Почему Китаю выгоден очередной банковский кризис в США

Не бывает двух одинаковых кризисов

Это можно сказать о финансовых потрясениях последних десятилетий – Азиатский финансовый кризис конца 1990-х годов, кризис «доткомов» 2000 года, мировой финансовый кризис 2008-2009 годов. И это столь же верно в отношении кризисов, спровоцированных геостратегическими шоками – войнами, мором, голодом, пандемиями.

Сегодня мы видим потенциально летальное взаимное влияние двух источников подобных потрясений: финансовый кризис в виде краха банка Silicon Valley Bank (сокращённо SVB) и геостратегический кризис в виде эскалации холодной войны между США и Китаем. Хотя у каждого из этих кризисов свои причины, в определённом смысле это на самом деле не так уже важно: результат взаимного влияния этих кризисов, скорее всего, окажется намного больше их простой суммы.

Крах банка SVB представляет собой симптом намного более серьёзной проблемы: финансовая система США оказалась совершенно не подготовлена к возвращению высокой инфляции и сопутствующей ей нормализации монетарной политики. Риск-менеджеры банка SVB отрицали такую вероятность, поэтому банк пошёл на дно из-за огромных убытков по незахеджированному портфелю облигаций размером в $124 млрд, что спровоцировало классическое бегство напуганных вкладчиков.

Вкладчиков, даже хорошо разбирающихся в американской культуре стартапов, вряд ли можно винить в том, что они не проводят должного анализа запутанных финансовых учреждений, которым они доверяют свои финансовые активы. Такая задача лежит на Федеральном резерве, который, к сожалению, в очередной раз с ней не справился. Начиная с безрассудно мягкой монетарной политики, которая породила целую череду опасных пузырей на рынках финансовых активов (доткомы, жильё, кредитование, долгосрочные активы), и заканчивая неправильным диагнозом постковидной инфляции как «временной», Федеральный резерв допустил сейчас ошибку монументальных масштабов в банковском надзоре: он сосредоточил внимание на крупных банках и игнорировал меньшие по размерам региональные банки, такие как SVB, Signature и First Republic, где накапливались проблемы.

Особенно удручает тот факт, что всё это происходит после введения нового режима надзора вслед за кризисом 2008 года. Стресс-тесты банков по методике «А что если?» быстро стали золотым стандартом, позволяющим минимизировать риски «заражения» финансовой системы. Проведённый в начале 2009 года первый стресс-тест фактически обозначил дно кризиса, потому что по его результатам выяснилось, что только что капитализированные крупные банки способны выдержать удары при худшем сценарии резкого углубления и так уже мучительной рецессии.

Однако со временем эти стресс-тесты превратились в бездумно повторяющееся упражнение. Крупные банки сформировали достаточные запасы финансового капитала, которые полностью исключали системный крах в случае сильного шока рецессии. Целая вереница министров финансов, председателей ФРС, президентов банков и даже президентов страны единодушно нахваливали финансовую систему США, находившуюся в великолепной форме. Время от времени ФРС использовал ежегодные стресс-тесты, чтобы предупредить те или иные банки о необходимости улучшения методов риск-менеджмента или повышения адекватности их капитала. В основном всё это волшебным образом работало – вплоть до сих пор.

Мы могли бы увидеть надвигавшиеся новые проблемы, если бы не серьёзный недостаток в этих стресс-тестах: они превратились в асимметричное упражнение оценки рисков, анализируя влияние «гипотетической суровой рецессии» на крупные, системно значимые банки. Сотрудники ФРС моделировали симуляцию шоков из-за резкого спада мирового ВВП, быстрого роста безработицы, сильного падения на рынках финансовых активов – тех шоков, которые, как считалось, сопровождают возобновившуюся дезинфляцию (качающуюся на грани откровенной дефляции) и падающих процентных ставок.

Разумеется, этот гипотетический шок, который ФРС называет «крайне негативным сценарием для регулятора», прямо противоположен тому шоку роста процентных ставок, который ударил по SVB. По итогам стресс-теста в феврале 2023 года Федеральный резерв признал, что ему следует начинать шире думать о различных шоках, и допустил вероятность нового «экспериментального рыночного шока» – всё ещё рецессии, но сопровождаемой ростом инфляции. Однако почти в конце последнего отчёта о стресс-тестах Федеральный резерв лаконично отметил, что результаты эксперимента для конкретных финансовых компаний не появятся ранее июня 2023 года. И в отчёте нет никаких намёков на намерения опубликовать результаты стресс-тестов для региональных банков меньшего размера. Как всегда: слишком мало, слишком поздно.

Какое же отношение это имеет к Китаю и эскалации китайско-американского конфликта? Последние 20 лет в высших рядах китайского руководства существует определённая группа, которая утверждает, что Америка находится в состоянии перманентного упадка, открывая путь к глобальному восхождению Китая. Это мнение получило подтверждение, когда США дали старт мировому финансовому кризису, и оно, несомненно, получит ещё больше подтверждений, когда кризис банка SVB ударит по новому сегменту американской финансовой системы.

Находящийся на подъёме Китай вряд ли мог желать большего. Пока западная финансовая система в очередной раз страдает от созданных ею же самой проблем, председатель КНР Си Цзиньпинь обнимается в Кремле с «дорогим другом», президентом России Владимиром Путиным, и этим, собственно, всё сказано. Китай явно считает холодную войну с США и бойню в Украине малой ценой за усиление своих позиций на пути к геостратегической гегемонии.

Можно сделать очень важное примечание к взглядам Китая на упадок Америку. Хотя в общих словах об этом говорил ещё Мао Цзэдун (американский «бумажный тигр… находится в предсмертных мучениях»), впервые этот аргумент был полностью сформулирован Ваном Хунином в книге 1991 года «Америка против Америки». Основанная на собственных наблюдениях Вана, сделанных в период, когда он жил в США, эта книга представляет собой язвительную критику социального, политического и экономического загнивания Америки.

Для новой, самоуверенной политики Китая Ван не является каким-то невинным посторонним. Он был главным идеологическим советником двух предшественников Си Цзиньпина (Цзян Цзэминя и Ху Цзиньтао) и сыграл аналогичную роль для Си, представив книгу «Мысли Си Цзиньпина» в качестве нового идеологического якоря Китая. Ван оказался одним из всего лишь двух членов высшей руководящей команды страны (состоящего из семи человек Постоянного комитета Политбюро), которые сохранили свой пост, и его только что назначили председателем Народного политического консультативного совета Китая. Крах банка SVB только укрепляет позиции Вана.

Под конец стоит вспомнить о китайской этимологии. На китайском слово «вэйцзи» (危机) имеет двойное значение – «опасность» и «возможность». От банка SVB до Ван Хунина – мы видим усиление опасного взаимного влияния очередного финансового шока, сделанного в США, и резкой эскалации китайско-американской холодной войны. Находящийся на подъёме Китай жёстко нацелился на подверженную кризисам Америку.

© Project Syndicate 1995-2023 

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Ошибка в тексте