Как далеки адвокаты Казахстана от солиситоров Англии

Казахстанские адвокаты с соответствующими навыками, знаниями английского языка и права должны быть больше представлены в деятельности Международного финансового центра Астаны

Фото: pond5.com

Лондон, столица Великобритании, считается городом с самой высокой концентрацией юристов в мире на квадратный километр. Судебная система является самой неподкупной и поэтому бизнесмены со всех концов света предпочитают разрешать коммерческие споры именно в английском суде. Так, профессия солиситора является одной из самых почитаемых в Англии.

Крупный бизнес в Казахстане применяет в сделках слияний, поглощений, торговых международных сделках, как правило, английское право. Фактически корпоративное право в нашей стране основано на нём. Несмотря на то что казахстанское право является континентальным, жизнь показывает, что невозможно все многообразие отношений в обществе включить в кодексы и законы. В настоящее время наша правовая система внедряет из англо-саксонской семьи, в числе прочих, такие принципы, как верховенство права, презумпция невиновности, суд присяжных и состязательность сторон.

Однако эти элементы будут эффективными только в том случае, если мы будем иметь сильную адвокатуру. Поэтому опыт Англии, в которой адвокаты появились еще в XII-XIII веках, является для нас бесценным.

Напомню, адвокаты Казахстана добились в 2015 возможности сдавать квалификационные экзамены в Англии для включения их в реестр солиситоров и практики английского права без получения английского образования. Раньше, чтобы стать солиситором, казахский юрист должен был заново поступать на первый курс английской школы права, после окончания университета пройти конкурс на практику и только после этого иметь возможность на сдачу профессиональных экзаменов. Весь этот путь занимал минимум шесть-восемь лет.

Сейчас всё это в прошлом. Единственным требованием для нашего адвоката является отличное знание английского юридического языка. У него не спросят сертификат IELTS. Но подготовка по английскому праву должна быть безупречной. Существует два этапа экзаменов: тестирование и практический экзамен. Электронное тестирование можно пройти, не выезжая в Англию. Ближайшие центры от нас находятся в Дубаи, Дели, Москве, Пекине. Один из авторов настоящего материала сдавал тест в Индии, Хайдарабаде. В случае успешной сдачи теста претендент допускается к практическому экзамену. Здесь сложнее. Надо лететь в Лондон, где несколько дней подряд идут экзамены. Например, один день вы консультируете специально обученных актёров, которые играют клиентов, по разным правовым ситуациям. В другой день вам надо составить сложный договор. В третий — составить исковое заявление по заданной ситуации.

В случае успешной сдачи двух этапов экзаменов претендент, чтобы получить доступ к практике, должен быть включен в реестр солиситоров и получить сертификат. Юридическая практика без сертификата является преступлением по английскому закону.

В отличие от нас адвокатская деятельность в Англии является бизнесом. Поэтому адвокаты могут осуществлять свою деятельность практически в любой предусмотренной законом форме.

Солиситоры отвечают за невыполнение контракта и по обязательствам из причинения вреда. Поэтому в Юридическом обществе (Law Society) был создан независимый орган по надзору на деятельностью солиситоров (The Solicitors Regulation Authority). Им был издан Кодекс поведения (the SRA Code of Conduct 2011), в котором изложены обязательные к исполнению требования. В частности, все юридические фирмы обязаны иметь регистрацию в этом уполномоченном органе, соблюдать стандарты защиты интересов клиентов, в штате фирмы должны быть должностные лица, в обязанности которых входит контроль за жалобами клиентов и финансовой отчетностью, обучение персонала, наличие компенсационного фонда для страхования ответственности перед клиентами, конкурентноспособности и эффективного использования ресурсов.

Хотелось бы подробно остановиться на так называемых 10 принципах солиситоров, нарушение которых влечет соответствующее наказание.

Солиситор обязан:

1. Поддерживать законность и правопорядок;

2. Действовать честно;

3. Сохранять профессиональную независимость;

4. Действовать в интересах своих клиентов;

5. Обеспечивать необходимый стандарт услуг для клиентов;

6. Вести себя таким образом, чтобы поддерживать высокое доверие к нему как проводнику законности и правопорядка;

7. Исполнять предусмотренные договором и законом обязанности, а также сотрудничать с уполномоченным органом;

8. Вести свой бизнес эффективно с учетом принципов менеджмента;

9. Вести свой бизнес так, чтобы привлекать в него больше возможностей для развития;

10. Защищать деньги и имущество клиента.

Эти принципы лежат в основе деятельности каждого солиситора и находятся во главе Кодекса поведения. За ними очень подробно регламентированы правила оказания услуг. Например, клиенты должны быть информированы о том, как регулируются услуги, защищённость клиента от недобросовестных действий солиситора, порядок обжалования действий(бездействия) юриста. С другой стороны, солиситор обязан прекратить услуги, если это влечет за собой нарушение закона, Кодекса поведения или недостаток компетенции в требуемой отрасли права. Солиситору запрещён дискриминационный подход к клиенту в связи с его расой, религией, полом, сексуальной ориентацией и так далее. В документе четко отражены условия конфликта интересов и обязанность солиситора в данном случае отказаться от поручения.

Отдельно хотим остановиться на взаимоотношениях солиситора и суда. Дело в том, что обязанности солиситора перед правосудием выше, чем перед клиентом. Об этом солиситор должен предупредить клиента перед началом оказания услуг. Юрист не имеет права вводить в заблуждение суд или помогать клиенту в этом. Запрещено вызывать свидетеля, который заведомо собирается давать ложные показания. Мы полагаем, что именно английский опыт послужил примером для одного из последних нормативных постановлений Верховного суда РК, где такие же обязанности юриста закреплены и у нас.

Ответственность английской юридической фирмы по соблюдению бизнес-менеджмента является выше, чем в обычном юридическом лице. И это связано прежде всего с публичным характером деятельности юристов. Юристы помогают правосудию и поэтому недосмотр, оплошность с деньгами и имуществом клиентов с их стороны недопустимы.

Рекламируя свою деятельность, юридические фирмы обязаны указывать, что они зарегистрированы и регулируются органом по надзору за деятельностью солиситоров, номер лицензии, дату регистрации. В стоимости услуг нельзя указывать неоправданно низкую цену.

Солиситоров обучают тому, как надо вести бухгалтерию, учёт своих и чужих денег. Кроме того, Юридическим обществом проводятся семинары, как распознавать клиентов, которые пытаются отмыть преступные деньги, получить незаконно деньги из банков или продать незаконно имущество третьих лиц. Дело в том, что солиситоры обязаны во всех случаях, когда им становится известно о преступлении, сообщать в уполномоченный орган. Неисполнение этой обязанности влечёт для солиситора уголовную ответственность.

Юридическое общество – это руководящий орган сообщества солиситоров. В сообществе состоят 110 тыс. членов. Юридическое общество наделено широкими правами по приёму в сообщество новых членов и контролю над их деятельностью. Ежегодно избираемый президент Юридического общества не получает фиксированного жалованья. Ему продолжает платить его юридическая фирма, куда он возвращается после года почётной общественной деятельности.

Повествование об английских юристах без упоминания о барристерах было бы неполным. Итак, барристеры — это элита юридического сословия. Именно из их числа, как правило, производится рекрутинг судей Верховного суда Великобритании. Их намного меньше, чем солиситоров. Причем барристеры не могут объединяться в компании с другими барристерами. Поэтому всю работу с клиентами, подготовку документов к судебному процессу за них проводят солиситоры. Примерное соотношение барристеров к солиситорам равно один к десяти. Следует отметить, что в настоящее время грань между ними стирается, поскольку солиситоры имеют право участвовать почти во всех судах, как и барристеры. То есть барристеры и с недавнего времени солиситоры имеют «монополию» на представительство сторон в судах.

В этой связи стоит затронуть тему причин существования такой монополии барристеров и солиситоров. В английском праве существуют такие понятия, как «estoppel by record», «collateral estoppel», «res judicata» и так далее, которые в целом означают, что разрешённое судом дело между теми же сторонами по тому же предмету не может быть предметом повторного судебного разбирательства; фактические обстоятельства, установленные судом, считаются доказанными при разбирательствах между теми же сторонами; доказательства, без уважительной причины не заявленные стороной в рамках судебного разбирательства, не могут быть заявлены в судах более высокой инстанции, а также не могут быть основанием для пересмотра судебного акта. Кстати, аналогичные понятия существуют и в правовых системах стран континентального права, в том числе и Казахстана (к примеру, преюдиция, процессуальное упущение и т.д.).

Основное значение вышеуказанных терминов сводится к тому, что ошибки или упущения, допущенные стороной гражданского процесса, трудноисправимы либо вообще не исправимы. Поэтому роль представителя стороны в судебном процессе критически важна для недопущения таких ошибок и упущений. В Англии стороны процесса защищены от таких ошибок представителя «монополией» барристеров и солиситоров, а в развитых странах континентального права существует аналогичная «адвокатская монополия». То есть представлять интересы стороны в судебном споре может только профессионал, который имеет юридическое образование, прошел специальную стажировку, сдал прикладной экзамен и вступил в сообщество профессионалов, которое далее отсеивает нарушающих правила этики или профессионально деградирующих членов сообщества. Таким образом, гражданин Англии имеет своего рода гарантию, что его представитель не допустит такого рода банальные ошибки и упущения.

Наше государство тоже проводит определенные реформы, нацеленные на минимизацию «случайных людей» среди профессионалов, имеющих право представлять интересы сторон в гражданском судопроизводстве. Так, до 2015 представителем в суде могло быть любое совершеннолетнее лицо. С начала 2015 представителями в гражданском процессе могут быть лица, имеющие юридическое образование. Как показывает многовековой опыт ведущих развитых стран мира, одного лишь юридического образования недостаточно для того, чтобы профессионально представлять интересы стороны в суде, представитель также ещё должен пройти профессиональную стажировку, сдать квалификационный экзамен и вступить в саморегулируемое «самочищающееся» сообщество профессионалов.

Теперь же в недрах казахстанского парламента рассматривается законопроект, который предусматривает требование о том, что представителем в суде, наряду с адвокатами, могут быть только лица, являющиеся членами палаты юридических консультантов. Всё бы ничего, но количество палат никак не ограничено законопроектом, их может быть несколько даже в каком-либо отдалённом поселке. Кроме того, каждая палата вправе устанавливать свои критерии отбора и дальнейшего членства юридических консультантов, что заведомо не сможет обепечить доступ к профессии представителя в суде только достойных профессионалов, отсеивая «случайных людей».

 

Также хотелось бы обратить внимание законодателя на то, что отечественные адвокаты с соответствующими навыками, знанием английского языка и права должны быть больше представлены в деятельности Международного финансового центра Астаны, инвестиционных спорах. К сожалению, в настоящее время крупные государственные заказы получают иностранные юристы. В связи с публичным характером казахстанского рынка юридических услуг считаем, что он должен быть более защищён законом.

Также мы уверены, что в целях развития адвокатских контор в стране надо устранить существующий сейчас запрет на занятие предпринимательской деятельностью для юридических лиц данной категории. В этом случае адвокаты смогут объединяться в адвокатские конторы и свои затраты на содержание офиса, заработную плату сотрудников ставить на вычеты. Сейчас же адвокатские конторы маломощны и не могут конкурировать с юридическими фирмами, качество услуг которых, в отличие от адвокатских контор, никем не контролируется.

Заканчивая на позитиве, авторы надеются, что в Казахстане передовые элементы английского права найдут благодатную почву, обогатят демократические институты адвокатуры и дадут толчок для развития рынка юридических услуг.

Таир Назханов, адвокат, LLM

Орынгазы Джаболдинов, адвокат, LLM

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7469 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
23 сентября родились
Асылбек Карибаев
Генеральный директор ТОО «ҚазМұнайГаз Өнімдері»
Мурат Бекмагамбетов
Президент Научно-иследовательского института транспорта и коммуникации
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить