Между январём и февралём: как казахстанскому бизнесу выжить в новой реальности?

Точки роста, риски и необходимость реформ обсудили бизнесмены, банкиры и эксперты

ФОТО: © Андрей Лунин

«Каковы главные стратегические вызовы – внешние и внутренние? Чего нам ожидать от 2023 года?» – такие вопросы задал модератор одной из сессий Kazakhstan Growth Forum, прошедшего 22 сентября в Алматы, издатель Forbes Kazakhstan Арманжан Байтасов. Политолог Досым Сатпаев ответил так: «Внешние риски, понятно, напрямую связаны с Россией, с ее деятельностью. Последнее выступление Путина – это же не только о так называемой частичной мобилизации. Там был сказан очень важный – и очень опасный для нас – тезис о том, что российская экономика будет больше ориентироваться на военно-промышленный комплекс. По сути, это будет военное государство, некий аналог Советского Союза в состоянии войны. И это лишнее доказательство того, что наше участие в ЕАЭС, в партнерстве с так называемым союзником будет иметь очень большие риски для нас».

Досым Сатпаев
ФОТО: © Андрей Лунин
Досым Сатпаев

Досым Сатпаев обратил внимание на важный, на его взгляд, момент. Еще до пересмотра в начале сентября прогноза по суверенным рейтингам Казахстана со «стабильного» на «негативный» рейтинговое агентство S&P Global Ratings опубликовало несколько аналитических докладов, в которых четко указывало на риски использования КТК в геополитических играх России. Казахстану проблемы с трубопроводом, на взгляд политолога, помимо прочего, несут внутриполитические риски: «Начинается предвыборная борьба, «социалку» нужно заливать деньгами, много обещаний было сделано. Если возникнет проблема с поступлением нефтяных доходов, то это серьезно ударит по этим обещаниям», – считает спикер.

Перечисляя другие внутриполитические риски, Досым Сатпаев называет бедность: среднего класса, без которого не построить «казахстанскую мечту», в стране нет. Потерянное поколение: десятки тысяч молодых людей ни в старом, ни в новом Казахстане не найдут себе места. И идейный сепаратизм: невозможно управлять страной, когда часть населения, пусть и незначительная, «живет головой» в российском медийном поле.

«Главное сейчас – выжить и укрепить позиции, а для этого нужно честно признать проблемы и не закрывать на них глаза», – резюмирует политолог.

Веские основания для реформ

По мнению мажоритарного акционера Kusto Group Еркина Татишева, ключевые вопросы в отношении экономических реформ в Казахстане – кто их будет делать и зачем их делать? Спикер считает, что «лучшее время реформ» у Казахстана было в первые 12 лет независимости (до 2002-2003 годов). Реформы в то время проводили под «огромным влиянием экономического кризиса»: давили риски неплатежей, нужно было решать вопросы с зарплатами и пенсиями и т.д. И это были «очень успешные реформы».

Еркин Татишев
ФОТО: © Андрей Лунин
Еркин Татишев

«Сейчас такого давления я не вижу. Геополитически и внутриполитически такой вопрос – зачем проводить реформы – конечно, стоит. Но деньги в бюджете есть, нефть находится на [высоком] уровне цен, КТК плохо-хорошо, но работает, частный сектор крутится... В целом особой потребности в изменениях нет. Видимо, надо ждать очень большого социального пресса. Инфляция делает свое дело. Надеюсь, это не будет сильное потрясение», – поделился мнением Еркин Татишев.

«Российские» риски

Председатель правления Halyk Bank Умут Шаяхметова заметила, что в этом году банковский сектор Казахстана столкнулся с большими вызовами. Сначала был «трагический январь», затем – события февраля. Причем проблемы, возникшие в январе, – вроде сломанных банкоматов и сожженных отделений и необходимости при этом выдавать деньги – оказались «мелочью» по сравнению с тем, что случилось после 24 февраля.

Умут Шаяхметова
ФОТО: © Андрей Лунин
Умут Шаяхметова

«Санкции в первую очередь коснулись финансового сектора. Ограничения вводили на платежи, особенно межграничные, применяли к определенным физическим и юридическим лицам, к банкам. Нам пришлось срочно перестраивать внутренние операционные системы, комплаенс. Был период в марте, когда западные банки перестали продавать доллары казахстанским БВУ и у нас не было наличных долларов. Halyk Bank – основной поставщик валюты в страну, от нас стали требовать изменить процедуры и не продавать наличные доллары россиянам. Каждый день мы перестраивали свои операционные процессы. Сюда приезжали представители корреспондентских банков, с которыми работаем мы и другие БВУ, и на месте проверяли, заходили в наши системы, смотрели, как мы контролируем те или процедуры», – рассказала банкир.

Шаяхметова считает опасной ситуацию, если казахстанским банкам закроют корреспондентские счета. Если это случится, то Казахстан просто будет отрезан от всех внешних платежей. «Мы сейчас видим, как происходит замещение российских товаров на казахстанском рынке на турецкие, южнокорейские, китайские, европейские. Для Казахстана сохранение стабильности банковской системы, наличие внешних корсчетов и возможность проведения внешних платежей просто критично», – уверена она. Именно поэтому возглавляемый ею банк будет следовать международным правилам и санкциям.

Кто «заплатит» за релокацию

После пандемии ковида, продолжила Умут Шаяхметова, банки научились быстро перестраиваться. Но 2022 год принес новые вызовы. Например, 80 сотрудников Москоммерцбанка – российской «дочки» Halyk Bank – получили после объявления частичной мобилизации повестки. Это в основном IT-специалисты. Теперь нужно найти им замену – а кто может их заменить, где найти «женщин, которые заменят мужчин»? «Это ежедневные операционные вопросы, о которых мы никогда не задумывались», – говорит банкир.

Арманжан Байтасов
ФОТО: © Андрей Лунин
Арманжан Байтасов

«Релокация предприятий бесплатно не делается. Они же придут за деньгами», – обозначил еще один вызов для банковского сектора Арманжан Байтасов. «Эту тему мы тоже обсуждаем с правительством», – ответила Умут Шаяхметова. Она заметила, что в этом году объем госпрограмм сократили более чем на 1 трлн тенге (это и понятно – с госбюджетом есть сложности). Базовая ставка высокая – 14,5%, сверху банки ставят свою маржу, поэтому «заем под 16-18% для юрлица – это очень дорогие деньги». Если же Казахстан хочет наращивать реальный сектор экономики, то нужно определить приоритеты, считает спикер. В числе таковых она называет сельское хозяйство.

Нурлан Смагулов
ФОТО: © Андрей Лунин
Нурлан Смагулов

Основатель Astana Group Нурлан Смагулов тоже затронул «российскую» тему. Он рассказал, что в его сети ТРЦ заметно много граждан России, и предположил, что «скоро их может стать еще больше». Кроме того, бизнесмен поделился цифрами: продажи в MEGA выросли на 40-60%, в MEGA Silk Way в Астане 2 млн посещений в месяц, в MEGA Alma-Ata – больше 2 млн. «Это уже запредельно для нас. Мы сейчас отменяем разные акции, чтобы [арендаторы] могли качественно обслужить свой поток клиентов», – рассказал бизнесмен.

Негативный прогноз как мотивация

Глава офиса Международной финансовой корпорации (IFC) Екатерина Бенджамин прокомментировала пересмотр прогноза S&P по рейтингам Казахстана. Основная причина пересмотра – проблемы на КТК, что может оказать существенное влияние на страну. «Это дает нам четкое направление: необходимо диверсифицировать экономику, – считает спикер. – Нужно задуматься, что мы должны делать, какие сектора за пределами добывающей промышленности развивать и как это делать».

Екатерина Бенджамин
Екатерина Бенджамин
ФОТО: © Андрей Лунин

Сегодня, говорит она, 60% экспортной выручки Казахстан получает за счет нефтегаза и металлов. «Где наше сельское хозяйство? – задается вопросом эксперт. – У нас замечательные земли. Мы можем выращивать и продавать сельхозпродукцию за рубеж, но у нас нет больших предприятий, они все очень сильно разрознены, нет консолидации бизнеса для того, чтобы они были значимыми в экономике».

Реформы идут неактивно. «В начале 2000-х была пересмотрена финансовая система, активы отданы иностранным инвесторам. Сегодня этого нет. Реформы очень аккуратные – чтобы не навредить тому, что есть. Но и дальше мы не движемся, – говорит Екатерина Бенджамин. – Например, реформа Земельного кодекса - мы до сих пор не отдаем землю в собственность. Посмотрите на Узбекистан, там дают землю в собственность, и мы видим, как там развивается сельское хозяйство».

На взгляд спикера, реформ не хватает и возобновляемой энергетике, без чего иностранные инвесторы не могут прийти в эту отрасль. И финансовому сектору – в части стрессовых активов; таких активов много, но вернуть их в экономику нельзя из-за отсутствия рыночного механизма и возможности для инвесторов получать достоверную и прозрачную информацию о том, что они покупают.

«Реформы должны, конечно, пойти более активно и, может быть, с некоторыми не совсем безболезненными шагами», – резюмировала представитель IFC.

Кому нужен «терпеливый капитал»

«Буквально 10 лет назад в Казахстане много говорили о необходимости быстро расти, делать форсированные стратегии роста. Я же утверждал, что в этом наша большая проблема», – отметил мажоритарный владелец RG Brands Кайрат Мажибаев. Спикер рассказал, что в его группе компаний стратегия подчинена устойчивому прибыльному росту: «Мы не должны никуда спешить, каждый должен пройти все ключевые этапы. На потребительских рынках должна быть заточенность на потребителя и его нужды».

Кайрат Мажибаев
ФОТО: © Андрей Лунин
Кайрат Мажибаев

По словам спикера, в 5-7-10-летних стратегиях нет необходимости каждые три месяца «показывать суперперформанс» публичным рынкам, рынкам капитала. «Мы делаем свою работу – определенную тектонику. Для этого нужен особый капитал – терпеливый: и акционерный, и заемный. Нужна культура, которая противоречит форсированным ракетным стратегиям роста. Они получаются очень не у многих в этом мире, и вообще в истории их мало», – поделился бизнесмен.

По его мнению, для того чтобы расти сейчас, нельзя обсуждать «16-й айфон вместо 14-го». Нужно обсуждать абсолютно новую парадигму. «Особенно Казахстану в условиях двуполярного мира, в котором нашей стране отводится роль буферного государства. Нам нужно найти правильное позиционирование: будет оно связано с третьей силой, с мягкой силой, но важно не участвовать в противостоянии, а находить точки роста», – считает бизнесмен. На рынке ЕАЭС, отмечает он, Казахстан становится локальным маленьким рынком. Либо предпринимателям нужно вырабатывать евразийское мышление – для этого нужны пассионарии, они сформируют такое мышление, и для остальных оно станет привычным. В этом Кайрат Мажибаев видит потенциал национального человеческого капитала и одну из точек роста.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8967 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить