в течение 2021 года, а может быть и дольше.

Тем временем мечты британцев о том, что после Брексита они смогут заключить особое торговое соглашение с администрацией Трампа, обратились в дым, и поэтому Британия тоже будет проводить политику ослабления валюты. Как будто этой стране было мало проблем с ростом расходов из-за появления более заразного штамма вируса Covid-19, британский экспорт в ЕС, согласно оценкам нового исследования Лондонской школы экономики, сократится более чем на треть из-за условий, заключённого премьер-министром Борисом Джонсоном соглашения о «жёстком Брексите».

Наконец, покупка евро стала идеальной игрой для валютных спекулянтов. Отказавшись снижать ставку дисконтирования, Европейский центральный банк послал чёткий сигнал, что курс евро к другим валютам для него менее важен, чем здоровье европейских банков, а они выступают против снижения ставки. И точно так же отказавшись предпринять шаги для смягчения повышающего давления со стороны спекулянтов, ЕЦБ превратил евро в «валюту для битья», которую легко толкать туда-сюда.

Из-за всех этих факторов значительно осложнилась жизнь у европейских экспортёров. Именно на них ложится экономическое бремя субсидирования банков. Топ-менеджмент ЕЦБ утверждает, что это субсидирование нужно обязательно сохранить, потому что на банки приходится 85% услуг финансового посредничества в Европе (по сравнению с 50% в США, согласно моим источникам в ЕЦБ). Но в результате этого неприемлемым образом повышается курс евро. Очевидно, что Европа обязана найти такой способ субсидирования своего банковского сектора, который не будет подрывать её экспорт.

Бюджетное стимулирование экономики в Германии позволило бы покончить с политикой сокращения бюджетных расходов «с чёрного хода» и подтолкнуть экспорт из южных стран еврозоны в северные. Это помогло бы также реструктурировать торговые отношения внутри еврозоны в целом, сделав европейский экспорт менее зависимым от сравнительной силы евро. Всё это будет способствовать не только росту экономики, но усилению политической сплочённости в ЕС, потому что интернализация европейской торговли сделает обменный курс евро менее острой темой в отношениях между севером и югом, чем мы видим сейчас. Италия и другие южные страны ЕС смогут избежать негативных последствий укрепления евро, начав продавать больше товаров в Германию и другие северные страны. Тем самым бюджетное стимулирование станет эффективным ответом на «валютные войны» сейчас и в будущем.

Избрание Лашета лидером ХДС не повышает и не снижает шансы на введение бюджетных стимулов в Германии. Многое будет зависеть от того, насколько значительную угрозу для Италии и других южных стран ЕС создаст очередной кризис. Учитывая, что экономика этих стран уже слаба, неуклонное укрепление евро становится тем фактором, который с высокой долей вероятности заставит их поспешить на выход. А бесцеремонное отношение ЕЦБ к курсу евро означает, что подобный сценарий может материализоваться быстрее, чем многие думают. Для того чтобы этого не допустить, немецкие власти должны иметь наготове планы бюджетного стимулирования.

Мелвин Краусс – почётный профессор экономики в Нью-Йоркском университете

© Project Syndicate 1995-2021 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4985 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
17 октября родились
Михаил Ломтадзе
председатель правления АО «Kaspi.kz»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить