Как страны справляются с глобальными вызовами для экономики

12393

В мировой экономике наступил опасный момент: стабильно высокий уровень инфляции, банкротство банков и геополитическая напряжённость угрожают пустить под откос её рост

ФОТО: Depositphotos/AndrewLozovyi

Светлых пятен мало. Например, экономика Китая и Индии, согласно прогнозам, в этом году вырастет примерно на 5% и 6,5% соответственно. Но, по данным обновленной версии «Следящего индекса восстановления мировой экономики» (TIGER), который рассчитывают Институт Брукингса и газета Financial Times, множество рисков и ужесточение финансовых условий уже начинают негативно сказываться на деловой и потребительской активности, а также инвестициях.

Инфляция в странах с крупнейшими экономиками явно прошла пик, поскольку ограничения на стороне предложения смягчаются, спрос слабеет, а часть временных факторов, подобных прошлогоднему всплеску цен на энергоносители, исчезла. Тем не менее упорная инфляция выше целевого уровня не оставляет многим центральным банкам иного выбора, кроме как продолжать ужесточение монетарной политики, хотя и менее агрессивно, чем раньше. Ситуация усугубляется турбулентностью в банковском секторе в некоторых развитых странах, в том числе в США, что подрывает уверенность частного сектора и может вкупе с ужесточением финансовых условий затормозить рост экономики после завершения нынешнего года.

Экономика США продолжает демонстрировать удивительную устойчивость, несмотря на многочисленные проблемы: занятость и потребительский спрос по-прежнему растут. И всё же мартовский крах банков Silicon Valley Bank и Signature Bank предвещает новые трудности. Даже если власти сумеют оградиться от системных рисков, по и так уже хрупкой деловой и потребительской активности может быть нанесен новый удар. На фоне снижающихся инфляционных ожиданий вариант «довольно мягкой посадки» полностью не исключен, но всё будет зависеть от скорости действий Федерального резерва, который пытается вернуть инфляцию к целевому уровню, одновременно стараясь ограничить масштабы ущерба для финансового сектора. Кроме того, приближается политическое противостояние по поводу потолка федерального долга США, что может привести к сбоям на рынках по всему миру и негативно повлиять на рост экономики.

В Еврозоне и Великобритании худшее, похоже, уже позади, хотя уверенное восстановление едва ли гарантировано. Сравнительно теплая погода и падение цен на энергоносители помогли экономикам этих стран пережить трудную зиму, однако, высокий уровень инфляции (особенно вкупе с анемичными темпами роста ВВП) принуждает их принимать жесткие политические решения.

В Японии продолжается стагнация как внутреннего потребления, так и экспорта. Если инфляция выше целевого уровня сохранится, от Банка Японии, вероятно, будут требовать разворота политики контроля кривой доходности (YCC) и отказа от отрицательных учетных ставок, из-за которых иена остается слабой, а внутренний спрос получает лишь ограниченную поддержку.

Страны с низкими доходами и так называемой «фронтирной экономикой» страдают больше всех, потому что на них обрушился тройной удар: повышение стоимости обслуживания долга, слабый экспортный спрос, ограниченное бюджетное пространство. Впрочем, в крупнейших из развивающихся стран ситуация остается неплохой, хотя в некоторых из них наблюдается высокая инфляция, а валюта слабеет относительно доллара. Общая устойчивость экономики развивающихся стран свидетельствует о присущем им динамизму, а также о рамочных улучшениях в политике и сокращении уязвимости перед внешними шоками, в том числе за счет снижения объемов внешнего долга, номинированного в иностранной валюте, и накопления значительных валютных резервов.

Китай, где политика нулевого Covid и негативные последствия ее внезапной отмены в декабре прошлого года остались в зеркале заднего вида, похоже, достигнет запланированного на этот год целевого уровня роста экономики в размере около 5%, хотя мотор и замедляется. Рынок недвижимости после очень турбулентного года по-прежнему страдает из-за падения цен, что может затормозить спрос домохозяйств и инвестиции. Между тем власти страны сигнализируют о своей приверженности экономической стабильности, сделав выбор в пользу преемственности политики на важнейших должностях, а именно управляющего центральным банком и министра финансов. Впрочем, эти назначения никак не рассеют опасения по поводу возобновившегося дирижизма властей, поскольку контроль над частным сектором ужесточается.

Индия готовится к еще одному году сильного темпа роста: проводившиеся ранее экономические реформы, наконец-то, приносят свои плоды, хотя внутренний спрос демонстрирует признаки затухания. Высокая (пусть и снижающаяся) инфляция не оставляет центральному банку большого пространства для маневра, а правительство отчасти варьирует расходы ради поддержания спроса, одновременно стремясь к бюджетной дисциплине. Впрочем, большая программа реформ в стране остается незавершенной, а банковская система по-прежнему обременена просроченными кредитами, что будет препятствовать частным инвестициям.

Находящиеся под тяжелым весом разных внутренних и внешних факторов Бразилия и Россия, скорее всего, покажут умеренные темпы роста экономики – и это в лучшем случае. Критика центрального банка администрацией президента Бразилии Луиса Инасиу Лулы да Силва может навредить экономике и усилить волатильность на финансовых рынках. А экономика России, пострадавшая в прошлом году после введения санкций, а также из-за других последствий войны в Украине, похоже, стабилизировалась.

В других регионах есть ряд стран со средними и низкими доходами и с высоким уровнем долга, номинированного в иностранных валютах, а также с большим дефицитом счета текущих операций, например, Гана и Шри-Ланка, которые оказались сильно уязвимы перед ужесточением условий на мировых финансовых рынках. Непоследовательная внутренняя политика в таких странах, как Турция и Венесуэла, усугубляет их слабости. Это давление может усилиться из-за укрепления доллара, подпитываемого дальнейшим повышением процентной ставки ФРС, а также, возможно, из-за бегства капиталов в случае сохранения турбулентности. Поскольку глобальный спрос слаб, девальвация валют и увеличение экспорта не защитит экономику этих стран.

Глобальные риски множатся и распространяются, а власти, особенно руководство центральных банков, заметались, достигнув пределов своих возможностей. Хотя монетарные решения стран с крупнейшей экономикой помогли предотвратить обвал темпов экономического роста, они выявили при этом серьезные финансовые слабости, усиливая тревоги по поводу среднесрочных темпов роста. Для этих и многих других стран проведение реформ (реформ на стороне рыночного предложения с целью повышения уровня производительности, реформ рынка труда, а также финансовых реформ) – это лучший способ восстановить уверенность частного сектора и обеспечить долгосрочное процветание.

В написании этой статьи участвовали Арьян Ханна и Кэролайн Смилтнекс

Эсвар Прасад, профессор экономики Корнеллского университета, старший научный сотрудник Института Брукингса, автор книги «Будущее денег: Как цифровая революция преобразует валюты и финансы» (издательство Harvard University Press, 2021)

© Project Syndicate 1995–2023 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить