К чему приведёт политика Трампа?

Президент Дональд Трамп регулярно бьёт себя в грудь, утверждая, что именно его надо хвалить за каждый новый подъём темпов роста в быстрорастущей экономике США. Но если уж говорить об экономических показателях, президенты США обычно оказывают намного больше влияния на долгосрочные тенденции, чем на краткосрочные колебания

Иллюстрация: pixabay.com/kalhh

Да, Трамп снизил налоги и повысил госрасходы, что создало некоторые дополнительные краткосрочные стимулы. По всей видимости, стимулированы и иностранные покупатели американской продукции, например, соевых бобов, которые торопятся создать запасы до того, как тарифная война разгорится в полную силу. Тем не менее ускорить экономику размером $20 трлн не очень просто, причём даже увеличив дефицит бюджета почти до $1 трлн, как это делает администрация Трампа. Более того, краткосрочные колебания размеров товарных запасов, вполне вероятно, могут сдерживать темпы роста в той же мере, в какой другие факторы их временно повышают.

В неблагоприятной политической среде нелегко думать о долгосрочных перспективах. Но благодаря магии сложных процентов те меры, которые даже немного повышают долгосрочный рост экономики, обретают огромное значение. Например, меры по дерегулированию транспорта при администрации президента Джимми Картера в конце 1970-х создали условия для интернет-революции в розничной торговле. Масштабное снижение налогов президентом Рональдом Рейганом в 1980-е помогло восстановить рост экономики США в последующие десятилетия (хотя оно также усугубило тенденции роста неравенства). Усилия президента Барака Обамы (а до него президента Джорджа Буша-младшего) по смягчению ущерба от финансового кризиса 2008 года стали основой той сильной экономики, за которую Трамп хочет получать похвалы единолично.

Каким будет кумулятивный эффект экономической политики Трампа для экономики США через десять лет? Если быть политически беспристрастным, вердикт выносить пока рано.

Давайте начнём с той части этого баланса, которая, скорее всего, будет позитивной. Проведённая в конце 2017 реформа корпоративного налогообложения стала одним из тех редких моментов, когда конгресс США сумел всесторонне упростить и улучшить византийскую налоговую систему США, хотя ставку налога на прибыль следовало установить на уровне 25%, а не 21%.

Обама, наверное, был бы очень рад принять такой закон. Но во время его президентства конгресс, контролируемый республиканцами, настаивал на том, что любое предложение снижения налогов должно быть «нейтральным с точки зрения доходов» даже в краткосрочной перспективе, а это очень суровый политический барьер для любой фундаментальной налоговой реформы. Усилия Трампа по снижению масштабов регулирования в стране, особенно в отношении малого и среднего бизнеса, вероятно, тоже являются плюсом для долгосрочного роста, поскольку устраняется несколько избыточное регулирование, накопившееся к концу правления Обамы (хотя Трамп убирает хорошие нормы регулирования вместе с плохими).

Ещё одна сфера, на которую обращают мало внимания, но где администрация Трампа, кажется, тестирует новые подходы – переподготовка уволенных работников и улучшение профессиональной подготовки на уровне старших классов. В принципе, технологии и большие данные позволяют федеральному правительству помогать обеспечивать родителей и работников качественной информацией о том, какие профессии и навыки пользуются наибольшим спросом, а также о географическом распределении рабочих мест.

Дочь президента – Иванка Трамп – возглавила эту работу. Легко быть циничным (некоторые говорят, что новая программа является лишь предлогом для снижения финансирования уже существующих программ переподготовки), но идея, что цифровые платформы могут сильно улучшить профессиональное переобучение и подготовку, является хорошей.

Впрочем, хотя администрация Трампа в какой-то степени и укрепляет долгосрочный потенциал роста экономики США, другая сторона баланса довольно мрачна. Начать с того, что, как показывает широкий спектр исследований (от трудов покойного экономиста Дэвида Лэндса до сравнительно недавних работ Дарона Аджемоглу из МИТ и Джеймса Робинсона из Чикагского университета), институты и политическая культура являются единственными важнейшими факторами, определяющими долгосрочный рост экономики. Восстановление после ущерба, который Трамп наносит институтам и политической культуре в США, может занять годы; в этом случае экономические издержки могут оказаться весьма значительными.

Кроме того, руководствуясь своим пренебрежительным отношением к науке, администрация предложила резко сократить бюджет на базовые исследования, в том числе расходы на национальные институты здравоохранения и Национальный научный фонд (к счастью, конгресс США отверг сокращение этих расходов). Контроль за соблюдением антимонопольных норм, необходимый для противодействия избыточной монопольной силе во многих отраслях экономики, по сути, дремлет. Всё это будет усугублять неравенство в долгосрочной перспективе, а угольные шахты Трампа и его торговые тарифы станут – в лучшем случае – лишь пластырем для пулевого ранения.

Наконец, последнее (но не по своему значению): многие из норм регулирования, на которое нацелился Трамп, следовало бы усиливать, а не отменять. Трудно представить, каким образом ослабление роли Агентства по охране окружающей среды и выход из Парижского климатического соглашения помогут долгосрочному росту экономики, учитывая, что затраты на ликвидацию загрязнений потом намного превосходят издержки их предотвращения сейчас.

Что касается финансового регулирования, то масса новых правил, принятых после финансового кризиса 2008 года, превратились в адвокатскую мечту, ставшую явью. Вместо попыток управлять банками на микроуровне, было бы намного лучше гарантировать более активное участие акционеры в игре своей «шкурой», с тем чтобы крупные банки имели больше стимулов избегать излишних рисков. С другой стороны, стерилизация существующего законодательства без его замены на что-то адекватное создаёт условия для нового финансового кризиса.

Итак, хотя экономика США действительно быстро растёт, в полной мере экономическое наследие Трампа можно оказаться не ощутимым ещё десятилетие или даже больше. Если же наступит спад, то это будет не вина Трампа – по крайней мере, по мнению Трампа, который уже настроился винить Федеральный резерв США в повышении процентных ставок и уничтожении всех своих прекрасных достижений.

© Project Syndicate 1995-2018 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6514 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
18 декабря родились
Алексей Анисимов
заместитель председателя правления АО «НИХ «Зерде»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить