Почему Индия должна выйти из БРИКС

22167

И почему «Большая двадцатка» должна значить для неё больше, чем этот сомнительный союз группы стран

Нарендра Моди
Нарендра Моди
Фото: pmindia.gov.in

На днях в Нью-Дели встретились самые могущественные лидеры мира - здесь прошел двухдневный саммит лидеров стран G20. И это стало кульминацией председательства Индии в «Большой двадцатке». Хотя со времён своих первых успехов сразу после мирового финансового кризиса 2008 года «Большая двадцатка» мало чего добилась, есть всё же две причины считать прошедший саммит этой группы стран важным для Индии.

Во-первых, премьер-министр Нарендра Моди сделал председательство в «Большой двадцатке» важной внутриполитической темой, подключив всю Индию к подготовке саммита. По всей стране были развешаны рекламные постеры «Большой двадцатки» с портерами Моди: они сигнализируют о его желании представить Индию в качестве ключевого игрока на мировой арене. Чем лучше ему удастся убедить индийцев в том, что их страна превратилась в «вишвагуру» («учителя мира»), тем выше будут шансы правящей партии на предстоящих местных выборах, а также на общенациональных выборах в следующем году.

Во-вторых, Индия оказалась сейчас перед важным стратегическим выбором, поскольку группа БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР) решила принять в свой состав Саудовскую Аравию, Иран, Эфиопию, Египет, Аргентину и ОАЭ. До самого недавнего времени группа БРИКС была аномалией по своей природе, а её действия были неэффективными (и, следовательно, безвредными).

Однако у группы БРИКС+ сильнее политический акцент, её лидерство отличается китаецентричностью, а мотивация имеет антизападную природу. Состав этой группы определяет её характер. Именно поэтому перед Индией встаёт вопрос: а имеет ли ей смысл и дальше быть частью этой группы?

Наверное, нет. И есть три причины, чтобы так ответить на этот вопрос. Прежде всего, взгляните на экономику. Привлекательность изначальной группы БРИКС (ЮАР присоединилась к ней в 2010 году) заключалась в динамизме экономики её членов. В 2004 году в Бразилии, России, Индии и Китае наблюдался экономический бум. А сегодня БРИКС рискует превратиться в коллектив угасающих звёзд. Да, конечно, у многих стран БРИКС по-прежнему высок уровень богатства. В частности, Китай, Россия, Саудовская Аравия и ОАЭ до сих пор обладают ресурсами, необходимыми для создания партнёрств с более бедными странами и оказания им финансовой помощи. Но одно лишь обладание богатством не гарантирует мирового экономического влияния. Достаточно взглянуть на Японию. Развивающие страны не очень интересуются славным прошлым своих потенциальных партнёров; они хотят сближаться с теми странами, которые находятся на подъёме.

Нет сомнений, что БРИКС образца 2023 года далеко не так динамичен, как двадцать лет назад. Миновали те дни, когда Китай мог без особых усилий показывать годовые темпы роста экономики 10%. Экономическая модель, которая приносила эти поразительные результаты, перестала работать, и большинство аналитиков теперь ожидают длительной стабилизации роста на уровне 3% или даже ниже. Тем временем Россия уже несколько лет пребывает в терминальной стадии упадка, а теперь она ослабнет ещё больше из-за начатой ею агрессивной войны. В Бразилии сейчас наблюдается экономический бум, вызванный ростом цен на сырьё, но ещё предстоит увидеть, сможет ли она удержать этот успех.

Что касается остальных стран, то Аргентина покачивается (в очередной раз) на грани финансового коллапса, а ЮАР страдает от астрономически высокого уровня безработицы и серьёзных бюджетных и управленческих проблем.

Египту требуется поддержка Международного валютного фонда для обеспечения хоть какого-то подобия макроэкономической стабильности. Даже Саудовская Аравия и ОАЭ выглядят обречёнными: из-за коллективной глобальной борьбы с изменением климата они останутся с обесценившимися углеводородными активами.

Иными словами, БРИКС+ представляет собой кучку экономических «бывших». Большим исключением здесь является Индия, чья экономика продолжает быстро расти, причём её долгосрочные перспективы в последние годы заметно улучшились. Поскольку Индию уже мало что объединяет с другими странами БРИКС, ей следует подумать о выходе из этой группы – как по символическим, так и по практическим соображениям.

И тут мы подходим ко второй большой проблеме – политической. Новый БРИКС+ демонстрирует все признаки превращения в политический союз, причём характер этого превращения создаёт серьёзные проблемы для Индии. Начать с того, что его китаецентричная, антизападная ориентация противоречит давнему принципу Индии – неприсоединение. Сохранение равноудалённости от соперничающих блоков держав всегда было центральным принципом индийской внешней политики. Она придерживается его даже в отношении российской войны в Украине.

Огромная заслуга Моди в том, что Индия сумела сблизиться с США и Японией, но при этом сохранила отношения с Россией. Страна углубляет связи с Израилем и одновременно улучшает отношения с Египтом, Саудовской Аравией и особенно с ОАЭ. Готова ли Индия поставить под угрозу свои успехи лишь ради сохранения членства в расширенном БРИКС+?

Кроме того, за исключением Аргентины и Эфиопии, все новые члены являются авторитарными странами, и этот факт особенно важен сейчас, когда усиливается политический характер БРИКС. Действительно ли Индия хочет принадлежать к авторитарному клубу? Индия, несмотря на определённое отступление демократии при Моди, по-прежнему считается демократической страной на международной арене.

Третья причина для выхода из БРИКС связана с глобальным управлением. Больше нет никаких сомнений в том, что международный порядок во главе с США и «Большой семёркой» стал негодным. Многосторонние финансовые учреждения не предоставляют достаточного голоса державам, находящимся на подъёме; многосторонние торговые организации теряют влияние из-за односторонних протекционистских мер; а взаимозависимость используется в качестве оружия ради национальной безопасности США.

Но даже если Индия и предпочла бы новый мировой порядок, её представления об этом порядке не будут совпадать с представлениями Китая, России или Саудовской Аравии. Среди прочего другие страны БРИКС мечтают свергнуть доллар США с трона господствующей мировой валюты, а также предоставить бедным странам альтернативные ресурсы для развития и варианты чрезвычайного финансирования. Но такие цели подразумевают, что этот улучшенный мир будет опираться на господство юаня, на формы кредитования, похожие на инициативу «Пояс и путь» (BRI), и на нежелание официальных кредиторов списывать долги в ситуации, когда бедные страны оказываются в кризисе.

Подобные решения нельзя называть очевидно лучшими, чем существующий статус-кво. А с точки зрения Индии, они, несомненно, хуже. Какую пользу принесёт Индии замена американского господства на китайское? Наделяя БРИКС+ своим весом, Индия окажется втянута в поддержку геополитических устремлений Китая.

Индия уже уклонилась от вступления в китаецентричное «Всестороннее региональное экономическое партнёрство» (ВРЭП), и довольно странно выглядит её союз с Китаем в квазиполитическом объединении. 

Всё это упрощает выбор для Индии. «Большая семёрка» устарела, а БРИКС+ не может быть альтернативой. Хотя «Большая двадцатка» стала слишком утомительной и театральной, многосторонние отношения в рамках этой группы стран остаются главным лучом надежды в новом мире фрагментированного беспорядка.

В качестве демонстрации своей новой силы Индия должна покинуть БРИКС. А в качестве сигнала своей приверженности конструктивным альтернативам она должна всеми силами добиваться успеха «Большой двадцатки».

© Project Syndicate 1995-2023 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить