Беседы с Айданом Карибжановым. Часть 3

Председатель совета директоров АО «VISOR Holding» Айдан Карибжанов: «Отношение владельцев ENRC к корпоративному управлению и требования лондонского Сити оказались несовместимы»

Фото: Андрей Лунин
Айдан Карибжанов.

Продолжение. Начало см. здесь и здесь.

«Настоящий фондовый индекс Казахстана определяется на Лондонской бирже»

F: В дни Астанинского экономического форума ветеран нашего банковского сектора Ульф Вокурка напомнил, что в Германии существует сеть сберкасс и кооперативных банков со своими процессинговыми центрами! А учитывая, что нынешний глава Нацбанка в Германии учился, является поклонником немецкого финансового опыта и даже успел дать жизнь «Жилстройсбербанку» по аналогии с тамошней системой жилищных сбережений, почему бы ему и в Казахстане не создать систему сберкасс или кооперативных банков? Все будет просто – только депозиты и ссуды, никаких других операций! Тем более, что и сберкассы, и такие банки у нас были!

- Так однажды и «КазМунайГазу» пришлось получать банковскую лицензию, чтобы помогать ссудами дочерним компаниям! Но я думаю, во-первых, что от банков в любом случае не стоит ждать удешевления кредитов. Вы же не ждете от гастрономов, что они завтра будут предлагать сосиски дешевле, чем вчера! А во-вторых, если у кого-то еще и есть желание реформировать финансовую систему, то надо смотреть не на банки, а на страховые компании, так как этот бизнес у нас недокапитализирован, в результате чего львиная часть их доходов уходит на перестрахование за рубежом. Пенсионными фондами можно заняться вместо того, чтобы отбирать их бизнес, «Народное IPO» стоило бы доделать. Кстати, я полагаю, что сам г-н Марченко не особо хотел нынешних контрреформ. Другое дело, когда регулятора критикуют за то, что у нас воруют в пенсионной системе, проводят сделки со связанными сторонами, о чем давно известно (в 2011 году дело и вовсе дошло до того, что Генпрокуратура написала целый том выявленных недочетов), а Нацбанк вместо того, чтобы прислушаться к этому, внести изменения в законодательство, просто отмахивается от всех, включая прокуроров и профучастников рынка. В результате за два года всё, что накопилось, просто прихлопнуло всех!

Возьмем рынок ценных бумаг. Чем продавать, скажем, 5% акций «КазТрансОйла», продайте 40% - и тогда эта сделка даст рынку больше, чем разные законы, РФЦА.

F: А что, кстати, с этим рынком у нас творится? Второй год подряд падают обороты на Казахстанской фондовой бирже (KASE), тогда как на Уолл-Стрит ключевые индексы чуть ли не каждый день бьют рекорды!

- Я считаю, что наша настоящая биржа – в Лондоне, по крайней мере, до известных приключений ENRC! Там, по сути, и определяется настоящий фондовый индекс Казахстана. Там он и будет в будущем, ничего с ним не произойдет. А здесь, на KASE, есть какая-то корреляция, но она не прямая и не быстрая. Жаль действительно небольших брокеров, которых теперь закрывают из-за нехватки капитала. Ведь, по сути, они разгоняли программу того же «Народного IPO», были главными энтузиастами других начинаний – паевых фондов и других. Не зарабатывая больших денег, они все же создавали рабочие места. То же самое с регистраторами, кредитными бюро. А зачем нужен Нацбанку контрольный пакет KASE?

«То, что происходит с ENRC, - во многом личная драма акционеров»

F: Может, поэтому-то и падает фондовый рынок у нас? Ведь всё в конечном итоге зависит от его участников, а им зачем напрягаться, если Нацбанк ведет в худшую сторону? Давайте лучше перейдем от Алматы к Лондону. Насколько эффективен и дальновиден шаг крупных акционеров ENRC по выкупу акций у миноритариев Лондонской фондовой биржи (LSE)? Ждет ли Kazakhmys аналогичная судьба? И как быть в таком случае владельцам Народного банка Казахстана и Казкоммерцбанка, пришедших в Сити практически одновременно с этими сырьевыми компаниями? И есть ли вообще смысл теперь листинговаться в Лондоне? Ведь в 2009 году г-н Марченко ясно заявил The Financial Times, что казахстанские эмитенты уйдут из Лондона на Восток – в Сингапур, Гонконг и Шанхай!

- Вообще-то требования к эмитентам в Гонконге и Сингапуре гораздо жестче, чем в Лондоне! А поэтому если пойти из Лондона на Восток, то до Сингапура можно и не дойти, тем более со всем известными историями и информационно-коррупционным шлейфом! Тут есть и философский вопрос: зачем вообще делались IPO в Лондоне? По идее - для того, чтобы максимизировать стоимость своих активов на открытом рынке Сити. С другой стороны, не совсем понятно, в чем заключалась сверхзадача той же ENRC. Вырасти до размера Rio Tinto? Но это слишком сложно, так как даже в лучшие времена размер ENRC была относительно небольшой, для того чтобы стать игроком глобального масштаба, не говоря уже про уровень технической экспертизы и других способностей для решения такой сверхзадачи. Нужна ведь экспертиза многовековая, берущая свои корни еще в колониальных временах. К тому же история доказывает, что в какие-то моменты за такие эксперименты могут и наказывать.

Конечно, базовые активы у ENRC хорошие, ее продукция востребована, хорошо выстроены производственные цепочки, компания вполне доходная. Другое дело, что отношение ее владельцев и топ-менеджеров к corporate governance и требования Лондонского Сити оказались несовместимыми. Теперь, я думаю, ее делистингуют, превратят в какой-нибудь а ля «Самрук-Металлургия» с большей ролью государства в ее капитале и корпоративном управлении, так как у прежних частных акционеров были известные неуспехи. С точки зрения бизнеса у ENRC был своего рода иммунитет против наших нововведений, включая казахстанское содержание и т.д., а теперь им придется воспринимать нашу реальность «по полной» в том плане, что придется закупать местное оборудование, создавать экскаваторный кластер. Нефтяников уже много лет заставляют так делать, так и в горно-металлургическом секторе начнется эпоха такого содержания.

F: А второй раз выставить ENRC на IPO разве нельзя?

- Я думаю, что если будет очередная продажа компании, то теперь покупателем станет кто-то из глобальных лидеров. Потом, в сделке по выкупу акций ENRC есть важный момент: будет ли государство расплачиваться акциями Kazakhmys? Вопрос даже не в том, согласятся с этим инвесторы или нет. Продажа акций Kazakhmys, принадлежащих государству, приведет к тому, что эта компания станет очень слабой, и без такой поддержки она будет склонной к тому, чтобы стать жертвой acquisition (поглощения).

F: Но в целом обе компании остаются привлекательными для инвесторов, или с ними уже никто не хочет иметь дело?

- Обе привлекательны, безусловно! С моей точки зрения, ENRC более привлекательна, чем Kazakhmys, учитывая её ресурсную базу. А то, что с ней происходит, - это во многом личная драма акционеров.

«Интересы народа надо отстаивать не бесплатной раздачей акций»

F: В Лондоне крупные акционеры ENRC хотят выкупить подешевле бумаги компании, а в Казахстане звучат требования к государству выкупить ENRC у ее владельцев - наряду с Народным банком Казахстана, Казахмысом, Казцинком и другими компаниями, затем раздать народу их акции, чтобы восстановить социальную справедливость, нарушенную во время приватизации стратегических предприятий в 90-х годах. Есть ли в этом смысл, финансовый в первую очередь? Дебют КазТрансОйла с «Народном IPO» вроде бы удался, да и массового инвестора надо привлекать на фондовый рынок.

- Насколько я ознакомился с этими воззваниями, в них речь шла не о выкупе акций этих компаний по справедливой цене, а по исторической цене времен их приватизации. Так вот, если государство будет следовать второй оценке, то оно попадет на такие иски в Лондоне, Нью-Йорке, по всему миру, что денег Нацфонда не хватит на то, чтобы расплатиться по ним. По сути, это будет преступление, за которое государство засудят и снимут с него последние штаны! Поэтому такого рода предложения говорят о неграмотности тех, кто их озвучивал.

Если же речь идет про некую справедливую цену, которая сложилась на рынке, так это и происходит сейчас на рынке. С другой стороны, большой философский вопрос: нужно ли это государству? А если размышлять как инвестор, то у компании хорошая «прибитая» стоимость на историческом ценовом «дне». И, может, самое время купить, тем более что она сама в руки идет. Я бы так сформулировал подход: надо брать сейчас - и это будет вполне нормально, с точки зрения инвестиций того же Нацфонда, потратить несколько миллиардов. Но не надо долго сидеть, чтобы создавать очередную «Самрук-Металлургию». Лучше в течение года все наладить как следует и продать контрольную долю стратегическому инвестору.

F: А народу что-нибудь достанется, причем бесплатно? Хотя бы по пять акций в руки?

- Кроме популизма, ничего в этой идее не вижу. А что, к примеру, делать с теми, кто умер за эти 20 лет? Или родился не сегодня, а в течение 20-летнего периода? Глупость это! В долгосрочном плане интересы народа надо отстаивать по-другому – улучшать здравоохранение, образование, делать другие полезные вещи, а не такими дешевыми способами. 

Окончание см. здесь: часть 4.

Ссылки по теме:

«Беседы с Айданом Карибжановым. Часть 1», 31 мая 2013,

«Беседы с Айданом Карибжановым. Часть 2», 1 июня 2013.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7738 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
2 августа родились
Аскар Жумагалиев
чрезвычайный и полномочный посол Республики Казахстан в Королевстве Нидерландов
Махмуд Касымбеков
руководитель канцелярии первого президента РК
Бронислав Шин
председатель совета директоров АО "Алматыинжстрой"
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить