Человек с «Магнумом»

Как Александр Гарбер ищет в кризис дешевые деньги для развития сети

Александр Гарбер — крупнейший владелец и руководитель розничной сети Magnum Cash&Carry.
Фото: Андрей Лунин
Александр Гарбер — крупнейший владелец и руководитель розничной сети Magnum Cash&Carry.

«Для меня очень важно продолжать ту динамику роста, которую компания демонстрировала последние годы – по 30–40%. Это принципиально важно, иначе мы никому не будем интересны», – говорит основатель, крупнейший владелец и руководитель розничной сети Magnum Cash&Carry Александр Гарбер (№49 рейтинга богатейших бизнесменов Казахстана - 2016).

Сидя за своим рабочим столом, бизнесмен рассуждает о том, почему казахстанский рынок пока не особо интересен российским сетям, несмотря на годовой оборот в $12 млрд (примерно 40% от этой суммы приходится на цивилизованную торговлю, остальное – на рынки); зачем его компании расти такими темпами и где он собирается искать деньги на дальнейшее развитие.

Чай и всё-всё-всё

По данным аналитиков Forbes Kazakhstan, помимо крупной доли в сети Magnum Cash&Carry Гарбер владеет долей в ТОО «Прима Дистрибьюшн», является соучредителем ТОО «Прима-Мороженое» и ТОО «Tea House».
Magnum Cash & Carry – крупнейшая торгово-розничная сеть в Казахстане, первый магазин которой был открыт 14 сентября 2007. Основной деятельностью компании является реализация товаров широкого потребления. Сегодня сеть состоит из 13 магазинов в Астане, Алматы, Караганде и Шымкенте, общая площадь которых составляет 100 934 кв. м. Ежедневный поток покупателей в магазины сети равняется в среднем более 61 тыс. В каждом магазине Magnum представлено порядка 15 тыс. наименований товаров. В компании работает более 6 тыс. человек.

Финансовые показатели хозяин не раскрывает, однако в предыдущем интервью, которое состоялось ровно два года назад, заявлял, что выручка за год составляет «несколько сотен миллионов долларов».

Магазины сети весьма популярны как у розничных покупателей, так и у представителей МСБ, мелких оптовиков – за счет низкой наценки на товар, до 8–9%.

По собственным подсчетам Magnum Cash&Carry, их доля на розничном рынке цивилизованной торговли Алматы приближается к 50%. «В других городах нашего присутствия она меньше, но остается существенной», – отмечает Гарбер.

Еще один крупнейший актив, в котором Гарбер владеет долей, – ТОО «Прима Дистрибьюшн», крупнейшая дистрибьюторская компания на территории Казахстана в сфере food/nonfood. В ее портфеле около 55 тыс. наименований: бакалея, консервы, кондитерские изделия, бытовая химия, средства гигиены и ухода за телом и т. д. Компания поставляет товары в магазины 38 городов страны. Всего «Прима» обслуживает около 28 тыс. торговых точек. Она имеет партнерские отношения с компаниями по всему миру. Большая часть продукции поставляется из стран Европейского союза и СНГ.

$15 млн было инвестировано в первый магазин сети Magnum Cash&Сarry.

Кроме того, Гарбер, совместно с индийской чайной компанией JV Gokal&Co Pvt. Ltd, учредил в 1996 ТОО «Tea House». А в 2001 Tea House открыл свою чаеразвесочную фабрику в Алматы. Три года спустя была запущена вторая фабрика. Компания является участником госпрограммы «Лидеры конкурентоспособности – национальные чемпионы» и получила от государства льготный кредит в сумме 4 млрд тенге, который пошел на пополнение оборотных средств. Она занимается фасовкой чая и выпуском продукции под марками «Ассам», «Симба», «Наурыз», «Индира», «Тенгри».

Как сообщает Tea House, ему принадлежит не менее 35%-ной доли чайного рынка Казахстана. Продукция компании экспортируется в Россию и Киргизию.

Строго вверх

Как уже говорилось, ежегодно Magnum Cash&Carry растет примерно на 30–40%, такой же прогноз и на 2016. Чтобы сохранить покупательский трафик на необходимом уровне, в компании прибегают к разным шагам: от всевозможных акций и скидок до поиска себя в новом формате.

«Мы запустили Magnum ATAK специально для того, чтобы заходить в аренду в уже готовые помещения. Тогда как классические магазины Magnum строим сами, с нуля, – поясняет собеседник. – Magnum ATAK чуть ближе к формату супермаркета – от 1,8 тыс. кв. м. Хотя ассортимент там по-прежнему лимитирован, немного отличается уровень наценки».

Что касается других сетевых форматов, например «магазина у дома», то Magnum пока не готов развиваться в этом направлении. При этом Гарбер не исключает, что со временем может купить уже готовую соответствующую сеть. «В мире есть компании, которые способны работать сразу в нескольких форматах, но мы пока не имеем таких ресурсов, – признается он. – Это очень ответственное дело. Мы считаем, что Magnum должен фокусироваться на существующем формате, который доказал свою эффективность».

Развитие формата Cash&Carry – стратегическая цель на ближайшие годы. Эти магазины рассчитаны на розничного и мелкооптового покупателя («заплати и забирай» – англ.). За счет таких покупателей поддерживается высокий товарооборот, что дает возможность устанавливать низкую наценку на товары.

Как считает бизнесмен, в Казахстане можно довести число магазинов Magnum до 50. «В Алматы мы спокойно можем построить еще до четырех комплексов; колоссальный потенциал по другим городам, – говорит он. – В каждом областном центре можно ставить по два центра – это уже 32 магазина».

Подробности своей инвестиционной программы Гарбер не раскрывает, однако можно понять порядок цифр, вспомнив стоимость первого Magnum, который был открыт в 2007 и обошелся компании в $15 млн. Кстати, этот проект давно окупился.

С тех пор сроки и затраты на возведение новых торговых центров серьезно снизились. «Если раньше мы тратили на строительство полтора года, то теперь накопили опыт и строим за четыре месяца», – отмечает бизнесмен.

Сроки окупаемости комплексов зависят от их расположения, стоимости участка – однако не превышают четырех-пяти лет.

В ожидании предложений

Несмотря на вышеперечисленные плюсы, найти сегодня в Казахстане дешевые деньги сложно. «Мы находимся в поиске длинных дешевых денег для дальнейшего развития, – говорит Гарбер. – Рассматриваем различные варианты. Не исключаем выпуска облигаций или привлечения инвестора. Мы понимаем, что дальнейшее агрессивное развитие на банковских кредитах невозможно».

«Чтобы сохранить темпы, открыты для предложений», – добавляет собеседник. По его словам, иностранные игроки регулярно проявляют интерес к Magnum, так как это крупнейшая сеть в стране. В целом в мировом ретейле очень высок уровень консолидации.

Российские ретейлеры тоже интересуются Казахстаном, однако без особого энтузиазма. Ведь в самой России 85 административно-территориальных субъектов, а здесь – не более трех экономически развитых областей. «Это основная причина того, что пока они не заходят сюда. Им легче развиваться где-нибудь в Саратове или Омске. У нас и плотность населения неравномерная, и сложности с логистикой. Когда мы станем «больше», тогда наверняка привлечем их внимание», – поясняет Гарбер.

Кризисный ретейл

С другой стороны, кризис – это лучший момент для появления на рынке ретейла новых игроков. «Во-первых, они могут выгодно купить ту или иную сеть, если она испытывает проблемы, – продолжает собеседник. – Во-вторых, сейчас относительно низкая стоимость земли. В-третьих, сегодня как никогда дешевая стоимость строительства. Те сети, которые в кризис занимают правильную позицию – без долгов, с длинными деньгами и хорошим финансированием, имеют просто уникальный шанс наращивания рыночной доли».

Бизнесмен считает, что иностранным сетям можно заходить и развиваться здесь либо путем органичного роста, либо через покупку существующего игрока. Поэтому в настоящий момент активизировались такие международные гиганты, как Carrefour, Auchan. Гарбер уверен, что в целом подобная активность – это зеленый сигнал для остальных внешних игроков, показывающий, что рынок ретейла развивается и имеет потенциал.

«Наш рынок отстает от российского как минимум на 10 лет, которые требуются, чтобы достичь их уровня развития и концентрации», – полагает собеседник. И россияне рано или поздно придут в Казахстан. «Такой момент наступит однозначно. Просто сейчас в России много проблем – например, с санкциями, усилением регулирования торговых сетей, колебанием курса рубля и т. д. Зато в будущем инвестиции в Казахстан могут стать для них очередным этапом развития, – дает прогноз Гарбер. – Если сейчас посмотреть на статистику роста российских сетей, например «Магнита», то, несмотря на кризис, они умудряются расти по 30–40% в год».

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


заместитель главного редактора Forbes Kazakhstan

 

Статистика

9715
просмотров
0
комментариев
 
 

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставлять комментарии,
Вам необходимо войти на сайт.

  • Войти, с помощью
Если Вы еще не зарегистрированы,
пройдите процедуру регистрации.
Как зарегистрироваться, используя
аккаунт в соцсети, читайте здесь.

Комментариев нет

Будьте первым, кто оставит комментарий к этой статье.