Ерлан Аскарбеков: «Ұят» — это больше, чем сетевое ханжество

Как общественное мнение влияет на бизнес и что нужно делать, чтобы уберечься от дурной славы, объясняет PR-специалист

Иллюстрация: Мурат Дильманов

«Многосерийный» скандал с ночным клубом Zakova Bar закончился довольно печально. Любительский стриптиз за деньги, трехдневный арест организатора действа звезды Instagram Айжан Байзаковой за нецензурщину, пикет возмущенных «развратом» мужчин привели к закрытию бара. Собственники лишились бизнеса.

Ерлан Аскарбеков
Ерлан Аскарбеков

Действительно ли поведение сотрудника заведения в публичном поле имеет такое влияние на бизнес? Какую долю своего внимания нужно уделять репутации компании? Как лучше всего улаживать конфликты и как их вовсе не допускать? На эти и другие вопросы Forbes.kz отвечает специалист в области PR и маркетинга Ерлан Аскарбеков.

F: Ерлан, почему скандал в баре Zakova не прибавил ему популярности, а привел к закрытию? Например, даже громкое убийство недалеко от клуба «Чукотка» не отразилось на его репутации.

- Все понимают, что случайное убийство возле «Чукотки» произошло не по воле администрации и не на его территории. А вот конкурс с раздеванием в клубе Zakova был, безусловно, по воле администрации.

F: Но Zakova — ночной клуб, а не детский сад. Многие защитники Айжан Байзаковой говорили о том, что стриптиз был добровольным. Противники же, напротив, даже записали видео с осуждением девушек.

- «Уят», как сейчас модно говорить – это гораздо больше, чем сетевое ханжество. Это остатки родового уклада, остатки традиций, именно остатки, а не настоящие традиции, т.к. всё настоящее было истреблено в 1920-30 годах. Именно «уят» сыграл благотворную роль после развала совхозов в 1994, и благодаря какой-то ещё стыдливости перед дальней роднёй и соседями аул до сих пор ещё не спился и не деградировал. Хотя скотокрадство выросло с советских времён до ужасных пропорций. Но всё, увы, впереди.

Пока что ещё живы последние авторитетные старики, которых как-то стыдятся, хотя сельская интеллигенция либо вымирает, либо переезжает в города к детям. И сейчас в аул в качестве самых активных идеологов пришли вахаббиты. Это очень агрессивное, упрямое меньшинство, которое в своих целях ложно трактует казахское как строго асексуальное, закрытое в паранджу, глубоко чуждое настоящим казахским традициям. Казашки на самом деле были и не в парандже, но и не бесстыжи.

Перемножьте это на общую деградацию образования, на вымещение всех социальных обид и зависти на женщинах, на эффект смелости в сетях и на проникновение 4G до райцентров – и мы получаем тот реальный огромный социум, который был ранее не известен да и не интересен ни алматинским СМИ, ни предпринимателям из клубов «Тарлан» и Forbes, ни политикам всех мастей. Повторю – эти люди, половина страны, сегодня идеологически интересуют только вахаббитов. И совсем недавно наконец-то заинтересовалась аулом власть, но отставание от вахаббитов в сроках и методах у государственного PR просто колоссальное.

F: На моей памяти есть только несколько призывов бойкота: клуб «Шангрила» из-за срубленных деревьев, заправки Helios и курорт Шымбулак — из-за высоких цен, сервис Chocotravel - за провокационную рекламу. Насколько я знаю, ни один не привел к сколько-нибудь значимым результатам. Зато стриптиз произвел эффект разорвавшейся бомбы.

- Можно ещё вспомнить кофейню в Астане, где пытались продавать чашку кипятка за 200 тенге, регулярные скандалы с авиакомпаниями и банками, закрытый гей-клуб в Алматы, бывшего учредителя ресторанной сети Good Project, который потерял бизнес.

Все эти компании сильно рискуют своим существованием, но мало какая тема так возбуждает интерес в нашем обществе, как секс. Юные девушки представляются нашему мачистскому социуму одновременно главным призом, показателем жизненного успеха, а с другой стороны, из-за «уята» всё очень лицемерно. Главное – не наглеть, не трубить повсюду, не использовать массовую рекламу или пиар вместо узконаправленных.

F: Вы хотите сказать, что можно делать всё что хочешь, главное — тихо?

- Мне рассказывали журналистки, что в Астане есть штук 8 секретных гей-клубов, которые выглядят как обычные рестораны, закрываются официально часов в 9 вечера, а потом неофициально открываются «для своих» в 23. Во многих ресторанах смеются над запретом о курении. В каждом городе Казахстана в газетах под теми или иными эвфемизами пестрят объявления проституток. Почти в любом дворовом магазине продадут алкоголь после запретного часа, а также продадут сигареты и алкоголь несовершеннолетнему.

Все эти проекты продвигаются партизанскими, почти подпольными методами, строго на свою аудиторию. Но если вы, как хозяин гей-клуба, «догадались» раструбить по всем соцсетям о своём адресе и задели образ великого национального композитора – зачем обижаться на реальный социум? Почему же хозяева магазинчиков не трубят в газетной рекламе: «Мы продаём сигареты и бухло детям»? Это практически то же самое.

Однажды Джон Леннон пошутил на какой-то пресс-конференции, что Beatles стали популярнее Иисуса Христа. Продюсеру Эпштейну пришлось нанять телохранителей, а Джону - довольно жалко извиняться перед разъярёнными христианами по всему миру.

Если вам очень хочется последовать примеру Charlie Hebdo, вы должны подумать, зачем вам тогда бизнес. Идите в политику и объявите идеологическую кампанию за свои ценности. Но, живя в социуме, вы несвободны от него, как метко заметил Ленин. А бизнесмен четырежды несвободен от социума – в виде клиентов, поставщиков, коллективов и власти.

F: То есть если предприниматель намеренно эпатирует публику, он должен понимать, на что идет?

- Психологически, я уверен, люди специально раздражают консервативную часть социума, им самовыражение важнее бизнеса. Поэтому неверно экстраполировать кейс с Zakova на весь бизнес Казахстана, даже на все ночные клубы.

Эпатажная реклама и скандалы – это хороший метод, но не для сети ритейла и общепита, а для шоу-бизнеса. Единственный, кто приобрёл популярность в этой истории – это блогер Байзакова. Можно сказать, она знатно отвампирила энергетику бара, разумеется, по наивности его хозяев.

Клубу Zakova было достаточно отобрать на входе смартфоны у посетителей, включая «звёздного» блогера, и флеш-карту у своего фотографа и строго отфильтровать фотографии в рекламных отчётах на сайтах ночной жизни.

F: Помимо «фильтрации» новостей, чего еще не хватает нашим клубам, кафе, ресторанам?

- Сервис – это быстрое толковое обслуживание. Множество «фишек» вокруг атмосферы и «звёзд» не спасут, если провален сервис. Но это и самое трудное, т.к. только 1 из 10 кандидатов может стать хорошим официантом, а конкурс на эту должность обычно 2-3 на место. Зато у нас 63 человека на 1 вакансию любой низовой должности в госсекторе. Все мечтают стать акимами и министрами, и почти никто – директором ресторана, начав с официанта. Если вы наладите сервис самого высокого уровня, дадите разумный продукт и будете мудрее с тоном и местом рекламы – вы будете очень прибыльны.

F: Как влияет поведение владельца в Сети и вообще его публичные высказывания или действия на его бизнес?

- Безусловно, очень сильно. Очень хорошо, если есть вкус, время, энергия и технологии для правильной раскрутки. Но опять же люди постоянно совершают катастрофические ошибки с персональным имиджем. То главу строительной компании огорчают минареты. Удивительно, что он не получил в тот раз более серьёзных имиджевых проблем. То известный продюсер фотографируется с ненавистным многим Максатом Усеновым. То бизнес-консультант нелепо фотографируется в автобусе, только запутав свою паству. Никто их не заставляет – они сами творят это с собой.

F: Чем вооружены казахстанские предприниматели в борьбе с негативными отзывами или клеветой в адрес организации?

- Чаще всего покупаются платные отзывы и платные публикации в СМИ и блогах. Это глупо и неэффективно, потому что почти все люди видят проплаченность. Грамотные исключения применяют классический PR – создание чёткого имиджа, соблюдение правил общения с прессой и обществом, синергия с маркетингом.

F: Какая доля расходов бизнеса должна отводиться на связи с общественностью, чтобы бизнес был устойчивым и стабильным?

- В разных отраслях разные эмпирические нормативы. В банках это 0,5% от активов. В телеком-компаниях - определённая сумма на клиента. В ресторанном бизнесе и шоу-бизнесе можно нанимать по абонентской плате PR-агентство, это несколько тысяч долларов в месяц. Больше всего эта доля в лакшери-бизнесе.

F: Посоветуйте, как предпринимателю вести себя в конфликтной ситуации.

- Срочно искать хорошего пиарщика.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5361 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
18 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить