Техноолигархи и долина бессмертия

В 1990 году ООН насчитывала в мире 95 тысяч людей, возраст которых превышал 100 лет, а в 2015 году их численность превысила 450 тысяч

Национальный пантеон в Нур-Султане
ФОТО: Яков Фёдоров
Национальный пантеон в Нур-Султане

Население планеты будет увеличиваться не за счет рождаемости, как это происходило раньше, а главным образом благодаря тому, что люди будут жить дольше.  Ожидается, что к 2100 году таких долгожителей станет 25 миллионов. К тому же неуклонно растет число людей, возраст которых превысил 110-летний рубеж. С 1960-х годов численность таких супер-старцев увеличилась в 10-кратном размере. Только в Японии сегодня проживает более 150 таких долгожителей.

Кроме того, есть и те, кто достиг рекордных возрастов. К ним относилась француженка Jeanne Calment, прожившая до 122 лет, американка Sarah Knauss, ушедшая из жизни в 119 лет, а также ныне здравствующая 118-летняя японка Kane Tanaka.

Как долго нам суждено жить?

Ответ – 115 лет, а точнее 114,9. Лишь считаные люди прожили дольше этого возраста. Таков вердикт известного генетика Jan Vijg из Медицинского колледжа Альберта Эйнштейна в Нью-Йорке, опубликовавшего статью в престижном научном журнале Nature. Однако лишь два года спустя, в 2018 году в другом престижном журнале Science была опубликована статья демографов Elisabetta Barbi из Римского университета и Kenneth Wachter из Университета Калифорнии Беркли. В ней они отвергли постулат о лимите долголетия. Ученые показали, что риски смерти неуклонно возрастают по мере достижения 80-летнего возраста, но затем риски снижаются и выходят на плато. Например, тот, кто дожил до 105 лет, имеет 50-процентный шанс прожить еще один год. Причем такое продолжается в 106, 107, 108 и 109-летнем возрасте. Авторы заключили, что долголетие по большому счету лишено ограничений.

На позициях признания лимита долголетия стоит профессор Jay Olshansky, из Университета Иллинойса в Чикаго, полагая что, как никто из людей не может пробежать пять километров за две минуты, так и никому не суждено преодолевать определенный лимит долголетия. На то просто существуют анатомические и биологические ограничения. Однако другой позиции придерживается профессор Steven Austad – биолог из Университета Алабамы в Бирмингеме. Он считает, что среди нас уже присутствует человек, который проживет до 150 лет.

Двое ученых заключили пари, каждый внеся по 150 долларов в созданный ими инвестиционный фонд с расчетом на то, что к 2150 году потомки победившего получат накопленные к тому времени дивиденды. Интересно, что данный фонд уже привлек внимание крупных инвесторов. Его капитализация неуклонно растет, а профессор Olshansky сумел даже инвестировать первоначально накопленные дивиденды в золото и акции Tesla. Он уверен, что к моменту распределения дивидендов в 2150 году цена фонда достигнет одного миллиарда долларов.

Техноолигархи и мечты о бессмертии

Неудивительно, что вопросами долголетия заинтересовались техноолигархи Силиконовой долины. Мотивированные богатством, отменным здоровьем и высоким качеством жизни, у них есть все основания и возможности для того, чтобы стремиться жить долго и красиво. Как сказал известный трансгуманист Йоваль Харари, нынешние техноолигархи Силиконовой долины по уровню престижа, общественного признания и политического влияния напоминают богов древнего Вавилона. Средств на долголетие они жалеть не намерены. Например, с объемом финансирования в полтора миллиарда долларов Google создал компанию Calico (California Life Company), занимающуюся исключительно технологическими разработками в области продления жизни.

Среди философов принято считать, что смерть придает жизни ее смысл. Однако с бессмертием теряется предназначение жизни. В значительной степени артистическое творчество подпитывается боязнью смерти. Как для любого обывателя, так и для миллиардера из Силиконовой долины, смерть – это бесконечная трагедия, которую никто не хотел бы допустить, но не у всех хватает воли и средств, чтобы как-либо этому противостоять. Джефф Безос (Amazon) и Питер Тиль (Y-combinator) пожертвовали $700 млн на то, чтобы разгадать секреты бессмертия. Ларри Эллисон (Oracle) решил инвестировать на это $370 млн, отметив, что «мысли о смерти наводят его на грустные размышления». Ларри Пэйдж (Google) заявил, что он еще «не запланировал умирать». Такое ощущение, будто жизнь и смерть в восприятии техноолигархов – это не фундаментальное проявление природы и эволюции, а посильная технологическая задача, решить которую можно с помощью интеллектуальных ресурсов, необходимых инвестиций, компьютерных алгоритмов и плановых мероприятий.

Именно это и является предметом деятельности группы ученых, которые называют себя «бессмертниками» (immortalists). Они подразделяются на две группы. Одну из них возглавляет британец Обри де Грей – апологет теории сингулярности. Она предполагает, что, будучи в своей плоти, человек имеет неограниченные возможности для ее обновления и совершенствования. Это в конечном итоге и обеспечивает бессмертие.

Другую группу называют «робокопами». Ее возглавляет футурист Рей Курцвейл, которого Ларри Пэйдж пригласил работать в Google научным консультантом по долголетию. Проповедуя идеи трансгуманизма, Рей Курцвейл считает, что в будущем произойдет интеграция (конвергенция) биологической плоти человека с механическими приспособлениями и искусственным интеллектом. Это позволит человеку преодолеть биологические ограничения бытия. Йоваль Харари назвал такое человеческое существо Homo Deus – «человек божественный». В конце концов у всех «бессмертников» есть запасной план – это заморозить себя в жидком азоте до тех пор, пока наука не найдет реального пути к бессмертию.

Бессмертие или вожделенная вечеринка?

Мы, смертные, выбираем поступки, полагая, что наше пребывание в бренном мире подойдет к концу в обозримом будущем. Поэтому мы имеем возможность рисковать – взбираться на высокие горы, плавать в океане или просто переходить автомобильную дорогу и поужинать в незнакомом ресторане. Будучи бессмертными, мы вряд ли бы отважились на какие-либо рискованные поступки, поскольку они сопряжены с потерей вечной жизни.

Тогда возьмем менее амбициозную цель, такую, как, например, удвоить продолжительность жизни. И это вполне реально: в ХХ веке мы почти удвоили среднюю продолжительность жизни с 40 до 75 лет, так почему бы не попробовать увеличить ее, скажем, до 150 лет. Даже такой прогресс революционизировал бы наше сознание и существование. Возьмем, к примеру, семейные институты, взаимоотношения между супругами, связь между родителями и детьми. Сегодня мы влюбляемся лет в 25, затем идем к алтарю, подразумевая, что будем идти рука об руку до конца жизни. Самую активную часть семейной жизни мы посвящаем детям. Продолжительность жизни в 150 лет подразумевает, что семейная жизнь продлится 125 лет, значительная часть из которых пройдет вне воспитания детей. Насколько это реалистично и правильно?

Другой пример – трудовая карьера. Сегодня большинство из нас учится профессии в молодости (20–30-летнем возрасте) и посвящает ей всю сознательную жизнь по крайней мере до пенсии, то есть в течение 30–40 лет. Продолжительность жизни в 150 лет наряду с внедрением новых технологий создает уникальные возможности для творческой самореализации в самых разных профессиях, даже когда нам под 100 лет и больше. Это позволит умудренных опытом старцев не только быть наставниками в своей профессии, но и делиться новыми идеями и самим реализовывать инновации с перспективой видеть их результаты в обозримом будущем.

В рассказе «Бессмертный» аргентинского писателя Хорхе Луиса Борхеса римский воин натыкается во время похода на «секретную реку, дарующую бессмертие». Выпив из нее и проведя годы в глубоких размышлениях, он понимает, что смерть все же придает жизни ценность, в то время как для бессмертных «все повторяется, и ничто не может быть потеряно». Римлянин тысячу лет скитается по планете преисполненный решимости найти противоядие от вечной жизни. Однажды, будучи на побережье Эритреи, он выпивает из источника с чистой водой и ощущает укол колючего дерева. Встревоженный незнакомым чувством боли, но поняв, что к нему вернулась смертность, он безмолвно и радостно наблюдает за каплей крови, медленно скатывающейся по его коже.

Как-то группу студентов попросили сделать выбор. Первый таков: вы бессмертны, но это условие исключает любовь, зачатие, беременность, воспроизводство и так далее. Выбор второй: вы живете до 85 лет и, ни разу не заболев, в одно утро не просыпаетесь. Абсолютное большинство опрошенных сделало второй выбор, объяснив это следующим. Жизнь – это как вечеринка, которая имеет начало и когда-то заканчивается. Мы знаем, что вечеринка продлится лишь несколько часов, и стремимся ее не пропустить, получив на ней максимум удовольствия. Представим себе, что вечеринка никогда не заканчивается, и вы имеете возможность попасть туда в любое время, когда захотите – завтра, через месяц, несколько месяцев и лет – к ней мгновенно теряется интерес.

Желание сохранить жизнь во всей ее красоте и проявлениях является многовековой мечтой человечества. Мы стремимся помолодеть или остаться такими, как есть, на долгие годы, ну хотя бы немного дольше – до тех пор, пока не придется уйти навсегда.

Долина времени

Как-то взобрался я ночью на гору Улытау и посмотрел на звездное небо. Вначале мне показалось, что смотрю на те же звезды, которые созерцали мои далекие предки. Однако затем подумалось, что, как и все мы, звезды рождаются, существуют и угасают, а Вселенная находится в постоянном движении, вечной динамике. Угасая, звезды распадаются на мельчайшие частицы, из которых возрождается новое, в том числе и человеческая жизнь. Феномен звездной вспышки и угасания астрофизики называют суперновой. Именно таким путем, как они считают, изначально зародилось все материальное во Вселенной, включая человечество. Причем этот процесс непрерывно продолжается.

Уходя из земной жизни, мы также распадаемся на мельчайшие частички, чтобы в другой части Вселенной возродиться в нечто новое. В этом смысле нет понятия прошлого. Все мы находимся в одной временной плоскости, «сотканы» из единой материи, для которой не существует прошлого или будущего: все – в настоящем.

Для того чтобы осознать это, необходимо лучше понять наше внутреннее содержание, то, из чего мы состоим, и что было создано Вселенной сотни миллиардов лет назад. Для этого и предназначена интуиция. Мы и есть составная часть Вселенной, а наше земное рождение, жизнь и уход – это лишь мгновение во вселенских масштабах. Осознание баланса нашей значимости и нашей малозначительности и есть суть бытия, а наше существование – это лишь путь, каким Вселенная пытается познать саму себя.

Мне представилось, что именно так осознавали бытие и в таком измерении представляли время и пространство мои предки, бороздившие степной океан, чтобы приблизиться к Вселенной и вечности. Удивительно, что таким воззрениям сегодня имеются убедительные научные доказательства. Мы говорим о потоке времени. На самом деле время – это не последовательная категория, а скорее огромный ландшафт, долина, имеющая совсем другое измерение.

И разместились в этой долине времени все те, кто когда-то существовал, поскольку сотканы все мы из одной вселенской материи. Уходя из жизни, мы, словно угасающая звезда супернова, даем жизнь новому, состоящему из нашей же материи.

В тот миг представилось мне, что стоял я в долине времени и пространства рука об руку со своими предками номадами – созерцателями Вселенной. И так это было в самом начале мироздания. Так оно будет в вечности. Не это ли бессмертие?

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3231 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
17 октября родились
Михаил Ломтадзе
председатель правления АО «Kaspi.kz»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить