Социолог Гульмира Илеуова: Выводов из предыдущих конфликтов никто так и не сделал

Межэтнический климат в стране должен рассматриваться властью так же, как реакция на рост цен, уровень образования, проблемы с преступностью и коррупцией

Гульмира Илеуова
ФОТО: @KazakhstanPressClub
Гульмира Илеуова

О возможных причинах конфликта в Жамбылской области с Business.FM побеседовала Гульмира Илеуова, президент общественного фонда «Центр социальных и политических исследований «Стратегия». Она отметила, что конфликты, подобные кордайскому, в Казахстане всегда происходят в отдаленных селах, «где все живут как на ладони». Чаще всего напряжение копится годами. Причина лежит в экономической плоскости, а не в хулиганстве или бытовых ссорах.

Гульмира, власти твердят о стабильности в стране, но события последних дней доказывают обратное. Расскажите, проводятся ли в Казахстане какие-то исследования настроений в различных этносах? Мониторится ли ситуация в регионах страны? 

- Я работаю с этой отрасли с 1997 года. Раньше мы регулярно накапливали и анализировали такие данные.  Исследований проводилось много – и по линии министерств, и по линии акиматов. Например, в 2010-2012 проводились ежеквартальные мониторинги. Но в какой-то момент произошла консолидация этих исследований в руках структур, существующих возле Ассамблеи народа Казахстана, и людей, которые отвечают за идеологию в администрации президента. С тех пор все исследования стали закрытыми. Я даже не знаю, проводились ли они. В последние 2-3 года в нашей организации никаких заказов, которые бы отражали ситуацию в этнической сфере, не было. Я пыталась сама искать эти данные. На сайте Ассамблеи народа есть аналитический центр, но никаких цифр или исследований там нет. Хотя деньги на них выделяются.

Думаю, мы расслабились. Стало казаться, что мир и согласие даются сами собой и добрые отношения не требуют специальной работы. Я часто вижу, что люди, работающие в отделах внутренней политики, не понимают сути своей работы. Отчеты не хранят, накопления данных не происходит.

Как происходят такие мониторинги?  Что отслеживается?

- Приведу пример из мировой практики. Например, в России под руководством профессора Валерия Тишкова была создана Сеть этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов. Там очень системно подходят к такой работе. Например, сигналом для властей может служить то, что представители одной диаспоры активно покупают землю в каком-то регионе для проживания. Любая информация такого рода должна собираться на уровне местных органов власти. А как у нас в Жамбылской области? Агентство КазТАГ звонит в областной ДВД, и они говорят, что не в курсе, что происходит у них в Кордайском районе. Фантастическая безответственность и безалаберность.

Власти стараются не замечать межэтнической составляющей столкновений, называя конфликты бытовыми. Почему?

- Конфликты часто возникают из-за социально-экономических обстоятельств. Мы делали исследование по казахо-таджикскому конфликту в Жетысайском районе Туркестанской области. Там возникли спорные вопросы с землей, с водой. И таджики, которые автохтонны на той территории, и казахи были недовольны экономическими условиями, которые казались им несправедливыми. Все это привело к конфликту. Я не хочу переносить это на ситуацию в Кордае, но конфликты в последнее время были. Выводов из них, я так понимаю, никто не сделал.

Говорят, что конфликт был спровоцирован искусственно. Но, с другой стороны, эта провокация упала на благодатную почву, раз все так быстро вспыхнуло.

- Кордайский район - это граница, таможня, транзит товаров и грузов. Явно же он приносит доходы. Я читала версии о том, что это - передел нелегального транзита товаров. Все может быть. Я не экономист, но я могу сказать: зачастую у этнических конфликтов есть экономическая составляющая. 

Вы - член Национального совета общественного доверия. Будете ли поднимать на совете вопрос о необходимости таких мониторингов?

- Конечно. Уже несколько лет назад я об этом говорила, делала доклад на экспертной площадке аналитического клуба «Кипр» «Почему у нас нет систем этнического мониторинга». Потерялось целеполагание, которое должно быть на самом высоком уровне. Есть система индикаторов нарастания напряженности. Есть ключевые триггеры. В мире все теоретически разработано, и, чтобы применить к нам, нужна политическая воля.

Что нужно изменить, по вашему мнению? Может быть, нас спасет национальная идея, вокруг которой могли бы сплотиться все казахстанцы?  

- Честно говоря, я не очень верю в то, что словами и идеологическими вещами можно решить все проблемы. Но у нас должен быть сформулирован образ общества, которое мы строим, и понятна роль всех граждан.

Я боюсь, чтобы в этот кризис не произошло стигматизации целых районов и областей. Наоборот, нужно проводить работу по интеграции и созданию единого казахстанского народа. Эти вещи требуют много сил, а глубинный смысл идеологической работы сейчас утерян. Наверное, должны быть какие-то новые формы диалога.

Говоря о Казахстане, модно делать упор на наше богатое историческое прошлое. Но какой он, Казахстан будущего? Суды и правоохранительная система должны быть справедливыми, решена проблема коррупции.  Неравенство, большое количество людей, неудовлетворенных своим материальным положением – это все надо исцелять в масштабах страны. Вне зависимости от того, представители какой этнической группы перед нами.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5118 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
5 апреля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить