Зачем в Казахстане создают банк низкообогащённого урана

В конце прошлого года СМИ со ссылкой на Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) сообщили о том, что Казахстан начал закуп сырья для банка низкообогащённого урана (НОУ)

Фото: © Depositphotos.com/coddie

В соответствии с соглашениями, заключенными с «Казатомпромом» и французской Orano Cycle, обе компании будут поставлять агентству уран для дальнейшей транспортировки и хранения в Казахстане. «МАГАТЭ подписало контракты на приобретение низкообогащённого урана, подготовив почву для создания банка НОУ в Казахстане», – сообщалось в пресс-релизе агентства.

Проект банка низкообогащенного урана МАГАТЭ разрабатывался как один из механизмов обеспечения гарантированных поставок ядерного топлива в страны – члены агентства в том случае, если по какой-либо причине будут нарушены действующие схемы поставок ядерного топлива для атомных электростанций. Резерв банка НОУ должен стать неприкосновенным запасом, который будет востребован только в случае кризиса на мировом урановом рынке странами, которые имеют собственную ядерную программу и развивают мирную атомную энергетику. Как поясняет МАГАТЭ, в банке должен быть сосредоточен физический запас гексафторида урана, пригодного для изготовления топлива для стандартного легководного реактора, общей массой до 90 метрических тонн. Этого количества, по оценкам специалистов, достаточно для обес­печения энергоснабжения одного большого города в течение трёх лет.

Идея создания банка НОУ была озвучена в 2006 фондом «Инициатива по сокращению ядерной угрозы». Главным фактором, в своё время заставившим мировую общественность обсуждать перспективы создания банка, стала иранская ядерная программа. В 2015 в Вене был подписан совместный всеобъемлющий план действий, гарантировавший мирные цели иранской ядерной программы. В августе того же года официальное соглашение о создании банка низкообогащённого урана подписали МАГАТЭ и РК – страна, предложившая разместить хранилище на своей территории. 29 августа 2017 в Астане состоялось официальное открытие банка НОУ.

Создание и функционирование банка обеспечивают доноры, и в течение 10 лет на эти цели было выделено порядка $150 млн. В том числе фонд «Инициатива по сокращению ядерной угрозы» направил $50 млн, США – $49,5 млн, ЕС – до 25 млн евро, по $10 млн – ОАЭ и Кувейт, $5 млн – Норвегия, $400 тыс. и взносы в натуральной форме – Казахстан. МАГАТЭ будет нести расходы по приобретению, доставке и содержанию НОУ, издержки, связанные с импортом и экспортом, расходы по выплате налогов, сборов и пошлин. Казахстан берёт на себя затраты по хранению.

Тема создания банка на территории Казахстана на протяжении долгого времени была источником серьёзных дискуссий в нашем обществе. Во-первых, многие ставили знак равенства между банком ядерного топлива и хранилищем ядерных отходов. Во-вторых, опыта реализации подобных проектов в международном масштабе не было, хотя в мире создан ряд банков ядерного топлива. В числе механизмов гарантированных поставок низкообогащённого урана, созданных с одобрения МАГАТЭ, следует упомянуть, например, гарантийный физический запас НОУ Российской Федерации, хранящийся в Международном центре по обогащению урана в Ангарске, и гарантированное предоставление услуг по обогащению НОУ в Великобритании. Собственный запас НОУ имеется также у США.

Насколько безопасно размещение подобного объекта на территории Казахстана? Этот вопрос возник одним из первых и беспокоит многих по сей день. На значительной части постсоветского пространства, и Казахстан – не исключение, после аварий в Чернобыле и на «Фукусиме» общественность настороженно относится к рискам ЧП на объектах атомной энергетики. Можно вспомнить, что в своё время казахстанцы активно высказались против строительства АЭС в районе Балхаша.

В свою очередь эксперты ­МАГАТЭ считают, что площадка Ульбинского металлургического завода, выбранная в качестве места дислокации банка НОУ, полностью соответствует критериям. Предприятие имеет 60-летний опыт работы с гексафторидом урана (к 1986 здесь производили до 600 тонн порошка диоксида низкообогащённого урана и около 1000 тонн топливных таблеток в год), соответствующую инфраструктуру и квалифицированный персонал, надёжную сис­тему физической защиты. К тому же на УМЗ более 20 лет действует режим гарантий МАГАТЭ.

«Агентство даёт гарантии хранения и транспортировки НОУ, поскольку используемые для этой цели стальные контейнеры полностью исключают утечку и воздействие извне. Строительство здания склада тоже осуществлялось в соответствии с требованиями МАГАТЭ, и даже сильное землетрясение не причинит ущерба цилиндрам. При строительстве помещения не использовались горючие материалы, охрана на территории Казахстана будет осуществляться Национальной гвардией», – прокомментировал  выбор директор по безопасности УМЗ Сергей Сидоров.

Скептики неоднократно указывали на вопрос логистики. Выбор европейских компаний в качестве поставщиков означает, что уран придётся везти транзитом, и, скорее всего, через российскую территорию. В сентябре 2018 был решён и этот вопрос: в рамках генеральной конференции МАГАТЭ представители агентства и внешнеторговой компании госкорпорации «Росатом» – АО «Техснабэкспорт» подписали соглашение о транспортировке низкообогащённого урана и оборудования, необходимого для работы банка НОУ. Основное соглашение о транзите низкообогащённого урана в банк НОУ между правительством РФ и МАГАТЭ было заключено в предыдущем году, но для того, чтобы оно реально заработало, требовалось подписать имплементирующее соглашение. По мнению российских экспертов, эта договорённость послужит интересам надёжной поставки ядерного материала в банк и обеспечит гарантию того, что страна, решившая воспользоваться его услугами, не будет испытывать затруднений с получением ядерного материала.

Ещё один аспект, который, по мнению экспертов, может создать сложности, – ценовая ситуация на рынке урана. Согласно опубликованным в конце 2018  данным Агентства по ядерной энергии ОЭСР, Казахстан и Канада, основные экспортёры урана, снижают уровень добычи из-за низких цен, и если в 2016 объём мировой добычи составлял 62 тыс. тонн, то в 2017 – 59,3 тыс., в 2018 снижение продолжилось. Расходы на разведку и разработку урановых месторождений сократились с более чем $2 млрд в 2014 до $663,7 млн в 2016, и на фоне падения уранового рынка тоже продолжают снижаться. «Сегодня мировой парк атомных реакторов имеет суммарную мощность 391 ГВт, что требует 62,825 тыс. тонн урана в год. По состоянию на 2035 год, в зависимости от соотношения между количеством вводимых и выводимых из эксплуатации АЭС, потребности составят от 53 до 91 тыс. тонн урана в год», – говорится в докладе.

По мнению сторонников проекта, создание банка НОУ станет важным шагом в процессе ядерного нераспространения, а Казахстан – заметным участником мирной инициативы. «Казахстан становится важной составляющей рынка низкообогащённого урана, а учреждение банка является справедливым инструментом обеспечения гарантированных поставок ядерного топлива. Мирные ядерные технологии должны быть доступны для всех государств, приверженных принципам нераспространения ядерного оружия», – отмечают в Научно-техническом центре безопасности ядерных технологий.

Ещё один фактор – возможное изменение конъюнктуры на рынке урана. Пока имеющейся ресурсной базы достаточно для удовлетворения потребностей атомной энергетики, но в случае возможного роста спроса потребуются дополнительные сырьевые ресурсы, а также инвестиции в научные исследования и повышение эффективности уранодобывающей промышленности.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6073 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
23 марта родились
Кайрат Крымов
владелец Tastai Property Management
Хроники бизнесменов. Владимир Ким

На чём зарабатывает своё состояние №1 списка 50 богатейших бизнесменов Казахстана по версии Forbes Kazakhstan

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить