Как казашка стала инженером крупнейшей американской нефтяной компании

Разница между теми, кто добивается успеха, и теми, кому это не удается, обычно заключается не в степени таланта, а в упорстве

Макпал Сариева - участница рейтинга «30 до 30» Forbes Kazakhstan
ФОТО: © Dana Nguyen
Макпал Сариева - участница рейтинга «30 до 30» Forbes Kazakhstan

Участница рейтинга «30 до 30» Forbes Kazakhstan Макпал Сариева – живой пример того, как упорство рушит невидимые барьеры и превращает детские мечты в реальность.

Уроженка небольшого киргизского городка, в чьей семье не было ни бизнесменов, ни нефтяников и с деньгами было туго, сегодня имеет бизнес-образование Хьюстонского колледжа, диплом в сфере нефти и газа Хьюстонского университета. За ее плечами стажировка в крупнейших нефтяных компаниях мира, к 29 годам она является Associate Production Engineer в ConocoPhillips. Как у нее это получилось?

Бабушкины слезы

Макпал родилась в Чуйской области Кыргызстана, в городе Токмак с населением около 60 тыс. человек. По словам собеседницы, во время учебы в местной школе она выкладывалась по максимуму, стремясь стать первой в семье, кто получил бы полное среднее образование и смог поступить в вуз. К тому же, будучи старшим ребенком, осознавала свою ответственность и старалась быть примером для двух младших сестер. Бабушка, папа и мама много работали: продавали на рынке то, что получалось вырастить у дома, и всякую всячину, перебивались случайными заработками. Временами, признается Макпал, на столе даже не было нормальной еды: «Покупали хлеб, жарили лук и ели с маслом». С восьми лет она начала помогать родителям. Тогда им удалось скопить денег на старую корову – молоко и творог тоже шли на продажу, а девочка научилась доить. Иногда приходила к родителям на рынок, помогала торговать: «Подходите, покупайте рюкзаки!»

Еще одно детское воспоминание: Макпал рано заинтересовалась английским языком, но учить его возможности не было – нужны были учебники. «Я начала копить на книжку, 200 сомов стоила. Сдавала стеклянные бутылки, вырученное откладывала. В итоге накопила деньги и купила сама», – рассказывает собеседница.

В памяти также отпечатался случай, когда маленькая Макпал пришла домой и застала бабушку в слезах. Оказалось, их небольшой дом ограбили, из холодильника вынесли всю еду, особенно жалко было дорогое мясо. «Я вытирала бабушке слезы, – вспоминает Макпал, – и яростно думала, как же мне сделать так, чтобы вытащить из этой жизни семью». По словам девушки, этот момент стал для нее переломным: она поняла, что приложит все силы, чтобы чего-то добиться. «Еще давило то, что иногда в школе надо мной смеялись. Ведь я одевалась во что придется», – вздыхает собеседница.

Как говорит Макпал, поскольку они – казахи, вопрос будущего переезда в Казахстан в семье стоял всегда. А ближе к окончанию ею школы еще более актуализировался – нужно было отправляться туда, где для получения высшего образования больше возможностей. Но все снова уперлось в материальное положение. В итоге в возрасте 15 лет девушке пришлось ехать в Казахстан одной. Выбрали самый ближайший вариант – приграничное с Кыргызстаном село Кордай. Там она самостоятельно сняла себе квартиру и продолжила учиться в местной школе. «Каждое воскресенье и на каникулы приезжала домой, полтора часа езды, – не отдыхать, а чтобы помочь родителям», – рассказывает Макпал.

При этом она всегда училась на одни пятерки. Участвовала в олимпиадах, особенно любила английский и математику. Окончив школу с отличием, без проблем могла выбрать для поступления какой-нибудь казахстанский вуз. Но… однажды встретилась с подругой мамы, которая гордо рассказала о сыне, который учился в американском университете. «Вот оно», – подумала Макпал, вспоминая, как в детстве любила рассматривать карту мира, подаренную отцом.

ФОТО: © Dana Nguyen

Из деревни в Америку

На самом деле это, конечно, была авантюра. Мама набрала кредитов, чтобы обеспечить дочери возможность подать на американскую образовательную визу с целью поступления в колледж (на что у нее был год). «Я знала, что как только прилечу, начну работать. Ведь деньги нужно было возвращать. Пообещала маме, мол, все закрою сама», – говорит Макпал. На самом деле они вообще не были уверены в том, дадут ли визу, ведь ей было всего 16. «Сын маминой подруги к тому времени уже уехал оттуда. То есть помочь было некому. Просто мы с мамой решили рискнуть: сейчас или никогда», – пожимает плечами собеседница. Видимо, ей до сих пор не верится, что они это тогда сделали.

Макпал отправилась в Хьюстон, крупнейший город штата Техас, выбор на который пал как на один из наиболее известных и экономически развитых в США. Все, что было у нее с собой, – 900 долларов в кармане, прямо как в историях про добившихся успеха знаменитых мигрантах. «Язык я знала не то чтобы хорошо. Летела практически в неизвестность – в первый раз на самолете! У меня никогда не было компьютера, даже мобильного телефона. Из своей деревни – в Америку! – смеется она и уже серьезно добавляет, что при этом, конечно, понимала, что должна быть очень сильной, поскольку права на ошибку у нее нет. – Мама перед вылетом успокаивала: если не получится, ничего, через год вернешься. А я знала, что не вернусь. Хотя бы потому, что для этого понадобились бы деньги на обратный билет».

По приезде она устроилась посудомойщицей, поскольку уровень знания английского не позволял рассчитывать на другую работу. Но язык выучился быстро, сам собой. Вскоре Макпал уже трудилась в нескольких местах: рано утром приезжала в пиццерию и готовила пиццу, затем шла в другое заведение – на смену официанткой. Вечером возвращалась в «свою» пиццерию, покупала несколько коробок дешевой пиццы по $3 и ехала торговать к питейным – барам и пабам, где не было своей кухни. Стояла возле дверей и продавала пиццу по $10–15 за коробку. «Надо мной смеялись, думали, бедняжка. А мне за смену удавалось зарабатывать по $200», – с гордостью рассказывает она.

Первая запись

Спустя примерно год, выучив язык и подкопив денег, Макпал поступила в Houston Community College. Получала там образование по двум направлениям: Business и Associate of science. Фирменные упорство и старательность помогли ей в 2016-м окончить колледж с отличием.

В том же году она поступила в Хьюстонский университет по направлению бизнеса. Через какое-то время заинтересовалась нефтегазовой сферой, очень развитой в Техасе. Кроме того, признается Макпал, не раз слышала, что работники этой отрасли имеют высокую зарплату. Однокурсники в один голос стали убеждать, что это слишком сложно и она не потянет. «Меня это только раззадорило», – признается Макпал. Она решила перевестись на обучение нефтегазовому делу, но все действительно оказалось не так просто. Специализация включала в себя широкий спектр образовательных элементов: математика, геология, физика, немного бизнеса, немного финансов. «А у меня в табеле был весь разброс оценок: A, B, C, D… Я ведь параллельно работала, не успевала должным образом учиться», – объясняет собеседница. Вновь помогло упорство. Три попытки ей понадобилось, чтобы исправить ситуацию с оценками, и только в 2018 году она была принята на нефтегазовый факультет. «Я их добила, они вынуждены были зачислить меня», – смеется Макпал.

Хьюстон часто называют энергетической столицей мира. В городе находятся сотни головных офисов и представительств нефтяных компаний, исследовательские центры, лаборатории и сопутствующие организации. Разумеется, Макпал хотела делать карьеру именно здесь, поэтому усердно училась и вела общественную работу. Успешно выступила на олимпиаде для студентов-нефтяников, стала президентом студенческой организации, участвовала в днях открытых дверей различных нефтегазовых компаний. Однако из-за недостаточно высокого показателя GPA (средний балл) никто не хотел принимать ее на оплачиваемую стажировку. «Здесь в этом плане сумасшедшая конкуренция, все хотят получить заветную работу в солидной компании», – поясняет собеседница. Поразмыслив, она начала ходить в разные лаборатории, предлагая взять ее волонтером. Говорила, что готова даже просто выносить мусор. В одну из таких лабораторий ее все-таки взяли: она ассистировала инженерам, помогала с исследовательской работой. И вот как-то старший менеджер предложил ей минимальную зарплату! «Он видел, что я старалась», – говорит Макпал. Летом 2018-го она закончила стажировку и получила первую запись по специальности в резюме.

ФОТО: © Dana Nguyen

Трудный, но плодотворный год

Осенью того же года в стенах ее университета проходил день открытых дверей для потенциальных работодателей. Те искали молодых сотрудников к себе на стажировку. Одной из главных компаний на мероприятии была ExxonMobil. «Они принимали только отличников и сказали, чтобы остальные не тратили время и не стояли в очереди. Мои 3,5 GPA были очень далеки от отличных, но я все же встала в очередь», – улыбаясь вспоминает Макпал. Девушка считала, что, если ее успеваемость ниже, это не означает автоматически, что она худший специалист. К тому же она подумала, что, даже если ее не возьмут, то как минимум несколько советов, как сделать свое резюме лучше, услышит. Так и вышло: представитель ExxonMobile не только дал Макпал совет, а сел вместе с ней и помог составить новое резюме. Именно это резюме дало ей возможность в 2019 году устроиться без интервью на стажировку в крупнейшую арабскую нефтяную компанию Saudi Aramco. У тех в Хьюстоне есть свой исследовательский центр, где казахстанка и работала.

В 2020-м Макпал с отличием окончила университет. Стажировка в американском гиганте ConocoPhilips предусматривалась учебным планом, но пандемия создала сложности и… открыла новые возможности. Несмотря на перипетии того года, девушка получила предложение об официальном трудоустройстве уже в августе. Помогли предыдущий опыт в Saudi Aramco, волонтерство в лаборатории, а также хорошее резюме. С начала 2021 года молодой специалист начала работать инженером-технологом на скважине Игл-Форд (Техас), где добывается сланцевая нефть. В спектр ее обязанностей входили не только вопросы, связанные с разработкой месторождения, но и контроль качества продукции, а также ведение технологической документации. Также Макпал прошла тренинг по повышению квалификации.

Собеседница признается, что прошлый год выдался тяжелым, работать пришлось очень много. Зато уже в этом году ее повысили до позиции Associate Production Engineer. Теперь она работает в хьюстонском офисе ConocoPhilips. (К слову, согласно исследованию рынка труда США от Ziprecruiter, уровень оплаты на такой должности оценивается в $65–192 тыс. в год.) Макпал убеждена, что ее жизнь так или иначе будет связана с нефтью и дальше. «Нефть всегда была и будет нужна еще долго. Она часть нашей жизни, кто бы что ни говорил», – рассуждает девушка.

Кроме того, параллельно Макпал занялась собственным бизнесом в сфере недвижимости, собираясь и в нем достигнуть высот. «Вспоминая все, что я прошла, понимаю, что моими ролевыми моделями была мама и бабушка. Именно глядя на них, я решила изо всех сил постараться сделать не меньше», – говорит она. Ее родители пока по-прежнему живут в Токмаке, где все начиналось. Но теперь у них есть большая опора.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
257371 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить