Серикбай Бисекеев: «МСБ надо ориентироваться на экспорт»

Известный бизнесмен, глава холдинга Arman Holding, независимый директор, член Совета директоров фонда «Даму» Серикбай Бисекеев в понедельник, 29 декабря, выступил на вебинаре на тему: «Предпринимательство в Казахстане: мифы и реальности»

Фото: Андрей Лунин
Серикбай Бисекеев.

Возможность пообщаться с известным бизнесменом в рамках первого вебинара, организованного фондом «Даму», была у бизнесменов всех регионов Казахстана. Десятки предпринимателей собрались в каждом из региональных представительств фонда. Такой интерес объясняется тем, что Серикбай Бисекеев – не только успешный предприниматель (в 2012 он был назван предпринимателем года в России в категории В2В по версии Ernst & Young), но и независимый директор, член Совета директоров фонда «Даму» (эту должность Бисекеев занимает с июля 2014).

Перед началом вебинара Серикбай Бисекеев пообщался с прессой.

- Серикбай, в этом году вы стали независимым директором фонда «Даму». Как вы считаете, как можно улучшить работу фонда?

- Я общался с предпринимателями и с представителями банков второго уровня, пытаясь понять, в каком направлении двигаться. Сейчас много говорят о помощи «Даму». Но иногда заявки рассматривают месяцами, а предпринимателям нужны деньги «здесь и сейчас».

Я считаю, что раз это деньги государства,  а не банков, то оно должно заказывать музыку. БВУ должны прислушаться к требованиям «Даму», а сейчас они живут своей жизнью. Например, каждый банк просит заполнить свою форму кредитной заявки, бедный предприниматель заполняет бумаги в каждом банке и везде проходит несколько кругов. Я предложил создать для проектов, связанных с «Даму», унифицированный шаблон заявки. Заполнив все данные один раз, бизнесмен разошлет заявку сразу в несколько банков, а банки через 2-3 дня должны дать ответ, одобрена кредитная заявка или нет. То есть не предприниматель будет бегать за банком, а наоборот.

- Почему банки сейчас долго тянут с ответом?

- У них не хватает информации по заемщикам. БВУ попросили нас помочь с получением информации от налоговиков, и мы организовали интеграцию данных Налогового комитета о заемщиках «Даму» с их кредитной историей. По возможности мы хотим смотреть, как они платят за коммунальные услуги, не нарушают ли ПДД. То есть если человек себя адекватно ведет, всегда учился на «пятерки» и никогда не допускал задолженностей, у него сразу вырастет рейтинг. А Первое кредитное бюро пока предоставляет недостаточно информации о потенциальном клиенте, и это сказывается на скорости принятия решения.

- Какие еще проблемы актуальны в рамках программ «Даму»?

- Иногда предпринимателю даже не важно, по какой ставке он берет кредит. Вопрос в том, когда он получит деньги, а также - как он решит проблему с залогом. Не каждый предприниматель может предоставить залог даже в размере 50% от кредита (чтобы на оставшиеся 50% получить гарантию «Даму»). Сейчас в планах – гарантировать по некоторым проектам до 75% от суммы займа. Но нужно найти оптимальную модель, которая позволяла бы получать кредиты при небольшой залоговой базе, а где-то и вовсе без нее. Для этого нужна статистика по заемщикам, которую мы сейчас готовим.

- Видимо, это особенно важно для стартапов, потому что сейчас многие закладывают собственное жилье, чтобы взять кредит.

- Да. Но когда я начинал свой бизнес, кредитов не брал – вкладывал во все проекты свои деньги (копил, закладывал, договаривался на отсрочку платежей). Ведь предприниматель – от слова «предпринимать», он всегда должен что-то придумать.

- Насколько прозрачна выдача кредитов по программам «Даму»?

- Меня убеждают, что все прозрачно, что банки не получают деньги на свои счета (средства Нацфонда хранятся в Нацбанке), пока проект не будет защищен, а потом деньги поступают напрямую заемщику. То есть банк не может «прокрутить» эти деньги.

- То, что предлагает сейчас «Даму», можно назвать беспрецедентной поддержкой – по сути, бизнес может получить кредиты по ставке ниже уровня инфляции. В 2014 был объявлен мораторий на проверки МСБ. А что еще надо сделать для развития бизнеса?

- Нужно провести анализ работы подобных фондов и понять, как помогают бизнесу в других странах. В пример можно поставить Турцию, которая стартовала практически одновременно с Казахстаном, но поддерживала своих предпринимателей все эти годы. Кроме того, надо учитывать, что рынок Казахстана очень маленький, значит, надо работать на экспорт. Надо создать условия, чтобы МСБ начал производить продукцию, которую можно реализовать за пределами страны. В той же Турции, если бизнесмен хочет строить что-нибудь, допустим, в Казахстане, государство выделяет ему беспроцентно деньги на технику, чтобы он мог работать за границей. Если предприниматель хочет продавать свои шубы или дубленки, государство оплачивает ему годовую аренду в хороших магазинах за рубежом.

Я не могу понять, почему наше государство так не делает. У нас есть нефть и газ, мы зарабатывали 1000% годовых, надо было развивать бизнес, но в итоге мы просто потеряли время.

Если же смотреть глобально, то государство должно изменить законы, чтобы в Казахстан приходили инвесторы. Сейчас льготы от государства получают те, кто привлекает в страну более $20 млн. Но во всем мире 80% доходов приносит малый и средний бизнес. Может быть, обратить внимание на тех, кто готов вложить $10 млн? Зарубежный малый и средний бизнес тоже может создавать в Казахстане рабочие места. Но надо выставить свои условия. Допустим, при создании СП весь персонал среднего и нижнего уровней должен быть местным, а зарубежные управленцы должны подготовить себе замену, и лет через 5 в СП должны работать только казахстанцы.

- Представители среднего бизнеса сейчас говорят о том, что государство должно помочь им участвовать в крупных проектах, таких, как ЭКСПО, потому что сейчас генподрядчики – иностранные компании – зачастую игнорируют местных производителей.

- Да, поддерживать местных производителей товаров и услуг надо. Например, в Сингапуре, где я сейчас живу, не приглашают на работу иностранцев среднего уровня квалификации, потому что, грубо говоря, если надо махать лопатой, для этого и своих людей достаточно. А вот если компания готова платить экспату $10 тыс. в месяц, значит, он действительно нужен, и ему разрешается работать в стране.

Я думаю, нужно подчерпнуть в других странах, какие законы по протекционизму действительно работают.

Давайте посмотрим ситуацию в сфере туризма. Власти говорят, что это приоритетная отрасль экономики и ее надо развивать. Но монополия национального авиаперевозчика «Эйр Астана» не дает возможности летать в Казахстан авиакомпаниям других стран. А как мы хотим попасть в топ-30 развитых стран, если к нам нет прямого рейса других компаний из мировых финансовых центров – Токио, Нью-Йорка, Сингапура, Шанхая? Иностранный предприниматель не может создать у нас СП в том числе и потому, что не хочет летать на перекладных. Надо сделать открытое небо – допустим, Амстердам запускает к себе все авиакомпании и конкурирует с аэропортами Лондона, Франкфурта, Парижа. Хватит защищать одну компанию. Если мы хотим создать рабочие места и получить налогов в 10 раз больше, чем платит «Эйр Астана», надо изменить правила игры.

- Иногда говорят, что для того, чтобы развить предпринимательство, надо поменять менталитет чиновников. Вы с этим согласны?

- К сожалению, чиновники в Казахстане зачастую не понимают, что их содержат те, кто платит налоги, то есть предприниматели. Тот же гаишник, который пытается «раскрутить» предпринимателя, если тот нарушил ПДД, не понимает, что даже китель его куплен на деньги налогоплательщиков. Нужно менять ментальность, чтобы люди понимали: благодаря бизнесменам они получают зарплату, а не наоборот.

Но вместе с тем надо менять и менталитет предпринимателей. У нас есть свои традиции, которые выставляют бизнесменов не в лучшем свете: например, не соблюдать сроки, обещать одно, а делать другое. Если банк назначил встречу и человек пообещал прийти к определенному времени, он должен это сделать. Если не придет, ему в этом банке кредит уже не дадут, но не все это понимают.

- Какой совет вы можете дать начинающим предпринимателям?

- Для начала надо почитать книги тех, кто уже состоялся в бизнесе. В 90-е, когда я начал, не было интернета, и было не найти хороших книг, чтобы постичь азы. Не каждый человек может стать предпринимателем. 

Но и государству, и крупному бизнесу надо вкладываться в возобновляемый источник – в людей, ведь нефть рано или поздно закончится, а люди останутся. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
12475 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
14 июля родились
Кенес Ракишев
председатель совета директоров АО «Fincraft Resources»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить