К миру через прибыль

Взгляд изнутри на засекреченные стартапы, которые меняют израильско-арабско-палестинский мир

Пока израильские и палестинские политики ведут долгоиграющие переговоры, предприниматели двух стран ведут свою игру, чтобы ускорить процесс перемен.

ТРАНСГРАНИЧНАЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ ЭЛИТА: В израильском офисе Cisco на севере Тель-Авива палестинские инженеры Ахмед Бадир (вверху справа) и Джафар Хаджеар (внизу справа) встречаются с израильскими коллегами Озом Бен-Рефаэлем (вверху слева) и Мичел Коэной (внизу слева). Палестинцы работают в Ramallahased Exalt Technologies, которая занимается разработкой программных решений для Cisco. Бен-Рефаэль говорит: «По-моему, это невероятно, что мы можем преодолеть разделяющее нас расстояние. Нам просто нужна общая цель». Бадир добавляет: «Нам всем было очень любопытно посмотреть, что из этого получится».

Сцена в ресторане у Мертвого моря, расположенном в «зеленой зоне» – нейтральной территории, не принадлежащей ни Израилю, ни Палестине, – кажется нереальной даже по ближневосточным меркам. Снаружи у входа прилег верблюд, у барной стойки два солдата пьют кофе, а группа раввинов в углу читает молитву перед обедом. Никто не обращал внимания на десяток израильтян и палестинцев, расположившихся вокруг стола в задней комнате. 

«То есть система безопасности должна работать для всего проекта, а не для отдельного задания?» – спрашивает палестинец. «Именно, – отвечает израильтянин и добавляет: – А буфер нужен открытый или скрытый, как считаешь?» Второй палестинец перебивает: «А кто будет его прятать?» Остальные смеются. Еще один палестинец, не обращая никакого внимания на звезду Давида на стене за его спиной, спрашивает: «Вам нужна правда или правда и безопасность?»

Фото: Хайди Левайн /Sipa Press для Forbes
ОТКРЫТО ДЛЯ БИЗНЕСА: Один из самых успешных предпринимателей Западного берега Тарек Мааях, директор Exalt Technologies, на фоне офиса компании в Рамалле. «Обычно палестинцы покупали продукты и услуги у израильтян, мы меняем этот порядок вещей в лучшую для палестинцев сторону, – говорит он. – Нужно, чтобы международные IT-корпорации увидели, что в Палестине есть много возможностей и большой незадействованный потенциал».

После многих десятилетий конфликта официальные отношения между Палестиной и Израилем остаются сложными, поэтому любой конструктивный диалог только приветствуется. Но за этим столом идет речь не о военных патрулях и не о возобновлении мирных переговоров после трех лет политического тупика. Участники тренинга, организованного Cisco Systems, говорят на одном языке – технического менеджмента. В течение последних двух лет состоялось около 100 таких встреч между израильскими экспертами в сфере высоких технологий и палестинскими предпринимателями, надеющимися найти способ перенести израильское экономическое чудо «нации стартапов» через границу. Программа тренингов – это лишь один из десятков негласных и часто засекреченных проектов, которые разрабатываются на Святой земле.

«Разрешению конфликта может способствовать формирование среднего класса, который будет включать всех, независимо от возраста, пола и религии», – говорит Джон Чемберс, генеральный директор Cisco, наиболее активный участник коалиции руководителей американских IT-компаний, плечом к плечу занимающихся реальной дипломатией. В коалицию входят Intel, Hewlett-Packard и Microsoft. 

У Западного берега с Израилем и без того многомиллиардный торговый оборот, обусловленный их соседством и контролем еврейского государства над палестинской территорией. Даже в Газе, чьи лидеры не скрывают своих планов по уничтожению Израиля, есть постоянный поток товаров, пересекающих границу. Но проходящая в апреле встреча на берегу Мертвого моря знаменует собой более масштабное и редко обсуждаемое вслух явление. Дело не в торговле. Сотни израильтян и палестинцев становятся партнерами по бизнесу и коллегами в стартапах, постепенно трансформирующих экономику Палестины, по крайней мере на Западном берегу. 

Этот процесс идет очень непросто. Для подготовки этого материала Forbes взял интервью у десятков руководителей IT-компаний по обе стороны границы и практически каждый из них не скрывал тревоги по поводу того, как будут восприняты его комментарии. Многие настаивали на полной анонимности. Forbes было разрешено присутствовать на тренинге на Мертвом море только при условии, что точное местонахождение не будет разглашено. В Палестине есть много людей, для которых любое сотрудничество с Израилем – это измена, даже когда оно направлено на укрепление местной экономики. Хотя большинство в еврейском государстве приветствуют партнерские отношения с Палестиной, есть значительное меньшинство, которое опасается, что палестинцы, вооруженные израильскими технологиями, в будущем захотят использовать эти знания против израильтян. 

Но, несмотря на взаимное недоверие, совместные проекты не прекращаются. Израильские компании и филиалы американских корпораций проводят в Палестине тренинги и инвестируют в местные стартапы. В результате, по оценкам Forbes, сейчас на Западном берегу в сфере IT работает 300 палестинских фирм, штат которых насчитывает 4500 сотрудников. И это далеко не предел: израильские и западные венчурные фонды инвестируют более $100 млн в создание условий для запуска новых стартапов палестинцами и израильскими арабами, составляющими одну пятую населения Израиля. Тем временем Чемберс и его коллеги в американских корпорациях активно содействуют тому, чтобы филиалы их компаний в Израиле отдавали проекты на аутсорсинг жителям Палестины и принимали на работу все больше израильтян арабского происхождения. 

В Рамалле палестинцы пьют коктейли. Ноутбуки открыты, смартфоны включены

Все это происходит за кулисами политического процесса. Мирные переговоры под предводительством госсекретаря США Джона Керри идут очень медленно. Политики не могут обеспечить прогресс и винят в этом друг друга. Частный сектор в отличие от них нацелен на достижение результата в кратчайшие сроки. Поэтому бизнес заинтересован в развитии взаимовыгодных проектов в достаточном количестве для того, чтобы обе стороны были экономически заинтересованы в поддержании мира.

Фото: Хайди Левайн /Sipa Press для Forbes
ТРУБКА МИРА: Webydo – популярный израильский стартап, помогающий дизайнерам разрабатывать недорогие корпоративные сайты без привлечения программистов и разработчиков. «Мы позволяем дизайнерам рулить», – говорит директор проекта Шмулин Гризим. Стартапом управляет уникальная команда: Гризим – ветеран одного из элитных подразделений израильских войск, а Цвика Штейнмец (справа) – религиозный сионист, не снимающий вязаной ермолки. Первый инвестор компании: состоятельный строитель Хишам Аднан Райя – израильтянин арабского происхождения (слева). Эти трое стали близкими друзьями, они вместе ездят отдыхать в пустыню и собираются вечерами для игры в Play Station. «Иногда они выигрывают, иногда я», – говорит Райя.

Рамалла – деловая столица Западного берега, находится на расстоянии 20 минут от Иерусалима. По крайней мере, на бумаге это так. Но когда группа топ-менеджеров из оспариваемой обеими сторонами восточной части Иерусалима согласилась встретиться с корреспондентом Forbes за обедом в Рамалле, встречу пришлось отменить в последний момент из-за закрытия КПП, где 50 палестинцев закидывали камнями и горящими автопокрышками израильских солдат. Очевидно, что ведение бизнеса в Рамалле, ставшей средоточием технологических стартапов Западного берега, имеет свои трудности. Но бизнес они не парализуют: понадобилось всего три телефонных звонка, чтобы вместо топов на обед пришли местные предприниматели – владельцы компаний, работающих в сфере высоких технологий. Мы встретились с ними в мексиканском ресторане «Фуэго», одном из десятка популярных в городе мест, где палестинская молодежь сидит за столиками с ноутбуками, попивая коктейли и играя со смартфонами. Эта картина ничем не отличается от той, которую можно наблюдать в любом баре в Сан-Франциско. 

Один из наших собеседников – Тарек Майях, основатель базирующейся в Рамалле Exalt Technologies, где 90 сотрудников занимаются разработкой ПО для таких компаний, как Cisco Israel. В ближайшие дни его фирма заключит выгодное соглашение с израильским филиалом еще одной американской компании. Но Тареку намного интереснее поговорить о стартапе, в который он только что вложился, – Shop Zooky, приложение, позволяющее пользователям Facebook получать всю информацию о предложениях, скидках и обновлении ассортимента онлайн-магазинов. 

ИНСТРУКТОР ПО ПРОЦВЕТАНИЮ: с 2011 года израильтянка Тамми Авигдор провела при поддержке Cisco серию тренингов для 24 палестинских компаний. На этой фотографии она (слева) в иерихонском отеле с палестинкой Аменой Швейки (справа) на семинаре для менеджеров высокотехнологичных компаний. «Мы помогаем им выходить на мировой рынок, – говорит Авигдор. – Нашим тренингам ничто не помеха. Ни война, ни заявления ООН, ни протесты по любую сторону границы. Я хочу, чтобы все они добились успеха».

Справа от него сидит Хусни Абу Самра. Он начинает было рассказывать о приложении, которое разработала его компания Mobi Stine (оно помогает беременным женщинам спать в положении, которое не вредит им и ребенку), как его отвлекает звук пришедшего эсэмэс. Самра улыбается: «Моему сыну 14 лет, я принес ему MacBook и сказал: «Вместо того чтобы сидеть в Facebook, научись-ка лучше разрабатывать приложения для iPhone». Он ответил: «Ладно. Давай сюда Mac». Только что сын Самры написал отцу, что Apple Store одобрили первое разработанное им приложение Games Different – состоящую из 20 уровней головоломку.

У предпринимателей Западного берега есть и амбиции и масштабы. Десяток палестинских университетов ежегодно выпускает 2 тыс. специалистов инженерных и компьютерных наук, хотя всего в этой отрасли занято не более 4500 человек. Многих выпускников это вынуждает уехать за границу, но есть и те, кто становится предпринимателем. Недавно в Рамалле прошла выставка стартапов, где были представлены такие проекты, как психологическая онлайн-служба для религиозных арабских женщин, которые не могут выходить из дома. 

Фото: Хайди Левайн /Sipa Press для Forbes
СЕМЕЙНЫЙ БИЗНЕС: президент Израиля Шимон Перес стал лауреатом Нобелевской премии за инициативу подписания соглашений в Осло. Его сын, отслуживший 10 лет в израильских ВВС, основал в 1992 году торгующуюся на бирже компанию Mofet Israel Technology Fund. В 1996 году он стал сооснователем Pitango. Теперь, как и его отец, он занимается укреплением арабо-израильских отношений.

Непоследнюю роль играет и режим власти. Большинство из 300 IT-компаний Палестины работают в Рамалле. Газа, где главенствует «Хамас», практически не имеет связи с Израилем, и там нет предпринимателей в сфере высоких технологий. Один из палестинских консультантов говорит нам, что в Газе живет порядка 3000 кодеров и разработчиков ПО. Все они работают на фрилансе и, по его словам, с трудом зарабатывают на хлеб. 

Конечно, и на Западном берегу не все так гладко. Серьезную проблему представляют блокады, хотя большинство предпринимателей Рамаллы жалуются не столько на неудобства для них лично, сколько на несправедливое преимущество, которое получают израильские конкуренты. Особенно сильно их не устраивает блокада высокоскоростной мобильной связи, которую Израиль установил по неразглашаемым соображениям безопасности. Когда в марте Израиль посетил президент США, его встретили плакатами: «Обама, оставь смартфон дома. У нас нет 3G».

Фото: Хайди Левайн /Sipa Press для Forbes
НОВЫЕ ЛИЦА РАМАЛЛЫ: Фарис Захир (справа) вместе с Сери Абделхади (слева) запустили в Рамалле сайт Yam Safer, через который пользователи в странах арабского мира могут забронировать комнаты в отелях. А какое настроение царит в родном городе Фариса? «Людей долгое время подавляли, – говорит он. – И сейчас они ощущают все особенно остро». Он транслировал свои сложные чувства в желание добиться успеха. Сейчас на него работают 12 сотрудников, включая Валау Абу-Лебдех (внизу).

Политика ставит палестинцев перед трудным выбором. Как можно принимать помощь и деньги от израильских бизнесменов, если политики и армия воспринимаются как оккупанты Палестины? «Многие верят, что любое сотрудничество с израильской стороной, не включающее политическое урегулирование, это «нормализация» отношений. Само это слово уже стало табу», – говорит Сайед Нашеф, который оставил руководящую должность в Microsoft, чтобы основать Sadara Ventures – первый венчурный фонд на палестинской территории.

Нашеф находится в довольно сложном положении. Он главный венчурный финансист на Западном берегу, но его основной партнер по бизнесу – еврей Ядин Кауфманн, у которого огромный опыт инвестиций в израильский хай-тек. Уже только поэтому Нашефа можно считать «нормализатором». Совместно партнеры привлекли почти $30 млн стартового капитала у 24 инвесторов, в числе которых Джордж Сорос, Стив Кейс и Джефф Сколл, а также Cisco и Европейский инвестиционный банк. Еще 19 инвесторов предпочитают оставаться за кадром, хотя, по словам Нашефа, они не израильтяне и не палестинцы. 

«Многие люди понимают, что то, что мы делаем, не имеет ничего общего с нормализацией, – объясняет Нашеф, с которым мы беседуем в Рамалле в отеле Movenpick. – Но есть и такие, кто отказывается с нами работать». Он ощутил это на своем опыте в прошлом году, когда один из ведущих на Западном берегу университетов сначала пригласил его рассказать о создании стартапов, а потом отозвал приглашение. «В Бирзейтском университете меня не захотели слушать, потому что сочли поборником нормализации, – улыбается он. – Я по этому поводу не переживаю. Меня больше расстраивает то, что студентам не дали возможности получить ноу-хау и знания, которые у меня есть». Нашеф, по его собственному выражению, не является сторонником или противником вооруженной борьбы, полагая, что существуют разные формы противостояния. Одна из них – быть сильнее экономически.

Фото: Хайди Левайн /Sipa Press для Forbes

Когда фонд Sadara только становился на ноги, опасения были у обеих сторон. «Израильтяне не хотели инвестировать в арабский фонд, а арабы не хотели видеть в соучредителях еврея», – говорит Стюарт Паперин, в прошлом финансовый директор Western Union, который сейчас контролирует инвестиции в фонд Sadara, поступившие от Soros Economic Development Team. Однако после первоначального раунда привлечения средств в 2011 году Sadara собрала достаточно, чтобы инвестировать сразу в два проекта, одним из которых стал Yam Safer, арабская версия Hotels.com. Яркие офисы YamSafer, где 12 сотрудников управляют программой бронирования и помогают пользователям организовывать поездки, напоминают лофты в нью-йоркском районе Трайбека. Сайт работает в 22 странах арабского мира и только что был запущен в Турции. 

На вопрос о том, сталкивался ли Yam Safer с проблемами из-за того, что получает финансирование от управляемого израильтянином фонда, 26-летний директор стартапа Фарис Захир отвечает, что это не так уж важно. Но тут же признает, что компания не стремится афишировать этот факт: «Одно дело, когда есть израильтяне, помогающие успеху проекта в личном качестве, и другое – когда от Израиля поступают деньги, что может быть расценено как политическая аффилированность».

Такой прагматичный подход должен принести свои плоды. Паперин считает, что Sadara мог бы привлечь и намного больше средств, но зарождающийся палестинский рынок еще не в состоянии их освоить. «Здесь пока не так много возможностей, – говорит он. – Но те, кто выбирает не военные, а экономические средства воздействия, получат значительные дивиденды. Сейчас, когда у фонда уже есть пара проектов, я предложил коллегам снова выйти на рынок и привлечь еще денег». 

Если Израиль, занимающий первое место в мире по числу стартапов на душу населения и третье по числу компаний, торгующихся на Nasdaq, по праву зовется «нацией стартапов», то Эреля Маргалита можно считать одним из ее отцов-основателей. В 1993 году он создал один из первых венчурных фондов Израиля и убедил 70 американских компаний, включая IBM, открыть здесь свои офисы. Спустя пару десятилетий этот родившийся в кибуце 52-летний предприниматель с таким же энтузиазмом планирует освоение палестинских территорий: «Здесь много чего происходит, но люди пока не осознают масштабы существующих возможностей». 

То, что широкая общественность пока недооценивает потенциал палестинских стартапов, главным образом связано с тем, что обе стороны не афишируют реальный размах совместных проектов. Недавно Маргалит принял участие в секретной встрече 40 палестинских и израильских лидеров IT-индустрии. Это уже был не тренинг для передачи знаний, как проведенное под эгидой Cisco собрание на Мертвом море, а настоящая неформальная деловая сессия, где стороны обсуждали возможности для совместной работы. Встреча прошла в Рамалле, и после обсуждения в офисе многие участники продолжили переговоры в местном ресторане, где, по словам Маргалита, подают отличный кебаб. 

Встреча израильтян и палестинцев прошла в тенте, который поставили позади бензоколонки

«Все это происходило очень естественно, – вспоминает он во время нашей беседы в тель-авивском кафе. – И я не переставал удивляться тому, что вообще с нами происходит. Ведь они – наши соседи. Они хотят делать разные проекты. И мы хотим. Мы можем работать вместе. Они живут в 20 минутах от Иерусалима. Нам нужно начать с чистого листа. Нажать рефреш». Маргалит не ограничивается поддержкой отдельных инициатив. В январе он победил на выборах в кнессет, где намерен содействовать мирному процессу через создание регионального экономического центра.

Для многих из тех, кто разделяет его убеждения, естественным местом для начала перезапуска арабо-израильских отношений стал Назарет, родина Иисуса, где сейчас проживает крупнейшая в Израиле арабская община. 20% населения страны составляют арабы, но среди руководителей 493 компаний, акции которых торгуются на Тель-Авивской бирже, арабов нет. Израильтяне арабского происхождения давно ощущают себя оторванными от большинства. Они освобождены от обязательной службы в армии, что лишает их таких важных для «нации стартапов» преимуществ, как неограниченный доступ к техническому образованию и формирование навыков работы в команде и эффективного руководства. «Они боятся потерпеть неудачу. Из-за этого страха многие арабы даже не мечтают о том, чтобы владеть собственной компанией», – говорит один из крупнейших в стране работодателей-арабов Имад Телхами, владелец компании по разработке ПО и предоставлению IT-услуг Babcom, в которой работают 1500 сотрудников.

Эйтан Вертхаймер, сын одного из известнейших предпринимателей Израиля, обещает потратить на борьбу с этим явлением «200% своего времени». В апреле он перерезал ленточку на открытии Индустриального парка Назарета – комплекса стоимостью в $25 млн, который станет инкубатором для арабских стартапов. «Мы хотим, чтобы они работали в нормальных условиях, а не в тесных гаражах рядом с домом», – говорит Эйтан. Кроме инкубатора Вертхаймер предлагает предпринимателям кредиты с низкими ставками, которые, по его словам, сейчас обеспечивают 12 000 рабочих мест и оборот в объеме $1,4 млрд. На практике этот проект выглядит не так амбициозно, как изначальная идея объединить Израиль и Газу в одном «капиталистическом кибуце», но зато здесь можно рассчитывать на быструю окупаемость. «Стартапы, которые я поддерживаю, растут на 8,5–9% в год, тогда как страна – всего на 2–2,5%»,– говорит он.

Его позицию разделяет и Хеми Перес, сын израильского президента Шимона Переса и управляющий Pitango – крупнейшего венчурного фонда страны с капиталом в $1,4 млрд. Хеми отмечает, что арабский сегмент интернета растет быстрее всего и скоро арабский станет четвертым среди наиболее распространенных языков мира после английского, китайского и испанского. «Молодому поколению хочется ощущать себя частью чего-то глобального. Многие молодые израильские арабы скажут вам: «Давайте не будем о Палестине. Мы хотим быть частью Израиля. Мы хотим, чтобы нас услышали».

Поэтому Перес основал $50-миллионный фонд Al Bawader, призванный поддерживать проекты, инициируемые арабами. Это первый такой опыт на Ближнем Востоке. В числе инвесторов фонда – правительство Израиля, израильские арабы, евреи, а также палестинцы.

Перес не разглашает ни имен инвесторов, ни названий тех арабских компаний, которые фонд уже поддерживает. «Мы не хотим привлекать внимание к тому, что они финансируются из Израиля, потому что у них много клиентов в арабском мире. Есть риск, что они потеряют пользователей, – говорит Перес, глядя на Средиземное море из окна своего офиса в Герцлии – израильской версии Кремниевой долины к северу от Тель-Авива. – Нам не стоит размахивать нашим флагом». Он опасается, что компании, получающие от него финансирование, могут пострадать от бойкотов или действий экстремистов, требующих неукоснительного соблюдения заповеди «не сотрудничай». 

Перес – один из тех, кто видит в мирном процессе возможность для экономической выгоды. Al Bawader сейчас поддерживает семь проектов, и Перес возлагает особенно большие надежды на базирующуюся в Назарете компанию Datumate, которая разработала программное обеспечение для рендеринга трехмерных топографических карт. Кто ее основатель? Араб со степенью доктора географических наук. Кто вице-президент по маркетингу? Еврей. Таких примеров десятки, но лишь немногие готовы заявлять о себе публично. «У меня есть прекрасная история успеха, но владелец компании вряд ли согласится на интервью с вами», – вздыхает Ади Пундак-Минц, генеральный партнер фонда Gemini Israel Venture, с активом в $700 млн. 

Палестинцы намного более активно общаются с журналистами, когда речь заходит о сотрудничестве с американскими корпорациями. Джон Чемберс из Cisco вспоминает, как прошла его встреча с Махмудом Аббасом в Рамалле. К его удивлению, президент Палестинской национальной администрации пригласил на нее весь свой кабинет. В конце встречи Чемберс пообещал направить на поддержку арабских стартапов $10 млн. «Мы это делаем не для пиара, – сказал он Аббасу. – Но, если хотите, я могу поговорить об этом с прессой, чтобы нашему примеру могли последовать и другие компании». «Вас это правда не затруднит?» – спросил Аббас. Стоило Чемберсу согласно кивнуть, как двери кабинета распахнулись и к нему бросилась целая толпа палестинских журналистов и фотографов.

Рассказывая эту историю, Чемберс радостно смеется. Такое впечатление, что уроженец Западной Вирджинии больше, чем сами израильтяне и палестинцы, верит в экономические и социальные выгоды, которые принесет мир на Ближнем Востоке. Он впервые задумался о перспективах мира 10 лет назад, когда в Давосе с ним встретился король Иордании Абдулла и попросил Cisco помочь реформировать систему образования в регионе. «Мы занимаемся этим потому, что хотим изменить мир. Нам не так интересны скромные масштабы. Конечно, хорошо помочь деревне, но намного важнее понять, как можно помочь всей стране», – говорит Чемберс. 

Нераскрытые ресурсы Израиля

Фото: Хайди Левайн /Sipa Press для Forbes
Рина Басс, женщина из общины хареди, инженер по тестированию, работает вместе с коллегами-мужчинами в лаборатории Intel в Иерусалиме. Сейчас среди сотрудников филиала более 100 ультраортодоксальных евреев.

Палестинцы и израильские арабы не единственные, кто пытается нагнать ушедшую далеко вперед «нацию стартапов». Ультраортодоксальные израильские общины («хареди» на иврите), которые десятилетиями держались в стороне от мейнстрима, сейчас тоже стремятся наверстать упущенное.

Как и арабы, хареди не обязаны нести военную службу, которая для светских израильтян часто служит трамплином в предпринимательскую деятельность. И, как и палестинцы, эти общины, для которых семья и изучение Торы намного важнее карьеры, отчаянно бедны. Intel, у которого 8500 сотрудников в Израиле, генерирует 10% промышленного экспорта страны. Хареди – это еще один неосвоенный ресурс для компании. За последние пять лет компания постепенно ассимилировала их в свой коллектив, сейчас из 1000 сотрудников офиса в Иерусалиме более 100 ультраортодоксы. 

Intel специально консультируется с раввинами общины, чтобы обеспечить хареди условия в соответствии с традициями, требующими, к примеру, чтобы женщины-хареди не прикасались к мужчинам, за исключением их мужей. «Мы все лучше узнаем друг друга», – говорит Йишаи Франкель, генеральный менеджер иерусалимского офиса Intel. «У нас на работе получается микромодель всего израильского общества». 

Компании пришлось столкнуться и с непредвиденными трудностями. Франкель говорит, что хареди часто отказываются от повышения, потому что их воспитание требует постоянного проявления крайней скромности. Еще сложнее добиться от них оценки результатов деятельности коллег. 

Они просто не хотят никого оценивать, – говорит женщина-хареди Сари, получившая повышение до менеджера. – На иврите это называется «лашонхара» и означает, что о других нельзя говорить плохо». 

И все же, говорит Франкель, это того стоит «Мы принимаем хареди на работу, потому что они хорошо работают, они умны и мотивированы. Они уже определяют развитие инноваций», – объясняет он. И если вы понаблюдаете, то увидите, что женщинам-хареди, в чьей культуре поощряется рожать как можно больше детей, очень нравится такая независимость. В случае Сари с ее четырьмя детьми сидит ее мама, а ее муж весь день проводит в иешиве за изучением Торы. А кто ему готовит? «Даже не знаю, – говорит она со смешком. – Где-то он находит себе еду». На вопрос о том, настанет ли день, когда женщины-хареди откроют собственные компании, Сари радостно улыбается: «Я уверена, что да. Конечно, жены об этом дома не говорят». Знаменательно и то, что мужчины-хареди тоже все активнее ищут работу. Один из них – старший разработчик Ариель Маламуд рассказывает нам, что ему пришлось выбирать между своими занятиями по изучению Торы и работой в Intel. Он сделал то, что сделает каждый хороший хареди, – посоветовался с раввином. «Я помню, что мы с ним шли рядом, – рассказывает Маламуд, – и он спросил меня: «А что такое Intel? Это серьезная компания?» Ариэль ответил, что да. «Тогда иди в Intel, – посоветовал раввин. – Серьезность – это важное качество».

Cisco вложила более $15 млн в развитие израильско-палестинского сотрудничества, и ей пришлось многое понять на собственном опыте. Сначала компания проводила свои тренинги в Рамалле, но, по словам Зики Абзук, руководителя венчурных инвестиций израильского филиала Cisco, многие израильские преподаватели боялись туда ездить. Она тоже поначалу боялась: «Я ношу контактные линзы, и, когда мы начали ездить в Рамаллу, я брала с собой очки на случай, если меня похитят».

У Саада Абдулхади, чья компания Al Nasher оказывает услуги в сфере медиа и насчитывает 80 сотрудников, были другие возражения: он отказался от участия в обучающей программе Cisco еще до начала первой сессии, когда увидел, что она будет проходить на пограничной территории, которую, по его мнению, украли израильтяне. «Мы должны быть солидарны с арабским миром, – заявляет он. – Поэтому я отказался от всей программы».

Но для большинства палестинцев стремление к знаниям важнее политики. Встречи, проходившие в городе посреди пустыни, куда не захотел ездить Абдулхади, в конце концов были перенесены в синагогу – единственное здание с кондиционером. «Это показывает, насколько мы полны решимости и намерены развивать нашу страну», – говорит Сэм Хуссиени, координирующий программу Cisco в Палестине. Одну из первых встреч из-за незапланированного закрытия КПП пришлось провести в установленном позади автозаправки тенте, арендованном у бедуина. Участники сидели на ковриках, как какое-то ветхозаветное сборище.

Проекты Cisco вызвали резонанс, и ее примеру последовали другие американские IT-корпорации, которые стали использовать израильские филиалы для работы по обе стороны границы. Благодаря американцам палестинцы стали с большим доверием относиться к базирующимся в Израиле организациям, а крупные израильские IT-компании тоже начали налаживать отношения с палестинскими предпринимателями. Cisco придала этому процессу формальную структуру, пригласив 35 компаний объединиться в коалицию Ma’antech (c арабского «Вместе»), в которую вошли все – от IBM до израильского банка Hapoalim, кто ставит своей целью создание рабочих мест для арабских IT-специалистов. Пока что деятельность коалиции финансирует только Cisco. «Мне нравится прокладывать новые дороги, видеть, как прорастают семена», – говорит Чемберс. Hewlett-Packard теперь тоже отдает часть своих научно-исследовательских разработок на аутсорсинг на Западный берег. Израильское отделение Microsoft стало привлекать к своим проектам палестинских инженеров из Рамаллы.

Дальше других в своих усилиях по развитию палестинской IT-отрасли пошла Intel. В марте корпорация провела технологический форум, который собрал 60 палестинских и израильских предпринимателей. А офис Intel в Иерусалиме – это как иллюстрация к мечте о будущем Ближнего Востока: в коридорах возле кофе-машин дружески беседуют практически неотличимые друг от друга израильтяне и палестинцы, рядом с ними – христиане и друзы, закутанные в паранджи арабские женщины и носящие парики ортодоксальные иудейки, которых Intel все активнее набирает в штат.

Другой проблеск будущего можно было увидеть в конце мая, когда Google пригласила руководителей палестинских и израильских IT-компаний в свою штаб-квартиру в Тель-Авиве на вечер неформального делового общения, посвященный знакомству, переговорам и заключению сделок. В соответствии со своими принципами Google не приемлет скрытности, на которой настаивают, например, Cisco и Маргалит. Палестинцам удалось настоять, чтобы на встрече не присутствовали журналисты, но информация просочилась в социальные сети, пользователи которых оживленно спорили о том, можно ли считать такие мероприятия «нормализацией». PITA, палестинская ассоциация предприятий в сфере высоких технологий, не стала открыто поддерживать инициативу Google, но участие во встрече приняла. И это хороший знак, потому что именно так измеряется прогресс на Ближнем Востоке. 

Все, кто связан с развитием высоких технологий на Ближнем Востоке, сходятся в одном: эти усилия частного бизнеса не имеют ничего общего с благотворительностью. Палестинцы годами получают от других государств и международных организаций финансовую помощь, которая часто расходуется не по назначению и никогда не способствует долгосрочным изменениям. Но партнерские отношения с израильскими компаниями и представительствами американских компаний им действительно интересны, потому что дают им реальную возможность развивать экономику, сохраняя при этом свою национальную гордость. В Израиле всего 

6 млн еврейского населения, но, несмотря на это, он стал локомотивом высоких технологий. А 1,6 млн проживающих в Израиле арабов и 4,4 млн жителей палестинских территорий – это один из важнейших еще не разработанных ресурсов. Cisco, Intel и их партнеры уверены: если не будет реальной пользы для бизнеса, то никто этим заниматься не будет.

Но это не означает, что две стороны одинаково смотрят на будущее мирного процесса. Палестинцы признают, что совместные деловые инициативы – это способ улучшить отношения, но ни один из тех, с кем встречался корреспондент Forbes, не желает, чтобы они стали заменой политическому решению. Палестинцы просто подходят к этому вопросу прагматично и извлекают выгоду из соседства с одной из наиболее развитых в технологическом отношении стран мира. Израильтяне и американцы, напротив, все больше склонны считать, что бизнес-проекты могут стать шагом к мирному соглашению.

В конечном счете все это лишь слова. Если реальные условия порождают экономическую необходимость сотрудничества, то рано или поздно оно начнется.

Поэтому усилия множатся. Cisco планирует провести в октябре большое корпоративное мероприятие в честь третьей годовщины коалиции Ma’antech. Палестинские преподаватели обучающей программы предложили устроить вечеринку на побережье в Тель-Авиве, если будут получены разрешения. «Для многих палестинцев это будет первая поездка на средиземноморский пляж», – говорит тренер учебной программы Cisco Тамми Авигдор. Празднование годовщины позволит обсудить проекты сотрудничества с палестинскими директорами компаний.

А тем временем консорциум, объединивший крупнейших израильских, арабских и американских инвесторов, вот-вот объявит о запуске нового 25-миллионного инвестиционного фонда. И хотя ключевые участники предпочитают пока держаться в тени, со временем завеса тайны рассеется и арабские предприниматели станут более открыты партнерству с Западом. 

В конечном счете все эти инициативы и целевое финансирование – это лишь катализаторы естественного процесса. Для успеха на свободном рынке предпринимателям необходимо активно развивать деловые отношения. И они будут это делать, потому что это самый быстрый путь к успеху, а не потому, что так хотят инвесторы. 

Весь этот процесс изнутри наблюдает Ицхар Шай – руководитель израильских проектов венчурной инвестиционной компании Canaan Partners, под управлением которой находятся $3,5 млрд. В январе 2012 года он запустил сетевое сообщество Start up Stadium, созданное как форум для общения израильских предпринимателей. Сегодня в нем более 15 000 участников, и, по словам Шая, почти 10% из них – израильские арабы. Еще интереснее то, что в работе сообщества участвуют порядка 1000 палестинцев. Это реальные показатели, как нельзя лучше демонстрирующие устремления и чаяния молодых людей, которым предстоит еще много лет жить на этой земле. Все это вселяет надежду в мирное будущее региона, древнего, как сама история человечества. «Когда здесь все идет хорошо, действительно легко проникнуться оптимизмом, – говорит Паперин из Фонда Джорджа Сороса. – Но бывают и трудные дни, когда только и остается, что ждать смены погоды». 

Клиника для предпринимателей

Фото: Хайди Левайн /Sipa Press для Forbes

Cisco может написать руководство по ведению бизнеса в разных странах мира. А какие качества в деловых партнерах важны для Джона Чемберса? 

– Как вы решаете, на какие рынки выходить?

– В первую очередь смотрим на цифры и подходим с чисто деловой точки зрения. Но у нас есть и желание изменить мир. Поэтому мы рассматриваем новые рынки с двух точек зрения, в зависимости от того, насколько правительства этих стран способны понять нашу мотивацию. Если они верят, что интернет и Cisco могут помочь их странам достичь поставленных целей, понимают значение широкополосного доступа для развития образования, здравоохранения, рынка труда и инноваций. 

– А есть момент, когда вы понимаете, стоит ли игра свеч?

– Обычно в первые 10–15 минут после начала разговора становится ясно, есть ли нужный уровень доверия. Конечно, есть много предварительной работы над определением целей и развитием отношений, где всегда активно участвует наша команда на местах. Я помогаю с разработкой стратегии, но команда играет большую роль. Если все сделано правильно, то это как получить голевую передачу прямо перед воротами. Тогда вся надежда на меня, что я не промахнусь. 

– Кроме Ближнего Востока на какие еще рынки смотрит Cisco? 

– Россия, Индия, Китай, Мексика, Бразилия. Это понятный выбор. Но есть еще Индонезия – там огромные возможности для позитивных перемен. Только представьте себе: почти 18 тысяч островов и свыше 250 миллионов человек. Какое значение здесь имеет связь! 

– На какие риски вы смотрите прежде всего? 

– Самое главное – наша репутация на мировых рынках. Два фактора, которые я учитываю в первую очередь, это доверие к нам и возможность договариваться простым рукопожатием. Я даже крупные сделки – до $5 млрд — заключаю рукопожатием, а потом уже юристы занимаются подписями. Я сам юрист, но мне важнее слово, чем контракт. Так что наши риски – это бренд и доверие. Нужно также хорошо понимать, способны ли мы обеспечить все то, что наобещали, а также пределы возможностей для наших партнеров в бизнесе и правительстве. И помнить, что наша деятельность в одной стране отразится на всех странах этого региона. 

– Есть ли страны, в которых Cisco не будет работать? 

– Иран, Куба, Ангола. Любая из стран в списке Госдепартамента, на которые наложено эмбарго. И я не стану работать с теми, кому я не могу доверять, даже если это означает потерю бизнеса. Я просто не стану заключать сделку. И не буду работать в стране, где процветает коррупция. Но стану работать в неспокойном регионе, как, например, в секторе Газы в 2009 году во время конфликта между Израилем и «Хамасом» или как сейчас в Египте. Мы нужны своим друзьям больше всего тогда, когда у них сложный период. Именно тогда мы можем быть особенно полезны.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4632 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
22 ноября родились
Айбек Байзаков
председатель правления (генеральный директор) ТОО «КазРосГаз»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить