Искусство выжидать и наблюдать: почему Китай мирится с бывшими врагами

Тем, кто сейчас надеется на скорое заключение торгового соглашения между Китаем и США, не стоит особенно на это рассчитывать. Вопреки представлениям президента США Дональда Трампа, которые, судя по всему, у него сложились, у китайцев имеется ещё огромный запас терпения, и они не уступят – вдруг – его требованиям

Фото: pixabay.com/Silentpilot

Успешные переговоры обычно требуют понимания каждой из сторон точки зрения другой. Можно оспаривать мудрость подходов Китая к этому конфликту, однако без более глубокого понимания краткосрочной и долгосрочной логики этой страны вряд ли удастся достигнуть значимого прогресса.

Сторонники Дональда Трампа настаивают, что его следует воспринимать серьёзно, но не буквально. Китайские лидеры, похоже, с этим согласны. Они игнорируют избыточные и необоснованные требования администрации Трампа, однако у них мало сомнений по поводу её намерений – остановить подъём Китая. Эта цель мало связана с какими-то конкретными проблемами бизнеса и, возможно, объясняется «цивилизационной» – если не откровенно расистской – враждебностью. Китайцы, следовательно, должны скорректировать свои стратегические расчёты – на краткосрочную и долгосрочную перспективу.

Между Трампом и председателем КНР Си Цзиньпином недавно было достигнуто «перемирие», но общий подход Китая к этому торговому конфликту заключается в том, что играть надо хладнокровно. Задним числом китайцы поняли, что они выглядели стороной, которая жаждала заключить соглашение, и поэтому начали казаться слабыми и уязвимыми на предыдущих этапах этого конфликта. Теперь они знают, что, если вы уступите Трампу дюйм, он попытается отнять у вас милю. Когда на последнем раунде переговоров в мае Китай согласился пойти на значительные уступки, США пригрозили ввести ещё больше пошлин на китайские экспортные товары. И даже несмотря на недавнее перемирие, уже введённые пошлины остаются в силе.

Ничто так не ненавистно китайскому руководству, как перспектива стать похожим на императорский двор династии Цин в период её упадка. И поэтому сейчас его стратегия выжидания опирается на две идеи. Во-первых, китайцы пришли к выводу, что непоследовательность и резкость Трампа продолжат сеять хаос в экономике США, потенциально вынудив его отступить накануне президентских выборов 2020 года.

Во-вторых, китайцы понимают, что недавно объявленная Трампом победа над Мексикой стала театральным актом в ответ на нарастающие страхи рынков. Новейшее соглашение США и Мексики почти полностью основано на ранее заключённых соглашениях и на воображаемых мексиканских уступках, которые существуют только в аккаунте Трампа в Twitter. В любом случае Китай не собирается торопиться с уступками, поскольку тревоги рынков могут в любой момент заставить США изменить позицию.

Более того, китайское руководство сомневается в том, что реальный интерес администрации Трампа заключается в достижении соглашения, а не в подрыве экономики страны, поэтому оно будет подготовлено к новому провалу на переговорах. Чтобы справиться с экономическими издержками торговой войны, Китай уже воспользовался целым рядом компенсационных инструментов, многие из которых недоступны Америке. Сюда входят бюджетные и монетарные стимулы, меры по стимулированию кредитования и укреплению финансовой системы страны. Всё это, в свою очередь, помогает за счёт ослабления юаня компенсировать потери конкурентоспособности, вызванные пошлинами.

Согласно новым китайским представлениям, любые рычаги или преимущества, которыми обладает США по сравнению с Китаем в сфере торговли, меркнут перед готовностью китайского народа выдерживать давление. Он пойдёт на все необходимые жертвы ради того, чтобы поддержать национальную гордость и не выглядеть прислугой Запада. Этот патриотический порыв дополнительно подкрепляется изучением истории американо-японского торгового конфликта в 1980-х годах.

«Знай противника и знай себя, – писал Сунь-Цзы в книге «Искусство войны», – и ты не проиграешь ни одной битвы из ста». Уже много лет китайское руководство прислушивается к этому совету, активно пытаясь понять внутриполитическую динамику в США. Оно знает, что Трамп эксплуатирует глубинные американские страхи перед Китаем и что на это надо реагировать стратегической перегруппировкой, а не простым тактическим менеджментом.

Соответственно, китайцы решили, что подготовка к затяжной торговой войне потребует не только внутриэкономических мер и демонстрации уверенности в своих силах. Китаю нужно заводить новых друзей и мириться с бывшими врагами, и именно поэтому он налаживает отношения с Японией и – спасибо Трампу – с Россией. Предложенная Си Цзиньпином инициатива «Пояс и путь» (сокращённо BRI) для реализации инвестиционных и инфраструктурных проектов на территории Евразии была бы невозможной без молчаливого согласия Кремля. Знаком углубления сотрудничества Китая и России стало перенаправление маршрута российского газопровода, который изначально предполагалось проложить в Японию, в сторону Китая.

Одновременно Китай пользуется сомнениями в западном либерализме, продвигая собственное новое мировоззрение. Слабости Запада подтверждаются его медленным экономическим восстановлением после финансового кризиса 2008 года, снижением продолжительности жизни у некоторых групп населения, стагнацией уровня жизни, развалом традиционных альянсов. Экспортируя свою альтернативную повестку, Китай откровенно выступает за увеличение государственного вмешательства в экономику ради улучшения жизни людей, а также за такую систему ценностей, в которой коллективное благосостояние ставится выше индивидуальных желаний. Кроме того, Китай предпринимает попытки обойти или иным образом смягчить последствия эксклюзивных военных союзов, которые лежат в основе миропорядка под руководством Запада.

Впрочем, Китай не может просто взять и вычеркнуть свои экономические и торговые отношения с США. В какой-то момент ему придётся внести в глобальную торговую систему вклад, равный тем выгодам, которые он получил от этой системы. Это означает, что ему надо больше импортировать и серьёзней заниматься защитой интеллектуальной собственности. Тем не менее, в краткосрочной перспективе нереалистично ожидать, что Китай изменит свои законы или откажется от своей модели развития, как того требует администрация Трампа.

США, со своей стороны, должны серьёзно задуматься над китайской точкой зрения. Китай (цивилизация, насчитывающая 5000 лет) понимает, что те, кто отчаянно стремится к заключению соглашения, в итоге проиграют, а те, кто сохранит терпение и хладнокровие, выйдут из игры победителями. Именно эта позиция будет определять стратегию Китая и сейчас, и ещё долгие годы.

Кэюй Цзинь – профессор экономики в Лондонской школе экономики, участник программы «Молодые глобальные лидеры» Всемирного экономического форума

© Project Syndicate 1995-2019 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3369 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
14 октября родились
Дархан Калетаев
первый заместитель руководителя Администрации Президента
Узакбай Карабалин
заместитель председателя ассоциации KAZENERGY, член совета директоров НК «КазМунайГаз»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить