Сможет ли Бразилия быть чем-то большим, чем придуманной силой?

Автор: Стив Форбс
главный редактор журнала Forbes

1 января – инаугурация президента Бразилии Дилмы Русеф, которая заняла этот пост во второй раз

Результат президентских выборов в крупнейшей стране Латинской Америки сдул пыль со старого убеждения: у Бразилии прекрасное будущее и так будет всегда.

Эта густонаселенная страна, богатая ресурсами и размером с континент, казалось бы, сделала гигантские шаги после кошмарного финансового кризиса конца 90-х. Хроническая инфляция остановилась, а регулирование, препятствующее бизнесу, облегчилось. Вкупе с сырьевым бумом прошлого десятилетия эти шаги вытолкнули Бразилию вперед, и к 2010 году ее ВВП стал седьмым по величине в мире. Казалось, Бразилия совершила прорыв к статусу развитой страны и была, учитывая ее размеры, готова догнать такие государства, как Великобритания и Франция.

Затем все свелось к нулю. Оказалось, бум в Бразилии во многом зависел от высоких цен на сырье. Сегодня страна в рецессии. Ее валюта резко ослабла, а инфляция угрожающе возросла. Внешние прямые инвестиции сокращаются, как и бразильские вложения в капиталы предприятий. Коррупция процветает.

Президент Дилма Русеф, которая вступила в должность, когда экономика Бразилии упала, обошла своего конкурента, поборника свободного рынка, всего на несколько процентов во втором туре. Большой вопрос заключается в том, откажется ли она от государственнической политики, которая долго угнетала экономику, или поставит страну на гибельную дорогу Аргентины и Венесуэлы, где стагнация, сокращение политической свободы, популистская демагогия и коррупция являются нормой. Если Русеф хочет, чтобы Бразилия была глобальной экономической силой, а не захолустьем огромного размера, то должна прочесть в онлайн ежегодное исследование Всемирного банка с рейтингом по экономике 189 стран Doing Business. Оно оценивает страны по регулированию, которое поддерживает бизнес-активность, и по регулированию, которое ее ограничивает. Рейтинг Бразилии невысок – 120 место в списке; она не проходит по четырем категориям.

– Открытие бизнеса. Открытие легального бизнеса в Бразилии – это маневрирование через ряд препятствий. Организации требуется пройти через 11,6 различных процедур, которые в среднем занимают 83,6 дня. Неудивительно, что в Бразилии огромная теневая экономика. Русеф должна взять пример с Новой Зеландии, где новый бизнес можно открыть за один день, щелкнув пару раз по клавиатуре. Большое поле для коррупции просто устранено.

– Разрешение на строительство. Эта сфера демонстрирует, как на самом деле сложно довести дело до конца. По сравнению с другими государствами Бразилия просто свирепа: каждый проект требует 18,2 процедуры (против 11,9 в развитых странах), которые занимают 426,1 дня (против 149,5 соответственно).

– Регистрация недвижимости. В Бразилии для регистрации необходимо пройти через 13,6 процедуры. Сравните это с другими странами Латинской Америки и Карибских островов, где средняя цифра – 7. Между тем удобная система регистрации недвижимости необходима для прогресса. Русеф должна проконсультироваться с перуанцем Эрнандо де Сото, главным мировым экспертом в этой сфере.

– Выплата налогов. Неудивительно, что Бразилия буквально перенасыщена налогами и пошлинами. Из 189 стран Doing Business она занимает 177 место в этой категории. Исследование сообщает о шокирующих 2600 часах в год, которые нужно затратить, чтобы ответить всем бразильским требованиям. Радикальное упрощение сотворило бы чудо, искоренив болото коррупции, и перенесло бы теневые бизнесы в реальную экономику. Гонконг и Сингапур – вот модели, которые должна исследовать Русеф.

Конечно, существуют и другие пагубные для экономики факторы, в том числе внутренние картели, которые душат конкуренцию, и правила, которые ограничивают внешние прямые инвестиции.

Наконец, есть решающая область для победы или краха Бразилии (или любой другой страны).

– Валютная политика. Одна из самых разрушительных идей настоящей эры – это кейнсианское убеждение, что можно управлять экономикой подобно тому, как можно управлять машиной, манипулируя ценностью валюты страны. Это все равно что ставить телегу впереди лошади.

Деньги измеряют ценность продуктов и сервисов, стимулируют коммерцию. Идея, что выпуск большего количества денег способствует устойчивому экономическому росту, такая же плоская, как вера ресторанной администрации в то, что большее число номерков для пальто увеличит поток посетителей.

Инфляция была и есть отрава бразильской экономики. Чтобы дать старт эре реальной стабильности, чтобы бразильская валюта завоевала настоящее доверие людей и зарубежных инвесторов, правительство должно начать с твердой привязки реала к доллару США и научиться поддерживать эту фиксированную пропорцию. Русеф должна изучить пример Гонконга – как он привязал свою валюту к доллару на более чем 30 лет. В итоге она прошла через жестокий экономический кризис в Азии 1998 года, когда соседние валюты рухнули.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10248 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
12 июля родились
Тимур Исатаев
член совета директоров АО "ForteBank"
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить