Связанные одной нефтью

Казахстан в ближайшие десятилетия инвестирует в добычу углеводородов $200 млрд

фото: Анатолий Устиненко

Этой осенью Казахстан вошел в затяжной прыжок к большой нефти. По планам Министерства нефти и газа уже через семь лет страна намерена стать членом топ-10 мировых производителей углеводородов, то есть добывать больше, чем сегодня Венесуэла или Саудовская Аравия. Теперь, когда нефть Кашагана наконец пошла, эта цель не кажется слишком амбициозной (технические сбои, утечки газа и прочие мелкие неприятности не стоит воспринимать всерьез – на Тенгизе и Карачаганаке это продолжалось почти год). Это не только самое большое месторождение в мире, открытое за последние 40 лет, но и самый дорогой нефтегазовый проект (по версии CNN Money) общей стоимостью $116 млрд.

На фоне этого события несколько затерялась другая, не менее важная новость – правительство одобрило проект расширения Тенгиза стоимостью $23 млрд (эти деньги будут вложены до 2018 года, что должно увеличить добычу на месторождении с нынешних 26 млн до 38 млн тонн в год). До конца года правительство планирует утвердить и проект третьей фазы Карачаганака.

Но и это не все – в ближайшие годы Казахстан потратит более $5 млрд (797 млрд тенге) на геологоразведку: предполагается, что в Прикаспийском регионе на более глубоком горизонте имеется до 20 крупных нефтегазовых месторождений.

По данным Мининдустрии, в следующие 15–17 лет в казахстанские нефтегазовые проекты будут вложены фантастические $200 млрд – сумма, равная всему ВВП страны в 2012 году.

Импортеры хвалят Казахстан

Итак, углеводороды в Казахстане есть, их много, а будет еще больше, так что апокалиптические сценарии «что нам делать, когда закончится нефть» можно как минимум до середины века сдать в архив. Гораздо актуальнее вопрос, что с этим подарком судьбы теперь делать, чтобы он не обернулся троянским конем. Об одном из аспектов проблемы напомнил в Астане экс-премьер Испании Хосе Мария Аснар, по аналогии со знаменитой фразой про каменный век: нефтяная эпоха может  закончиться раньше, чем закончится нефть.

Например, в случае если соотношение цена/эффективность других энергоносителей, помноженное на технологическую доступность, окажется привлекательнее. Сланцевая революция превратила США из нетто-импортера в нетто-экспортера, а ведь еще три года назад презентации про это на Kazenergy воспринимались многими как пропаганда и попытка «сбить цену».

Впрочем, традиционные углеводороды пока по-прежнему остаются основой мировой экономики, а посолидневший на последних новостях Казахстан – притягательным местом для нефтегазового и околонефтегазового бизнеса, тесно связанного с политикой. Это можно видеть и по неослабевающему интересу к форуму Kazenergy, организуемому одноименной ассоциацией нефтяных и энергетических компаний под председательством Тимура Кулибаева, который проводился в Астане восьмой раз, похоже, окончательно перетянув на себя VIP-участников алматинской выставки-конференции KIOGE. Причем участие в дискуссиях премьер-министра правительства Николя Саркози Франсуа Фийона и уже упоминавшегося Хосе Аснара не стоило организаторам ничего (так сказал Forbes Kazakhstan зампред Ассоциации KAZENERGY Жанбулат Сарсенов), хотя обычно гонорары отставных политиков такого уровня за выступления на форумах СНГ составляют от нескольких десятков до нескольких сотен тысяч долларов.

Спикеры не скупились на комплименты. Фийон назвал Казахстан «великой страной, которая будет играть значительную роль в ближайшие десятилетия» и «у которой нет врагов», а Аснар сказал, что не удивится, увидев страну в одном ряду с Турцией и Бразилией (что, впрочем, не произвело большого впечатления – в местном общественном сознании эти государства не считаются примером для подражения, здесь больше говорят про Норвегию и Сингапур). По мнению испанца, крах Lehman Brothers привел к разрушению однополярного мира, который теперь движется не к мультиполярности, а скорее к бесполярности. Это и хорошо и плохо, говорит Хосе Аснар, но для Казахстана это шанс занять более значительное место в мире, чем сейчас.

Председатель российской Ассоциации ФПГ Олег Сосковец, правда, считает, что не премьеру страны с 25 %-ной безработицей раздавать советы и прогнозы, но это не вполне справедливо – в 2004 году, когда Аснар уходил в отставку, с Испанией еще все было в порядке.

Сланцы смешали карты

Фийон утверждает, что эра углеводородов продлится гораздо дольше, чем предполагалось еще несколько лет назад, но главным трендом грядущих десятилетий будет преодоление зависимости стран-импортеров от стран-экспортеров энергоносителей: «Мы представляли себе это иначе, думали, Запад будет развивать альтернативную энергетику. Но оказалось, что запасы углеводородов (сланцевых. – Прим. ред.) на пространстве между Канадой и Бразилией равны тому, что имеется в Персидском заливе и России. Эволюция произошла столь внезапно и так недавно, что мы еще не осознали всех ее последствий».

Запасы углеводородов на пространстве между Канадой и Бразилией равны запасам Персидского залива и России

Сейчас баланс спроса и предложения есть, но энергетическая карта мира стремительно меняется, озвучивает опасения экспортеров министр энергетики ОАЭ Сухаил Мохамед аль Мазруи: «Волатильность остается из-за нестабильности роста Китая и Индии, слабости Европы, а самое главное, из-за сланцев мы потеряли ключевой рынок – США. Поэтому нефти надо производить достаточно, но не слишком много, чтобы максимизировать цену углеводородов». 

Призыв был явно направлен в адрес нефтяных властей Казахстана, намеревающихся добыть в 2014 году только на Кашагане 8 млн тонн нефти – в дополнение к нынешним 82 млн.

Впрочем, в перспективе, надеется арабский министр, диверсификация экономики и повышение энергопотребления в самих странах-экспортерах: «К 2030 году наше внутреннее потребление вырастет вдвое и составит 1,3 млрд баррелей в день, что равно всему объему добычи Абу-Даби (эмират добывает свыше 90 % всей нефти ОАЭ. – Прим. ред.)». Чтобы нефти хватило и на экспорт, Эмираты, по словам аль Мазруи, диверсифицируют энергопотребление – к 2020 году четыре новые атомные электростанции будут покрывать от 15 до 20 % спроса ОАЭ на электро­энергию. Активно развивается проект полностью безуглеродного города Масдар-Сити.

Американец Уэсли Кларк, генерал НАТО, командовавший объединенными войсками в Югославии, а теперь занимающийся консалтингом, уверен, что перекройка маршрутов экспорта-импорта энергоносителей поменяет не только экономику. Генерал с солдатской прямотой утверждает, что слухи о кончине США как супердержавы оказались преждевременными, а цены на нефть вряд ли когда-либо достигнут отметки $150 за баррель (эту цифру назвал министр нефти и газа РК Узакбай Карабалин как вероятную в следующем десятилетии, потому что «старение лидеров ресурсных стран и западные идеи изменят нынешнюю ситуацию». «Власти США не имеют административных рычагов снижения цен на энергоносители, но это делает сам рынок. Например, сейчас в США стоимость газа составляет $3 за 1 млн британских термальных единиц, а за пределами Тихого океана – $18. Естественно, экспорт из США будет расти, а цены падать», – прогнозирует Кларк.

Обратная сторона рекордов

Выступления на международных форумах – всегда немного пропаганда, но слова генерала подтверждены на днях Международным энергетическим агентством. МЭА считает, что не входящие в ОПЕК производители нефти во главе с США, Канадой и Казахстаном доведут в следующем году поставки до максимума с 1970-х годов, подрывая тем самым рынок сбыта стран ОПЕК; ежедневная добыча дойдет до 1,7 млн баррелей (прогноз ОПЕК – 1,2 млн баррелей). Агентство также понизило прогноз роста мирового спроса на нефть в 2014 году. Потребление вырастет лишь на 1,1 млн баррелей, или на 1,2 %. Согласно докладу, США во втором квартале 2014 года обойдут Россию по производству жидких углеводородов среди стран, не входящих в ОПЕК. А самый большой вклад в переоценку внес Казахстан, добавив в глобальную добычу 140 тыс. баррелей в день. То есть страна подтверждает комплименты гостей Kazеnergy относительно роста своей значимости, но вряд ли хотела именно этого – после публикации доклада цены на Brent упали на 0,7 %. По мнению Ханнеса Локера из Raiffeisen Bank, «если прогнозы МЭА верны», цены могут в течение 2014 года «пробить» отметку $100 за баррель марки Brent (сейчас $111).

Генерал НАТО интересуется Казахстаном

Одним из VIP-гостей Kazenergy был бывший командующий штабом НАТО и Европейских ВС (Supreme Headquarters Allied Powers Europe – SHAPE) Уэсли Кларк. Это он руководил операцией по «замирению» распадающейся Югославии и выступал за жесткий силовой ответ (вплоть до огня на поражение) на захват российскими десантниками аэропорта в Приштине. 

Выйдя в отставку, Кларк создал консалтинговую компанию и не так давно стал внештатным советником премьер-министра Румынии. Генерал признался, что занимается в Казахстане «энергетическим проектом» с некими местными партнерами, однако подробности и имена партнеров раскрывать не стал.

Между тем управляющий директор Herald Tribune, тоже приехавший на форум Kazenergy, сказал Forbes Kazakhstan, что, скорее всего, Кларка интересует казахстанская нефть. Генерал – директор и один их акционеров североамериканской BNK Petroleum (20% компании купил в 2010 году Джордж Сорос). Основным активом компании была скважина в Вудфорде, США, которую она продала в апреле 2013 года Exxon за $147 млн. 

 

Эксперты МЭА считают, что мероприятия по энергоэффективности и рост собственной добычи сократят к 2020 году импорт нефти в CША на 50 %. В странах ЕС (главный потребитель казахстанской нефти и газа) энергопотребление сокращается в среднем на 1,5 % в год с 2001 года (данные Еврокомиссии). Евросоюз собирается сократить годовой импорт нефти на 2,6 млрд баррелей к 2020 году, сэкономив 193 млрд евро.

С учетом того что кашаганская нефть, так же как и тенгизская, очень сернистая, а также общей дороговизны проекта, дивиденды Казахстана и компаний-партнеров могут оказаться не такими, как представлялось в конце 90-х.

Деньги верят в нефть

Впрочем, пока, по данным МЭА, глобальные инвестиции в энергоэффективность ($300 млрд в 2011 году) более чем вдвое отстают от вложений в добычу нефти и газа. В Казахстане тоже предпочитают акцентироваться на преимуществах «новой большой нефти». Глава «КазМунайГаза» Сауат Мынбаев полагает, что борьба за доступ к энергоресурсам постоянно обостряется и по-прежнему является фактором государственных и политических отношений. По его словам, 59 % общих мировых запасов нефти и 80 % газа приходятся на Евразию, поэтому именно этот континент будет «формировать долгосрочные сценарии развития глобальной энергетики», а сланцы и возобновляемая энергетика «не внесут существенных корректив в это положение». В том числе и в плане спроса: «Основное энергопотребление уже сейчас обеспечивают страны, не входящие в ОЭСР, в первую очередь Китай и Индия». Он считает, что уже в ближайшее десятилетие спрос увеличится с 87 млн баррелей в сутки в 2011 году до 100–120 млн баррелей. К этому времени (2025 год) Казахстан увеличит объемы добычи до 108 млн тонн.

Министр нефти и газа РК Узакбай Карабалин говорит, что нефть достается производителям все дороже – растет капиталоемкость как поиска, так и добычи. При этом большинство прогнозов показывают увеличение спроса, в том числе и на продукты нефтехимии. Карабалин не верит, что при этом цены на нефть будут уменьшаться, и ожидает $120 за баррель марки Brent уже к концу нынешнего десятилетия: «Азия уже сейчас 60 % потребности в нефти покрывает за счет импорта, к 2020 году ожидается рост этого показателя до 80 %». К 2030 году спрос в развивающихся странах может превысить спрос ОЭСР: уже сейчас стоимость проектов нефтепереработки Китая превышает совокупные показатели Европы, Африки и Северной Америки.

В Казахстане пик добычи придется на 2030 год. Появление еще в середине 90-х этой даты в названии первой стратегической программы развития страны («Казахстан 2030», если кто забыл) вряд ли было случайным. Так что отечественные долгосрочные прогнозы стоит, видимо, брать в расчет. 

Недавно Bloomberg сообщил, что два крупнейших мировых неф­тетрейдера – Glencore Xstrata и Vitol – соперничают за заключение контракта с КМГ на покупку кашаганской нефти. Компании эти в стране не чужие – с Glencore Xstrata аффилирован Булат Утемуратов, продавший долю в «Казцинке» за акции трейдера, а «дочку» Vitol – Vitol Central Asia – СМИ связывают с именем Тимура Кулибаева. 

А чуть раньше Reuters распространило информацию о намерении зайти в Казахстан нидерландской Trafigura, считающейся третьим в мире трейдером после Glencore и Vitol. Reuters утверждает, что «в последние годы торговлю казахстанской нефтью главным образом осуществляла Vitol, однако конкурирующие трейдеры тоже прокладывают себе дорогу по мере того как республика готовится к резкому производственному скачку, активно развивая такие проекты, как гигантское нефтяное месторождение Кашаган».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
23 февраля родились
Болат Отаров
заместитель генерального директора АО «КазТрансОйл»
Александр Машкевич
председатель совета директоров ERG S.a.r.l.
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить