Эксперт: «Самрук-Казына» превратился в инструмент для латания бюджетных дыр

Почему поручение президента о форсированной трансформации фонда национального благосостояния следует исполнить без ущерба для квазигоссектора

Иллюстрация: © Depositphotos/nuvolanevicata

Правительство, как единственный акционер ФНБ «Самрук-Казына», по поручению президента Касым-Жомарта Токаева намерено приватизировать портфельные компании фонда. Объявлены планы по сокращению управленческого персонала. При этом наступают риски нарушения принципов корпоративного управления с непредсказуемыми для экономики последствиями. Единственный акционер «не может всё», а именно — принимать решения в обход совета директоров. Все тонкости происходящего в фонде и его портфельных компаниях, а также сценарии возможного исхода раскрыл руководитель практики «Корпоративное право и управление» юридической фирмы «Саят Жолши и партнеры» Арман Бердалин.

Арман, насколько последние события вокруг «Самрук-Казына» и его дочерних компаний отвечают принципам корпоративного управления?

- Вообще не отвечают. 21 января президент Токаев поставил перед главой фонда Алмасадамом Саткалиевым задачу реформировать «Самрук-Казына». И буквально через несколько дней правление приняло решение сократить 50% численности сотрудников.

От своих друзей из квазигосударственых компаний я слышал, что некоторых понуждают писать заявления об увольнении по собственному желанию.

«Cамрук-Казына» и его портфельные компании имеют частную форму собственности. Их деятельность должна соответствовать принципам корпоративного управления. И эти принципы, и закон об акционерных обществах предусматривают, что акционеры должны быть дистанцированы от непосредственного управления компаниями. Свое право на участие в управлении акционеры реализуют через совет директоров, который, как профессиональный орган управления, формирует стратегию развития акционерного общества. В свою очередь, исполнительный орган обеспечивает реализацию этой стратегии в повседневной деятельности. Классическая структура. 

Что же мы видим на самом деле? Президент, минуя «номинального» акционера «Самрук-Казына», обращается не к совету директоров, а к исполнительному органу напрямую. Это в очередной раз наглядно иллюстрирует сложившиеся в Казахстане проблемы развития корпоративного управления. В частности, неверное восприятие бюджета частной компании как отдельной специфической части государственного бюджета.

Вторая проблема, свойственная уже экономике страны в целом, – низкая эффективность советов директоров, не принимающих активного участия в управлении компаниями и должной ответственности за свои действия или бездействие. 

Были ведь и раньше попытки реформ «Самрук-Казына». Может быть, президент вмешался из-за того, что квазигоссектор себя попросту дискредитировал?

- Причина, по которой президент вмешался, была объективной и острой. Это беспрецедентное происшествие за всю историю независимости. Но проблема немного в другом — корпоративное управление уже имеет соответствующие инструменты для кардинального изменения ситуации.

Значит, эти инструменты не работают. Зачем вообще тогда существует «Самрук-Казына», если дошло до принятия беспрецедентных мер?

- Всему виной заблуждение государства в том, что «Самрук-Казына» — что-то вроде очередного министерства, а его деньги — бюджетные.

Фонд был нужен и нужен сейчас, поскольку в Казахстане огромная часть экономики - государственная. И есть аксиома: государство является плохим предпринимателем. Поэтому было принято решение о необходимости дистанцировать государство от бизнеса и нанять профессиональных менеджеров, которые будут принимать эффективные бизнес-решения.

Но удалось это лишь частично. Есть определенные наработки и даже достижения. Но если сравнивать с подобными международными институтами — сингапурским Temasek и Норвежским фондом, которые оперируют сотнями миллиардов долларов и уже давно многократно отбили деньги, вложенные в их развитие, у нас, к сожалению, о такой эффективности речи не идет.

Почему? Непрофессиональные управленцы или слишком сильное давление государства?

- Профессионалов в менеджменте в Казахстане достаточно. Даже среди недавно уволенных. А вот у государства действительно отношение к этому сектору экономики именно как к государственному бизнесу.

Нередко решения государства влекут убытки для бизнеса. В развитых экономиках за решения менеджмента, которые ведут к снижению прибыли компании, последовали бы фидуциарные иски по возмещению убытков. И счета, как правило, выставляются на сотни миллионов долларов. В Казахстане за все время существования этой нормы в законе об акционерных обществах, насколько мне известно, не было ни одного удовлетворенного фидуциарного иска к должностному лицу компании за убытки, причиненные ненадлежащим исполнением обязанностей. 

Как должно было поступить государство, видя, что менеджмент «Самрук-Казына» управляет неэффективно? Расформировать совет директоров. И это именно тот механизм, который предусмотрен и законом, и практикой. При чрезвычайно пассивном институте советов директоров это было единственным верным решением.

В любой нацкомпании Казахстана в совете директоров львиная доля иностранцев. Кто вообще ввел такую моду? Это оправданно?

- Это действительно мода, идет даже тренд на увеличение числа независимых членов советов директоров из иностранцев. И законодательство об акционерных обществах предусматривает наличие не менее трети независимых членов советов директоров.

Как заявил недавно Касым-Жомарт Токаев, в Казахстане одну половину экономики контролируют 160 человек. Вторую, как нам известно, — государство. То есть Казахстан — экономика с одним из наиболее консолидированных капиталов. Поэтому взаимосвязи двух половин достаточно высоки. А учитывая наше небольшое население, найти хорошего профессионала — большая задача. Еще сложнее найти неаффилированного хорошего профессионала. Отсюда и тренд на привлечение иностранцев в советы директоров.

Большой вопрос — насколько этот тренд сам по себе, если ему слепо следовать, объективен? Потому что даже наличие хорошего бэкграунда у экспата не означает автоматически, что человек будет выкладываться на 100%.

Нам нужно взращивать отечественных менеджеров. У них может быть менее широкий кругозор, но, по крайней мере, они понимают специфику работы. И им есть что терять. Если мы снимаем иностранцев с должности или вдруг наступят времена, когда начнем привлекать их к ответственности фидуциарными исками, они очень быстро уедут и забудут про Казахстан.

Тогда почему акционеры не увольняют неэффективные советы директоров? Нельзя до окончания срока действия контракта?

- Вообще, есть у акционеров такое право в любой момент освободить члена совета директоров от должности. Это не трудовые отношения, поэтому предлагаю использовать термин «отставка».

Как правило, договоры заключаются только с независимыми директорами. Эти договоры могут предусматривать так называемый «золотой парашют». Конечно же, он срабатывает, если против члена совета директоров нет дискредитирующих фактов.

Давайте поговорим о предстоящих IPO/SPO компаний фонда. Что будет с нацкомпаниями после приватизации? Как они обойдутся без опеки «Самрук-Казына»?

- Все будет с ними хорошо. Компании-то уже состоялись. Более того, если это будет 100% частный капитал, они станут даже более эффективными.

Есть одно «но». Сейчас конъюнктура рынка не самая удачная для продажи. Во-первых, с 2008 года и до сих пор мы испытываем давление экономического кризиса. Во-вторых, геополитические риски, связанные с конфликтом России и США из-за Украины привели к тому, что падают рынки и России, и Европы, и США. В таких условиях проводить IPO — гарантированно недополучить приличные суммы.

С другой стороны, мы наконец-то выведем государство из экономики. Оба этих фактора нужно взвесить на разных чашах одних весов.

В марте 2020 года Касым-Жомарт Токаев в качестве антикризисных мер в связи с пандемией поручил нацкомпаниям перечислить в бюджет до 100% прибыли за 2019 год. Это отражено в постановлении правительства. Исполнили указание только 4 из них. Вы были согласны с этим решением президента изначально?

- Акционер действительно вправе принимать такие решения, но обязательны рекомендации совета директоров как инстанции, контролирующей текущую деятельность компании.

Интересы акционера и самой компании могут быть разными. Очень легко представить такую ситуацию: существующую чистую прибыль акционер потребует выплатить в полном объеме в виде дивидендов. Но в результате исполнения этого решения само акционерное общество окажется не в состоянии исполнять свои текущие обязательства.

Единого универсального ответа на вопрос, а исполнимо ли на практике поручение президента о перечислении всей прибыли акционеру, нет. К тому же, формулировка постановления «выплатить до 100%» очень обтекаемая и удобная. Потому что и 50%, и 1% - это до 100%.

Плюс присутствует конфликт интересов. В том смысле, что государство, как акционер, стремится использовать свой дочерний фонд и его внучатые компании для реализации своих социальных или любых других задач, путая бюджет коммерческой структуры с республиканским бюджетом.

Появление у «Самрук-Казына» профессиональных миноритарных акционеров, в том числе и международных, было бы очень полезным с точки зрения дисциплинирования государства в статусе акционера фонда.

Предлагаю оторвать «Самрук-Казына» от акционера, избрать эффективный совет директоров, который будет преградой любому вмешательству государства в деятельность фонда. Пора прекратить постановку перед ним несвойственных задач типа содержания какого-то вида спорта.

Я понимаю, что социальную ответственность бизнеса никто не отменял. Но не в такой же степени, что «Самрук-Казына» превратился в инструмент для латания всех бюджетных дыр.

Хозяин должен быть рациональным менеджером, а не хищником.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
18023 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить