Борьба с изменением климата означает борьбу с организованной преступностью

Будучи крупнейшим в мире наземным поглотителем углерода, Амазонка является ключевым направлением в борьбе с изменением климата. Но она также является прибежищем для процветающего криминального мира, который может подорвать усилия по сокращению выбросов парниковых газов. На самом деле предотвращение изменения климата является не только регулированием источников загрязнения; это также борьба с организованной преступностью

Фото: vokrugsveta.ua

В последние годы вырубка лесов в бассейне Амазонки стремительно возросла, что привело к драматической потере лесного покрова. С 1970-х годов около одной пятой площади было уничтожено под агропромышленный комплекс, лесозаготовку и добычу полезных ископаемых; 50-80% этой вырубки леса связано с незаконной деятельностью, включая добычу золота. Если текущая тенденция сохранится, к 2030 году исчезнет ещё 20% существующего лесного покрова.

Среди многочисленных угроз для Амазонки добыча полезных ископаемых особенно разрушительна, потому что это также опустошает землю, препятствует регенерации растений и загрязняет реки. Тем не менее крупные горнодобывающие корпорации, такие как Anglo American и Vale, потратили десятки миллиардов долларов на строительство подъездных путей в некоторых из наиболее уязвимых с экологической точки зрения регионах Амазонки и мира. Они были поддержаны политиками, которые способствуют предоставлению щедрых налоговых льгот для увеличения объёмов по добыче бокситов, меди, железной руды, марганца, никеля, олова и особенно золота.

И теперь недавно избранный президент Бразилии Жаир Болсонаро пообещал предоставить горнодобывающим гигантам доступ к ещё более защищённым землям, включая районы, принадлежащие коренным общинам. Подход правительства Болсонаро к Амазонке прямо противоречит обещанию расправиться с коррупцией. Ослабление государственных регулирующих органов, предоставление больших налоговых субсидий и стимулов для лесозаготовительных и горнодобывающих компаний, а также продажа земли является тем, что ещё больше подстегнёт тех, кто занимается организованной преступностью.

Десятки тысяч гаримпейрос, или кустарных золотоискателей, уже зависят от нелегальной добычи золота, чтобы выжить. В небольших бразильских городах, таких как Итайтуба вдоль реки Амазонки, нелегальная добыча составляет 50-70% местной экономики. Около 20 000 бразильцев работают в тайных шахтах на границе с Французской Гвианой. По мере того как в регионе продолжают появляться временные поселения, растёт число азартных игр, проституция, торговля людьми, рабский труд и насильственные преступления, но больше всего от этого страдает коренное население и квиломбола (выходцы из Африки).

Но нелегальные старатели – далеко не единственные игроки, борющиеся за амазонское богатство. Поскольку бассейн Амазонки пролегает через три основные страны, производящие коку, – Боливию, Колумбию и Перу – колумбийские/перуанские картели и бразильские банды также занялись незаконной добычей золота. Они для себя поняли, что золото легко добывать и продавать по привлекательной рыночной цене, и это защищено сообщниками из правительственных агентов на местах добычи – что часто является более безопасным финансовым вложением, чем кокаин.

Следовательно, преступные группировки расширяют свое участие в незаконной добыче полезных ископаемых. Например, вдоль бразильско-колумбийской границы бывшие военнослужащие расформированных Революционных вооруженных сил Колумбии (FARC), а также продолжающая действовать Национально-освободительная армия (ELN) контролируют крупные места добычи полезных ископаемых. И хотя бразильские военные и колумбийские власти проводят операции по восстановлению контроля над этими районами, зачастую преступные группировки их превосходят. Что ещё хуже, некоторые высокопоставленные чиновники венесуэльского правительства, стремящиеся пополнить снижающиеся доходы от нефти доходами от незаконного золота, поддерживают преступные группировки в Западной Гайане и Северной Бразилии.

Всё это имеет тяжёлые экологические последствия. Начнём с того, что добыча полезных ископаемых способствует гораздо большей вырубке лесов, чем считалось ранее, и в настоящее время на неё приходится примерно 10% сокращения лесного покрова. Помимо этого, дноуглубительные работы и подрывы динамитом рек разрушают местные экосистемы и позволяют ртути попадать в продукты питания по всему бассейну. В некоторых деревнях Яномами на границе между Бразилией и Венесуэлой было выявлено, что более 90% недавно проверенных людей подверглись воздействию ртути.

Более того, существуют тревожные признаки растущего насилия вблизи незаконных мест добычи полезных ископаемых. В городах Амазонии, таких как Белем, Макапа и Манаус, в настоящее время показатели числа убийств являются одними из самых высоких в мире. Для экологических активистов и журналистов они также являются одними из самых опасных мест на планете.

Борьба с преступной деятельностью, способствующей изменению климата, потребует увеличения инвестиций и координации деятельности федеральной полиции, прокуратуры, общественных защитников, спецслужб и вооружённых сил. Государственные учреждения, такие как Бразильский институт окружающей среды и природных ресурсов (IBAMA), нуждаются в денежных вливаниях и большей автономии, а более бедные районы, пострадавшие от незаконной добычи золота, нуждаются в целевых инвестициях, направленных на то, чтобы их молодые люди не были втянуты в преступную деятельность.

Управление Амазонкой отвечает интересам всего мира. Тем не менее международное сотрудничество отсутствует, особенно в Южной Америке. Например, Организация Договора о сотрудничестве в бассейне Амазонки (ACTO), в состав которой входят Бразилия, Боливия, Колумбия, Эквадор, Гайана, Перу, Суринам и Венесуэла, получила незначительную поддержку из-за настороженности правительств государств-членов в отношении посягательств на их национальный суверенитет. Для решения таких проблем меры доверия будут необходимы.

Когда дело доходит до борьбы с экологическими преступлениями, скоординированный подход является единственным вариантом. Придется противостоять элите, бюрократам и преступникам, получающим прибыль от незаконной добычи, что потребует мужества со стороны выборных должностных лиц и активистов. Но также существуют и технические решения, такие как системы спутникового мониторинга, которые правительства Боливии и Перу развернули против торговцев наркотиками. И, безусловно, огромную роль играют традиционные полицейские операции – однако они должны проводиться с соблюдением прав человека.

В целом устойчивый прогресс будет зависеть от политических действий на высоком уровне. Национальные правительства должны согласовать свои приоритеты в области охраны окружающей среды и безопасности как на внутреннем, так и на многостороннем уровне, и это потребует осторожной дипломатии, надёжного, скоординированного надзора за добывающими компаниями; приверженности прозрачности и санкций за их несоблюдение. Международное сообщество в целом должно поддержать такие усилия. Наше общее выживание может зависеть от них.

Роберт Магга, соучредитель Института Игарапе и SecDev Group

Адриана Абденур, координатор отдела по вопросам мира и международной безопасности Института Игарапе
 
Илона Сзабо, соучредитель и исполнительный директор Института Игарапе

© Project Syndicate 1995-2019 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4739 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
23 июля родились
Сержан Жумашов
совладелец Capital Partners
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить