Как стендапер Улыхан Райсханов научился сам себе делать протезы

Казахский «железный человек» с «перчаткой бесконечности» мечтает наладить производство устройств для детей с инвалидностью

Улыхан Райсханов, 31-летний стендапер с «железной рукой» - становится знаменитостью. Родился он в Караганде, потом семья переехала в Астану. По образованию Улыхан гуманитарий — окончил «международные отношения» в Евразийском университете, отучился в магистратуре, но дипломатом не стал.

- Я пошел работать в «Казпочту» стажером, меня заметили в отделе кадров, и с тех пор я так и работаю кадровиком, с 2020 года — в Республиканском центре космической связи, - рассказывает наш собеседник.

Если на работе заметили эйчар-способности Улыхана, то среди друзей он всегда слыл острословом - многие думали, что он участвовал в КВН, хотя на самом деле нет. Да и сам Улыхан лет семь назад подумывал заняться стендапом, даже делал заметки в телефоне.

- Но потом я телефон сменил и забыл про это, - улыбается он.

Смотреть выступления комиков Улыхан, правда, не переставал и, увидев в апреле 2022 года рекламу «открытого микрофона» в Stand Up Astana, решил пойти.

- Я собрал материал про протез - шутки и каламбуры, и три минуты выступал. По правилам нужно было привести с собой зрителей, так что половина зала были мои друзья. Я подумал: классно будет так собираться, - шутит Улыхан. - Там мне предложили сняться для шоу в YouTube-канале. Сейчас у меня три выпуска, готовлю четвертый, ездил со сборными концертами в Боровое, Актобе, Экибастуз, Караганду.

Скриншот видео

Как говорит Улыхан, для него выступления — своего рода терапия.

- С момента травмы (в 2017 году станок по переработке резины затянул рукав, у меня ампутирована половина кисти) я ни разу не обращался за психологической помощью, - признается он. - И со стороны государства не было никакого бесплатного психотерапевта. В тот период жена была беременная, не было времени себя жалеть. А на сцене я поднимаю проблемы, связанные с инвалидностью, мне нравится, когда люди смеются, поддерживают. У меня инвалидность третьей группы, это почти не дает никаких льгот. Даже бесплатно ставить машину на парковку для инвалидов я не могу - для этого нужно иметь вторую группу, а мне и с третьей «повезло»: условно говоря, если бы ещё одна фаланга пальца у меня осталась — и я уже не инвалид.

Скриншот видео

Самостоятельно Улыхану пришлось решать и вопрос протеза. По плану реабилитации ему выделили силиконовый косметический протез кисти.

- Им невозможно ничего делать, максимум — дать шапалак, - невесело шутит наш герой. - Ни открыть дверь, ни поднять что-то, ни пакет донести. А ещё он зимой холодный. И выглядит как резиновая перчатка для уборки. Я с ним несколько дней походил и убрал подальше.

Потом Улыхан слышал о человеке, который распечатал на 3D-принтере протез руки для отца и загорелся желанием купить такой принтер. Но в Астане их не продавали, а заказывать за рубежом было дорого. Да и обладатели 3D-принтера предупреждали о подводных камнях: нужна настройка, калибровка, моделирование, да и вообще напечатать все, что хочешь, не получится. Улыхан подумал, что не справится.

В 2018 году он узнал, что студия 3D-печати изготовила протез для алматинки Айман Молдабековой. У девушки с рождения нет правой руки, и теперь она называет себя «первой кибермоделью в Казахстане». Улыхану тоже пообещали распечатать такой же, если он приедет в Алматы. Но пока он раздумывал, студия закрылась.

Потом Улыхан научился пользоваться маленьким 3D-принтером с максимальным размером печати 10х10 см — сделал ножку для дивана и прочие мелочи. Попробовал печатать пальцы для протеза - целиком для кисти принтер был маловат. Видя сложности, брат Улыхана подарил ему большой 3D-принтер на Новый год.

Скриншот видео

- Почти полгода я с ним маялся, - вспоминает наш собеседник. - Скачивал модели протезов из интернета, редактировал размеры, что-то добавлял. Из-за того что у меня остался на руке большой палец, не получалось сделать так, чтобы он был задействован. Потом я решил просто спрятать палец внутри протеза. Первую модель распечатал в мае 2020 года. Я смог поднимать кружку, держать телефон, удерживать полуторалитровую бутылку, толкать детскую коляску и носить пакеты. Потом наткнулся на модель, которая может фиксировать пальцы, то есть можно показывать жесты. Потом сделал вариант с магнитами. Стал добавлять ещё детали: есть протез с фонариком, с блютуз-модулем — можно разговаривать по телефону и слушать музыку. Один визуально похож на руку, но он просто косметический.

Всего Улыхан сделал шесть вариантов. По типу его протезы тяговые: при сгибании кисти натягиваются струны, которые и сжимают пальцы. Когда кисть возвращается в исходное положение, резинки разгибают пальцы. Стедапер использует стоматологические резинки для брекетов — они прочнее и удобнее, чем стандартные бельевые. Доработал он и застежку для протеза — теперь можно носить сумки, и он не соскальзывает.

- Когда вышел выпуск на YouTube, ко мне начали обращаться по поводу протезов. Писали из России, Украины, недавно написал парень из Доминиканской Республики. Интересовались, где я беру схемы и как вообще напечатать протез. Некоторым нужен только один палец или фаланга. Я посылаю им ссылки на модели, сам распечатал только один протез знакомому диджею, но тот, кажется, его сломал, - вздыхает наш собеседник.

По словам Улыхана, себестоимость у протезов небольшая, основные затраты — это сам принтер и запчасти для него. Сырье — достаточно килограмма пластмассы — стоит около 12 тысяч тенге.

- Пластик есть разных видов: ABS — самый прочный, PETG — он схож по составу с пластиком для бутылок, PLA — его изготавливают из сахарного тростника, кукурузы или другого натурального сырья. У каждого свои достоинства и недостатки. PETG тяжело шлифовать, PLA слишком мягкий, ABS жесткий и легко обрабатывается, но неудобен для печати в домашних условиях: дает вредные испарения и расслаивается на сквозняке, - со знанием дела рассуждает Улыхан.

Ломается агрегат редко, а что касается сложности моделей, то по словам Улыхана, современные 3D-принтеры способны одномоментно распечатать даже предметы, состоящие из нескольких соединенных между собой элементов — не нужны ни крепежи, ни дополнительные детали. Натренировавшись на своем протезе, Улыхан Райсханов хочет наладить производство устройств для детей: они быстро растут, и им нужно часто менять протезы, для чего как раз подходит недорогая и доступная 3D-печать.

- Такие протезы можно заменять на новые каждые полгода. Если сломается или ребенок его потеряет — то не чинить, а печатать новый, - объясняет свою идею Улыхан и добавляет: - Я рад, что история с инвалидностью случилась со мной во взрослом возрасте. Потому что в школе надо мной бы постоянно издевались. А если ребенок с протезом, он, наоборот, становится популярным: с ним хотят общаться, узнать, как работает протез.

Но попытки получить грант на открытие бизнеса не принесли успеха.

- Сначала я участвовал в конкурсе для молодежи до 30 лет, но гранты выиграли по большей части школьники. В 2022 году я подал на грант на открытие бизнеса, но там в основном выделили тех, кто занимается переработкой мусора или производством макаронных изделий - наверное, сочли это более прибыльным бизнесом, чем мой, - рассказывает он.

Насколько знает Улыхан, в Казахстане есть завод, производящий протезы для рук, но «с таким никто тебя киборгом не назовет», говорит он.

Райсханов осознает, что сложностей на пути к производству протезов для детей множество: могут понадобиться лицензии; родителей и самих детей с инвалидностью нужно будет обучать пользоваться устройством, потому что протез может натирать кожу или пережимать руку при длительном ношении. Но он надеется преодолеть все проблемы и дать шанс детям, которые лишились пальцев или руки, хоть немного улучшить свою жизнь.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте