Ценность личности определяется калькулятором

Автор: Ермек Турсунов
кинорежиссер, сценарист, писатель

Чем глубже мы прячем свои головы в песок, тем беззащитнее выглядят наши задницы…

Складывается иногда ощущение, что в моей стране шариковы вырвались на волю и заполонили собой всё: парки, площади, школы, вузы, магазины, больницы, сцены, парламент… Они завели себе вожаков. Поделили сферы влияния. Их объединяют стадные интересы, они разговаривают на своем сленге и живут в собственном понятийном контексте. У них общие радости и горести, свои маскарады и карнавалы. Они легко поддаются дрессуре: достаточно слегка ослабить ошейник и бросить кость пожирней. Их можно выводить гулять на длинном поводке, и они не будут бросаться на прохожих, надо только заранее покормить и причесать. Их примитивные желания вполне предсказуемы. Если на время закрыть глаза на их шалости, то с ними вполне можно ладить. Самое главное – их надо развлечь. Это несложно. Для этого существует магический ящик, где крутятся их любимые шоу и сериалы о придуманной жизни, где герои смеются «гургурным» смехом и обливаются глицериновыми слезами.

Есть множество и других нехитрых способов. Главное – выключить желание мыслить. Заставить их только желать. Для этого достаточно составить несложную комбинацию из наслаждений и развлечений. Все остальное – никчемное «грузилово». Результат превзошел все тревожные ожидания: моя земля живет нынче по блатным законам, за которыми мрачно проступают контуры ее мутного будущего.

Почему так?

Колониальное сознание не могло измениться в раз. Шура Балаганов не смог удержаться – стибрил-таки кошелек в трамвае. Это не красит Шуру, но многое в нем объясняет. Мы так долго жили впроголодь, что кинулись второпях набивать брюхо про запас. Об остальном думалось не так усердно. А свобода предполагает ответственность. Осознать это не успели. В итоге нам удалось опровергнуть один из основных законов мироздания: при фактическом единстве в пространстве у нас не случилось единства во времени. Внутри собственно казахстанского общества мы до сих пор умудряемся жить в нескольких временных параллелях: кто-то до сих пор застрял в лубочной древности, другой затаился, припрятав партбилет под подушкой, кто-то успешно суетится в акординских приемных, кто-то жирует в мутной воде, молодежь завязла в соцсетях, лишь единицы стали в сознании

своем гражданами планеты.

Наша разобщенность логически проистекает из всей нашей предыстории. Чтобы ее разглядеть, не нужен микроскоп. Нужна беспристрастность. Тем более что сегодняшняя наша реальность имеет исключительный дар убеждения.

Замечено: великие почему-то часто высказываются о своих земляках в довольно резких тонах. Наверное, они видят все по-другому. Под другим углом. И принимают острее – через боль.

Вот у Пушкина есть: «…презираю отечество свое с головы до ног». Оскар Уайльд: «Англия — родина лицемеров». Фрейд в письме другу: «…не могу не признать, что мои дорогие соплеменники, за небольшим исключением, ничтожества». Джойс в письме жене: «Мне отвратительны Ирландия и ирландцы». А что говорил Абай о земляках…

Я не обладаю видением великих и вижу то, что видят все. Причем не особо напрягая зрение. Просто хотелось бы поразмышлять об этом вслух.

Как и все мы, я живу в атмосфере бахвальства и невежества, натужного смеха и подлинного горя, самодовольства и фарисейства, продажности и лжи. Я вижу, как мы стали жить в согласии с очевидно безнравственными вещами. Мои дорогие соотечественники, уверовав в культ денег, стали в некотором смысле идолопоклонниками. И если они уже окончательно поверили в то, что деньги могут сделать всё, - следовательно, они теперь и сами могут сделать всё за деньги.

Собственно, и жизнь наша превратилась в товар. Мы готовы пойти на многое, чтобы наши котировки на рынке повышались с каждым преодоленным шагом. Мы так и говорим: такой-то весит «лим» ($1млн - F), а такой-то – «ярд» ($1 млрд - F)… Критерием личности стали вполне конкретные вещи. Человек стал измеряться в цифрах. Ценность личности определяется калькулятором.

Метафора эпохи: взятка приобрела созидательное значение. Развёрнут занимательный карнавал, в котором коррупционеры борются с коррупцией, крупные воры разоблачают мелких. Или незадачливых. Такая, знаете, возня нанайских мальчиков. Драка бульдогов под ковром. «Коммунисты в законе» бьются с окрепшими хозяевами новой жизни. Со стороны это выглядит забавно. Мы смеемся. С наших лиц не сходят улыбки. Попутно мы устраиваем споры вокруг очередной подброшенной темы: получится ли у

нас пробиться в пятьдесят самых развитых или нет? Показательно, что нас не интересует результат. Нас больше заботит наша правота. А поскольку у каждого из нас своя правда, то шансов на единение опять же нет. И мы носимся – каждый со своей правдой. Мы готовы пожертвовать своим счастьем ради своей правоты. В результате – линия жизни непродуктивна.

Она не работает. Возникает озлобленность. Она растет с каждым днем. На всё и на всех. В первую очередь - опять же на своих. Поэтому у нас любят затевать реформы, потому что так легче скрыть неумение править.

Что делать, они не боятся своего народа. Не уважают. А должны бояться. Значит, это уже не тот народ, которого следовало бы бояться. И уважать. Поэтому они научились говорить лишь некоторую часть правды. А это – самый изощренный вид лжи. В данном случае так называемому народу, стоило бы помнить: чем глубже мы прячем свои головы в песок, тем беззащитнее выглядят наши задницы.

И что теперь? Я – про общую картину.

Чудовищная статистика случаев суицида среди подростков, убитые аулы и малые города, прообразы чайнатаунов в микрорайоновских многоэтажках, никудышная судебная система, силовики с моралью уголовников, непреодолимый статус сырьевого придатка, кумовство, трайбализм, кабальные нефтяные контракты, 130 миллиардов долларов внешнего долга и народ, подсаженный на кредиты…

А могло ли сложиться иначе?

Честно говоря, вряд ли. Потому что это противоречит логике. Потому что… первый театр появился в Афинах в 497 году до н.э.

Потому что, Дао дэ Цзин был написан еще в 3 веке до н. э.

Потому что Леонардо умер в1519-м в Италии, а не у нас.

Потому что Колумб перепутал Индию с новой землей.

Потому что Сырыма отравили, а Кенесары предали.

И потому что, в конце концов, Аль-Фараби ушел пешком в Дамаск...

Плюс ко всему – семьдесят четыре года в большевистском гетто. А до этого, если быть точным, с 1731 года - подданные российской империи. Боролись с царским режимом, бесстрашно и отчаянно, но разрозненно и стихийно. До царских порядков была невнятная автономность в виде отдельных княжеств с уездными князьками. У каждого – свой царь. И не надо придумывать небылицы – тогда тоже не было единства. Была – общность. Временные союзы перед лицом общей опасности. Не было и не могло быть государства в его классическом смысле. Были, возникали и гибли могущественные племена, целые империи, но это было так давно... И всегда была обширная малоосвоенная территория, которая исстари использовалась как транзитный коридор, соединявший Европу с Китаем. Так уж сложилось, и не о чем тут спорить. Но еще Вольтер говорил: «Кто хорошо служит своей родине, тот не нуждается в предках».

Другие посты автора:

Мой многоликий аул, 20 ноября 2012.

Гольф придумали казахи, 17 ноября 2012.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4724 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
16 сентября родились
Александр Винокуров
казахстанский велогонщик
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить