Защита Бакытжана: как вопреки болезни добиться успеха в бизнесе и шахматах

13548

С Бакытжаном Майкеновым я познакомился на 1 этапе взрослого кубка Республики Казахстан по шахматам

Бакытжан Майкенов
Бакытжан Майкенов
ФОТО: © Сергей Алексеенок

Он проходил среди мужчин и женщин в Астане с 22 по 30 апреля этого года. Турнир состоялся в рамках матча за звание чемпиона мира по шахматам и собрал 167 спортсменов из 16 стран мира. Бакытжан не стал призером, но все равно среди спортсменов он выделялся особо. Дело в том, что он играл в кресле-каталке. Взять интервью сразу тогда не получилось, ведь помимо напряженной борьбы за шахматной доской Бакытжан был занят еще и бизнесом - он производит мебель. И вот наконец, почти по прошествии месяца, нам удалось созвониться и побеседовать о жизни, болезни, работе и том месте, что занимают шахматы в жизни нашего героя.

Бакытжан, как в вашу жизнь пришли шахматы?

- В шахматную секцию впервые меня привел отец. Мне было десять лет, и я занимался тхэквондо. И вот однажды после соревнований он привел меня в секцию в Уральске и сказал: знаешь, в жизни важна не только сила, но и мозги. По вечерам он начал играть со мной и постоянно выигрывал. Меня тогда взял спортивный азарт, и я подумал: научусь и обязательно выиграю у него. Так я и увлекся игрой.

Скажите, а какой у вас сейчас уровень игрока? Были ли победы на крупных турнирах?

- В возрасте 10 лет я занял второе место на детском чемпионате города и получил возможность участвовать в республиканском чемпионате в Алматы. Впервые тогда выехал из Уральска, было много впечатлений, волнений, из-за которых в итоге выступление на республике я провалил. Дальше выступал неплохо, вплоть до 17 лет. Но потом занятия в школе, институте все дальше отодвигали меня от игры. Вернулся я в нее, уже когда началась болезнь, в 2013 году. Тут свою роль сыграло и детское увлечение, и привычка к занятиям спортом, из которых доступным для меня оставались только шахматы. Возвращение было тяжелым: за годы, проведенные вне шахмат, я значительно потерял форму. И здесь я хотел бы поблагодарить своего друга Ерлана Рахимгалиева. Он мастер спорта, играл даже с номером 2 в мировом рейтинге шахмат Яном Непомнящим, и вот он на протяжении 9 месяцев буквально вытягивал меня на прежний уровень. Сейчас профессиональный рейтинг у меня на уровне 1800 (уровень перворазрядника). Так как я редко принимаю участие в турнирах, то у меня осталось прежнее детское звание кандидата в мастера спорта.

ФОТО: © Сергей Алексеенок

Бакытжан, простите за нетактичный вопрос, а какой у вас диагноз?

- Мышечная миопатия. Это прогрессирующее заболевание, выражающееся в нарушении функции мышц. Обнаружилось оно у меня в 19 лет. В ту пору мы с друзьями вели активный, здоровый образ жизни, снимали спортивный зал, где занимались любительским боксом. И однажды, возвращаясь с тренировки, я начал подниматься к себе домой. Жил я тогда в Уральске, в обычной пятиэтажке на верхнем этаже и вот, дойдя до третьего, вдруг ощутил страшную слабость, как будто переприседал в зале. Утром ощущение усталости и того чувства, что ноги будто из ваты, не проходило. Я тогда учился на первом курсе и решил пропустить занятия. Так прошла неделя. Когда и дальше я не почувствовал облегчения, то обратился к врачам. Диагноз был неутешительным… Были попытки лечения и в Казахстане, и в России, но, к сожалению, результата они не принесли. На тот момент мы жили втроем, с мамой и сестрой. Все усилия как в традиционной, так и в нетрадиционной медицине успехом не увенчались.

А если в двух словах, то в чем выражается болезнь?

- Это нарушение функций мышц, связанное с синтезом белка. Выражается в том, что мышцы настолько слабы, что не могут выполнять свои функции. И самое неприятное в болезни то, что со временем она прогрессирует. У меня начиналось с мышц спины, потом стали отказывать мышцы ног, и сейчас я уже начинаю чувствовать слабость в руках. Этот процесс необратим, и я это знаю.

А как вы оказались в Астане?

- В 22 года я закончил институт, тогда у меня была возможность свободного посещения. Сдал экзамены и, чтобы не расстраивать маму, переехал в Астану. И вот с 2013 года я здесь.

Я слышал, что нагрузки в этом спорте таковы, что за одну партию в классические шахматы спортсмен может потерять от одного до четырех килограммов. Как вы переносите такое напряжение?

- Здесь дело в том, кто как относится к поединкам. Безусловно, сама игра, время подготовки, иногда бессонные ночи - все это сказывается на общем состоянии.

А каково сейчас ваше семейное положение?

- Я женат. Супруга у меня из Тараза. У нас двое детей. Старшему сыну уже пять лет, и буквально недавно родилась девочка. Сейчас малышке два месяца.

Бакытжан Майкенов
Бакытжан Майкенов
ФОТО: © Сергей Алексеенок

Бакытжан, скажите, а не сложно ли вам принимать участие в турнирах?

- Конечно сложно, причем это вызвано двумя факторами. Я играю в турнирах, условно говоря, для обычных здоровых спортсменов. Здесь сложно по уровню участников, так как за одной доской можно сойтись с именитым гроссмейстером. Также есть еще и паралимпийские турниры по шахматам, которые проводит Министерство культуры и спорта. Их уровень послабее, и я завоевываю призовые места. Но тут другая проблема: эти турниры всегда организуются из рук вон плохо. Нет спонсорской поддержки, нет призовых, да и сами они проходят крайне слабо. Например, недавно на турнире в Шымкенте нас просили приезжать со своими шахматами. Видимо, дело еще в том, что такие турниры не входят в компетенцию Казахстанской федерации шахмат, а организуются государством. Вот здесь-то и все проблемы.

На командной олимпиаде в Шымкенте наша команда заняла первое место, я набрал больше всех очков (семь из семи), и по регламенту нам всем должны были присвоить звание национального мастера. Но его из-за неправильно оформленных документов мы так и не получили.

Также я принимал участие в онлайн-турнире IPCA Online World Championship, где занял с 5 по 12 место.

Обидно, что паралимпийские шахматы у нас на таком низком уровне. Все держится исключительно на голом энтузиазме участников.

Без поддержки очень сложно. Я с 2016 года пытаюсь попасть на чемпионат мира среди людей с ограниченными возможностями - и безрезультатно. Теперь я пришел к выводу, что мне легче самому заработать деньги, чтобы обеспечить себе участие в турнире.

Бакытжан, то есть для вас шахматы - это расходная статья бюджета?

- Да (смеется), шахматы для меня - это больше про затраты, чем про прибыль. Было время, я зарабатывал тем, что давал уроки шахмат, но потом наступила пандемия коронавируса, и я лишился этого дохода. Но когда закрывается одна дверь, то открывается другая. У моего знакомого был покрасочный цех в гараже. Такое кустарное производство. Мы начали там заниматься реставрацией старой мебели. За полгода работы сумели выйти на стабильный доход. Вместе проработали полтора года, но потом друг решил продолжать заниматься малярными работами, а я решил более детально заниматься мебелью.

За полтора года мне удалось расширить производство, причем сначала создать его с нуля. Сейчас мы производим все виды сборной корпусной мебели, в штате у меня восемь человек. Я арендую помещение на 180 квадратных метров. Недавно вот закупили новое оборудование для производства мебели. Нас уже многие знают под брендом Bahni mebel.

Скажите, а как у вас получается совмещать бизнес с шахматами? Чем-то занятия шахматами помогают вашей работе? В поиске новых клиентов?

- Нет. Шахматы для меня стоят на отдельном, особом месте. Они мне помогают думать на несколько шагов вперед, планировать, что особенно важно, учитывая мое заболевание. А главное - они учат не делать поспешных выводов. В шахматах есть такой вид, как блиц, где на игру дается три минуты. И там часто возникает цейтнот - ситуация, в которой надо принимать решение молниеносно. Это очень важно и в жизни.

Бакытжан Майкенов
Бакытжан Майкенов
ФОТО: © Сергей Алексеенок

Почему вы не приняли участие в проходящем в начале июня в Алматы Континентальном чемпионате Азии?

- Я хотел, но чемпионат как раз совпал с моментом расширения производства, пришлось выбрать работу. Я буду следить за ним как зритель и болельщик - буду болеть за наших шахматистов Аслана Айтбаева и Бахтияра Нагуманова.

Бакытжан, а как дома относятся к вашему увлечению?

- Супруга меня всегда поддерживает (смеется). Но если у меня будет выбор - принять участие в турнире или пойти на работу, то она будет голосовать за работу, так как для семьи пользы от шахмат мало.

А ваши дети?

- Сыну моему сейчас пять лет, играть он умеет с трех. Я думаю, что играть он будет всегда, причем очень хорошо, но настаивать я не буду. Пусть это будет его выбором. Правда, думаю, что на турниры я отпускать его не буду лет до девяти. Пусть он насладится детством.

И последнее: если вернуться к нагрузкам, то не способствуют ли они прогрессии болезни?

- Знаете, я уже давно принял неизбежность прогрессии, готовлюсь к самому худшему. Да, шахматы требуют затрат энергетических и физических. Бывает, ты проиграешь, расстроишься. Но потом возьмешь в себя в руки, соберешься, сожмешь кулаки - и дальше в бой. Наверное, это и есть самое ценное - уметь бороться в этой жизни. Да, шахматы берут много, особенно в плане времени, но дают они еще больше. В этом и есть жизнь.

Беседовал Сергей Алексеенок

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить