Монетарные экскурсии по экономике РК: банки, кредиты, инвестиции

Как работает банковская система страны, читателям Forbes.kz рассказывает Ануар Ушбаев, управляющий партнер компании Tengri Partners, в рамках серии материалов о монетарной политике Казахстана

Иллюстрация: finance.bigmir.net

Продолжение. Cм. началочасть 1, часть 2, часть 3, часть 4часть 5, часть 6.

Метафоричная архитектура коммерческого банка выглядит следующим образом:

1. Собственный капитал – фундамент здания.

2. Кредитный портфель – само здание.

3. Leverage (финансовый рычаг/плечо) – высота здания относительно глубины и прочности фундамента.

Во время кредитного бума и благоприятных макроэкономических условий банки достраивают этажи к зданию, стоящему на одном и том же фундаменте.

Бизнес банков – зарабатывать на разнице между ставками привлечения и размещения средств, в идеале конвертируя короткие деньги в длинные, а также на различных непроцентных доходах. По понятным причинам банки хотят привлекать самые дешевые обязательства из тех, что им доступны.

Если по какой-то причине вы согласились бы, получив кредитные средства, разместить их обратно на депозит в том же самом банке, или если бы средства, полученные вами по кредиту, были моментально использованы для приобретения товаров/услуг у какого-то другого лица, путем безналичного перевода на депозитный счет, хранимый этим лицом в том же самом банке, то банку вообще не потребовалось бы изначально иметь дополнительные «деньги» (см. часть 6 этого цикла) для финансирования вашего кредита.

Записав на своем балансе, по принципу двойной записи, новый актив – «кредит Серику» и новый, равный ему пассив – «депозит Серика» (1) или «депозит Берика» (2), банк был бы доволен сбалансированным увеличением портфелей активов и обязательств, не потратив ни тенге «денег».

NB: этот аргумент можно протянуть намного дальше (для чего в этой статье просто нет места), и он является фундаментальным принципом функционирования кредитной системы, крайне редко комментируемым в учебниках, и мало признанным среди адептов классической теории ссудного капитала.

В совокупности банковская система именно так и работает, и ограничением для роста являются не депозиты, не монетарная база, не (предполагая наличие постоянного доступа к ликвидности из центробанка) количество резервов, не минимальные требования по резервам, а лишь пруденциальные нормативы по собственному капиталу.

Первые четыре параметра влияют на банковскую систему – через влияние на потенциальную прибыльность нового кредита, но никак не ограничивают её возможность выдать этот новый кредит, а значит – создать новые «деньги». Повторюсь, часть этого аргумента полагается на наличие для БВУ доступа к ликвидности из центрального банка на предсказуемой основе. Дополнительными неоперационными ограничениями, естественно, являются наличие хороших заемщиков и субъективное решение банков относительно рентабельности нового займа.

В рамках одного отдельного взятого банка, однако, приведенная выше схема практически невозможна, так как в подавляющем большинстве случаев как вы, так и Берик скорее всего потратите кредитные средства таким образом, что они будут либо изъяты в виде наличности (что менее вероятно), либо переведены на счет в другом банке (что более вероятно). По этой причине первому банку необходимо будет подыскать пассив для финансирования выдаваемого вам кредита.

Если банк выдал меньше кредитов, чем принял депозитов, то в его распоряжении будут «свободные деньги» для финансирования вашего нового кредита. В случае если у банка нет достаточной свободной ликвидности, то, в зависимости от развитости денежного рынка, вариантов есть несколько.

При неразвитом или маленьком денежном рынке и отсутствии каналов заимствования средств из центробанка, ваш банк скорее всего откажет вам в кредите либо попросит обратиться позднее и начнет чуть более агрессивный маркетинг своих предложений по депозитам.

При развитом денежном рынке произойдет примерно следующее. Банк может сначала профинансировать ваш кредит из свободных резервов, после чего постарается восполнить резервы через привлечение межбанковского займа, а затем будет пытаться провести окончательную замену этого пассива на более дешевый (как правило) в обслуживании депозит. В случае недоступности свободных резервов он воспользуется фактом допущения центробанком дневных овердрафтов для обеспечения стабильности платежных систем, а затем в течения дня привлечет межбанковский заем. Если межбанковский заем по какой-то причине недоступен, банк привлечет средства из центробанка (как правило, на залоговой основе).

Последний пример – крайность, поскольку ответственные банки (по моему мнению, лучшим в мире примером во многих отношениях является Wells Fargo) будут стараться держать отношение кредитов к депозитам (LTD) на комфортном уровне ниже 100%. Под комфортным уровнем здесь подразумевается такое отношение кредитов к депозитам, которое позволяет добиваться оптимальной комбинации прибыльности банка и достаточности ликвидности на случай непредвиденных необходимостей фондирования. Примером приятной необходимости служит появление в дверях хорошего надежного заемщика, неприятной – какие-то потрясения в финансовой системе или в самом банке. Какой-то конкретный бенчмарк по LTD дать невозможно – в хорошие годы и при уверенности в стабильности экономического роста он может достигать 90%, при более консервативных макропрогнозах – опускаться до 60%. Так же оптимальный бенчмарк зависит от бизнес-модели банка – при исключительно традиционных услугах он чуть выше, при наличии большого объема кастодианских услуг – ниже.

В нормальных условиях депозиты являются самым дешевым источником фондирования для банков, далее идут межбанковские займы, фондирование у центробанка, облигации и собственный капитал - как самая дорогая форма. В связи с этим рынок предоставления депозитов так конкурентен: помимо того, что депозиты, как правило, дешевле, чем межбанковские займы, они ещё, как правило, намного стабильнее. Одна из причин, по которым депозиты дешевле, состоит в том, что депозиты физических (а во многих странах и юридических) лиц подлежат частичному государственному гарантированию.

К сожалению, данных об исторической средневзвешенной доходности по облигациям казахстанских БВУ найдено не было, однако изучение ставок по депозитам отдельно взятых банков на определенный срок и сравнение этих цифр с доходностью по индивидуальным долговым инструментам с тем же тенором (оставшимся сроком до погашения) покажет наличие интересной аномалии – в ряде случаев доходность по облигациям одного и того же банка ниже, чем ставки по его депозитам. 

Если смотреть посмотреть на это поверхностно, то некоторым казахстанским БВУ дешевле фондироваться через облигации, чем через депозиты. Однако стоит задуматься.

Если бы это на самом деле было так и некоторые банки имели надежный и постоянный доступ к более дешевым оптовым финансовым средствам на рынке, то они могли бы позволить себе закрыть часть филиальной сети (требующей содержания, оплаты сотрудников, затрат на маркетинг и т.д.) и резко увеличить долю облигационного фондирования. Однако этого не происходит, и данная аномалия в дифференциале ставок фондирования объясняется рядом причин, среди которых чисто экономический фактор – неполноценность рынка капитала и его недостаточная ликвидность.

Посмотрим на цифры крупным планом.

Из моментальных наблюдений по структуре пассивов БВУ заметны:

• снижение доли займов от других местных финансовых институтов с 15,9% в 2006 до 2,0% на 1 октября 2014;

• снижение доли выпущенных собственных ценных бумаг с 11,2% в 2009 и 12,7% в 2010 до 5,7% на 1 октября 2014;

• увеличение доли займов от государства с 0,2% в 2004 до 2,3% на 1 октября 2014;

• банковская система имела отрицательный капитал на конец 2009.

Источники оптового фондирования - такие, как облигации и межбанковские займы, - очень чувствительны к изменениям в кредитном профиле заемщика. Мировой финансовый кризис и дефолты государственного БТА лишили казахстанские БВУ доступа к длинным валютным деньгам, а создание ЕНПФ – к тенговым (до совсем недавнего времени). В условиях, когда фондовые механизмы не работают в полной мере, банки, не имеющие доступ к долгосрочному фондированию (скажем, через облигации), не способны выполнять свою функцию «конвертера» коротких денег в длинные и будут, соответственно, вынуждены делать более краткосрочные вложения.

Наблюдения по структуре активов:

• за последние 10 лет активы БВУ выросли с 2,5 трлн. тенге в 2004 до 18 трлн тенге на 1 октября 2014.

• доля размещения средств в ценные бумаги после мирового финансового кризиса упала с 14,1% в 2009 до 7,2% на конец 3 квартала 2014.

• стабильно растёт доля начисленных доходов – с 0,0% в 2004 до 8,1% в 3 квартале 2014.

Все банки обязаны держать часть ликвидных средств, привлеченных по депозитам, в виде резервов. Для этого Нацбанк устанавливает минимальные резервные требования. Далее, в зависимости от макроэкономических ожиданий, банки принимают субъективные решения относительно того, какое количество средств они будут резервировать дополнительно поверх необходимого минимального регуляторного уровня.

Можно отметить, что за годы кредитного бума, вплоть до 2007, когда объем требований банков к клиентам достиг 63% от ВВП, индикатор LTD (отношение кредитов к депозитам, упоминавшийся выше) по системе достиг достаточно опасного уровня в 125%, а после кризиса снизился до 82% на конец 3 квартала 2014.

Излишние резервы, как правило, накапливаются банками в периоды неопределенности относительно будущего макроэкономического климата и неожиданных оттоков ликвидности.

В теории, в случае роста спроса на денежные балансы в виде депозитов и снижении скорости обращения денежной массы, каждый дополнительный депонированный тенге представляет собой меньше опасности для банковских резервов в плане неожиданного оттока ликвидности. В связи с этим банк может позволить себе увеличивать отношение депозитов к резервам до того момента, пока стоимость обслуживания и риски по ликвидности привлекаемых вновь депозитов снова не сравняются с потенциальной доходностью дополнительного тенге активов.

NB: системе требуется время для того, чтобы осознать снижение скорости обращения, в связи с чем данные по изменениям в ней приводятся с временной задержкой в один год.

Немного о процентных ставках и инфляции.

В прошлый раз мы говорили о том, что ожидания инфляции являются одним из ключевых факторов реализуемой инфляции, и каждый разумный инвестор заинтересован только в тех инвестициях, доходность по которым превышает инфляцию. В случае, если активы, как минимум сохраняющие покупательную способность инвестируемых в этом периоде денег до следующего периода, не будут найдены, это приведет к резкому увеличению мотивации к потреблению в этом периоде – до тех пор, пока средства не обесценились.

Банки, предоставляя заемные средства, пользуются такой же разумной логикой, в связи с чем процентная политика по кредитам формируется исходя из собственной стоимости фондирования банка, кредитных рисков, расчетной прибыльности, а также из ожиданий инфляции и будущей динамики валютного курса.

И кредитор, и заёмщик прекрасно понимают, что займы, полученные в сегодняшних тенге, через год придется возвращать уже в инфлировавших к тому времени тенге. Если бы номинальные процентные ставки были с точностью равны инфляции, то покупательная способность никак бы не перераспределялась между кредиторами и заемщиками. В большой степени процентные ставки в Казахстане высоки лишь для компенсации потерь покупательной способности от периода к периоду.

Я несколько раз слышал мнение о том, что высокие процентные ставки в Казахстане являются причиной инфляции через увеличение себестоимости товаров и услуг на предприятиях, использующих заемные средства. Естественно, этот феномен является не более чем последствием высоких ожиданий инфляции, которые в цепочке определения будущих цен являются первичными: высокие ожидания инфляции цен будущего года быстро порождают спрос на высокую доходность денег со стороны инвесторов (среди которых банки и вкладчики-депозиторы) в целях сохранения покупательной способности.

Сами же процентные ставки, как правило, контрцикличны к инфляции, своим ростом вызывая снижение привлекательности моментального потребления и займов (а значит, инвестиций).

Ввиду того, что даже официальная инфляция достаточно высока, реальные процентные ставки существенно ниже номинальных, и нет ничего удивительного в том, что люди при таких высоких номинальных процентах всё равно берут кредиты, – поскольку реальная цена денег в разы более приемлемая, и именно реальные процентные ставки влияют на динамику внутреннего инвестиционного процесса.

Продолжение следует.

Об авторе. Ануар Ушбаев 10 лет прожил в Великобритании, учил экономику в University of Warwick, затем защитил степень магистра по прикладной математике и финансам в Imperial College London, в настоящий момент продолжает заочно писать PhD по финансовой математике. Работал в банках Goldman Sachs и Societe Generale, сегодня - управляющий партнер компании Tengri Partners.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
11399 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
23 октября родились
Аскар Мамин
премьер-министр Республики Казахстан
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить