Казахстанские банки посадили на иглу государственной помощи

А информационную политику Нацбанк провалил с максимально возможными негативными последствиями

Alberto Ruggieri/Illustration Works RM/fotobank.ru

Минувший февраль банкиры не смогут забыть еще очень долго – девальвация и последующие информационные атаки на некоторые банки ощутимо потрясли финансовый сектор Казахстана. Массовый отток депозитов в какой-то момент перерос из локальной проблемы отдельных БВУ в вопрос государственной безопасности, ведь могла серьезно пострадать вся банковская система. Государство в лице Нацбанка предприняло ряд экстренных мер, в числе которых выделение денег банкам, в которых произошел наиболее существенный отток депозитов.

В том, что девальвация была необходима, уверены все эксперты, опрошенные Forbes Kazakhstan. По их данным, за прошлый год государство потратило $15 млрд на поддержание курса тенге по отношению к доллару, и дальнейшие расходы были бы весьма обременительны.

Эксперты поддерживают решение Нацбанка о резком ослаблении тенге, правда с некоторыми оговорками. «Одномоментная девальвация – это уже традиция Нацбанка, вспомним хотя бы 2009 год, – говорит начальник управления по работе с корпоративными клиентами АО «Фридом Финанс» Усер Сакен Талгатулы. – На мой взгляд, плавная девальвация несет в себе больше негативных последствий. Нарастающий валютный риск при ее проведении ухудшает любую ликвидность экономики и требует пересмотра импортных контрактов. В пример можно привести нашего ближайшего торгового партнера Россию – там при плавной девальвации мы наблюдали отток инвестиций в течение всего прошлого года».

Если само решение об одномоментной девальвации, как считают эксперты, было в целом правильным, то информационное сопровождение Нацбанк провалил с максимально возможными негативными последствиями в виде паники населения. «Чтобы минимизировать негатив, регулятору нужно было осуществить информационную кампанию – до девальвации, во время проведения ослабления курса и после того, как все произошло, – убежден собеседник Forbes Kazakhstan из одного банка, пожелавший остаться неназванным. – Произошло же все с точностью до наоборот: за неделю до девальвации председатель Нацбанка заявляет, что снижения курса не будет. Потом он утверждает, что сам узнал о девальвации ночью. СМИ настоятельно не рекомендуют использовать слово «девальвация», заменив его на странное словосочетание «коррекция курса». Это попахивает каким-то инфантилизмом в регулировании – набедокурили и спрятались. Нужно взрослеть и отвечать за свои поступки».

О том, что подготовительная работа перед девальвацией не проводилась или это делалось слабо, говорят косвенные свидетельства. На недавнем круглом столе по теме финансовой грамотности населения, организованном kaspi bank, заместитель председателя Нацбанка Нурлан Кусаинов заявил: «Я тоже очень много денег потерял во время девальвации» (соответствующая аудиозапись имеется в распоряжении редакции. – Прим. ред.). «Если глава центрального банка узнает о девальвации ночью, а его ближайшие подчиненные не знают о ней до последнего, логично возникает вопрос: девальвация была неуправляемой?» – констатирует собеседник Forbes Kazakhstan.

И банкиры и аналитики уверены, что перед девальвацией нужно было открыто объяснить населению, что, мол, Фонд национального благосостояния сдувается из-за того, что в нем много золота (которое дешевеет) и много денег приходится тратить на поддержание курса тенге по отношению к доллару. «PR-кампания стоимостью в несколько миллионов долларов могла бы снизить накал страстей, который произошел во время девальвации. И население бы потеряло меньше денег, не впадая в панику», – уверен представитель банка, с которым мы разговаривали.

Население, имевшее на руках свободные тенге, кинулось в обменники скидывать национальную валюту. Встретив закрытые двери, люди с готовностью принимали предложения спекулянтов. Сколько на этом было потеряно средств, вряд ли кто теперь может с уверенностью сказать. Но, по официальным данным, за февраль обменные пункты продали $1,85 млрд, что почти на $300 млн больше, чем за первый месяц текущего года.

Stockbyte/StockByte RF/fotobank.ru

Страсти по депозитам

Те вкладчики, кто пытался снять депозиты во время девальвации и последующей информационной атаки на банки, в итоге оказались в более выгодной позиции, чем те, кто имел наличные на руках. Они просто не успели поменять свои деньги по спекулятивному курсу.

В целом итоги «черного февраля» таковы: лидером по оттоку депозитов среди топ-15 казахстанских банков стал HSBC – минус 50,2%. Однако следует заметить, что в этом банке произошел отток корпоративных депозитов, и связано это, скорее всего, с предстоящей сделкой по поглощению Народным банком. В сегменте депозитов физических лиц HSBC, напротив, вырос на 19,3% – до 36,6 млрд тенге. Так что кризис его, по сути, не затронул. По-настоящему пострадал Банк ЦентрКредит, который потерял 14,4% от общего объема и розничных и корпоративных депозитов. За ним идет Альянс Банк с оттоком в 13,9%, причем этот институт потерял более трети розничных депозитов – минус 30,9% (в то время как корпоративные депозиты выросли на 6%). На третьем месте мастерски погасивший панику среди своих клиентов kaspi bank с минус 16,8% в рознице и минус 2,5% в корпоративном сегменте (общий отток – 12,6%).

В денежном выражении расстановка сил несколько иная, и потери депозитов, по данным Forbes Kazakhstan, выглядят следующим образом: Банк ЦентрКредит – минус 112,7 млрд тенге, kaspi bank – минус 73,9 млрд тенге, Альянс Банк – минус 41,8 млрд тенге. Еще раз уточним, что в указанные суммы входят как депозиты физлиц, так и корпоративные.

Лидером по темпам роста общей депозитной базы в феврале из топ-15 БВУ стал Народный банк, который прирос на 22,3% (11,7% – розница, 31,6% – корпоративные депозиты). На второе место вышел Евразийский банк с общим ростом в 13,4% (8% – розница, 16,6% – «корпы»). Евразийскому на высокой скорости удалось обойти Сбербанк, буквально на десятую долю процента по темпам роста – как в мотогонках. Сбербанк в депозитах подрос на 13,3%: плюс 17,9% розничные и плюс 11,2% корпоративные.

Так как некоторые банки оказались в плюсе, общественность воодушевленно начала обсуждать тему, что, дескать, не все так плохо и в целом система по депозитам подросла на 3%а. На самом деле банковская система сейчас стагнирует: БВУ почти не кредитуют население, а люди не несут депозиты. Откуда же рост? В течение пяти минут собеседник Forbes Kazakhstan, занимающий пост зампреда одного из банков, на калькуляторе объяснил, что рост произошел из-за переоценки валютных кредитов и депозитов, которые по стандартам Нацбанка ведутся в тенге. Некоторые БВУ открыто сознались в увеличении своих портфелей за счет переоценки, другие предпочли отмолчаться. «Остатки по депозитам и текущим счетам выросли в течение февраля на 51,5 млрд тенге, или 13,3%. 23,8 млрд тенге от указанной суммы составляет прирост в результате переоценки счетов в долларах и евро», – сообщила, в частности, пресс-служба Евразийского банка.

Впрочем, банкиры сохраняют оптимизм и рассчитывают вернуть утекшие вклады в течение трех-четырех месяцев. «Мы каждый день видим приток депозитов за счет новых клиентов, пополнение вкладов имеющимися клиентами и возвращение клиентов, поддавшихся ажиотажу. За март чистый отток снизился на более чем 22% – с 16,8 до 12,9%. Если учитывать первую неделю апреля, возврат составил уже около 35%, – приводит слова предправления kaspi bank Михаила Ломтадзе пресс-служба банка. – Нас особенно радует рост наших депозитов в марте и апреле. Текущие и потенциальные клиенты оценили нашу стабильность, открытое общение и заботу. Уже 35% вкладов вернулось».

Сейчас остается гадать, что было бы, если бы государство не выделило помощь ряду нуждающихся в ликвидности банков. По данным источника Forbes Kazakhstan в Нацбанке, регулятор направил терпящим бедствие $1,2 млрд. Например, Банк ЦентрКредит получил от государства 80 млрд тенге. Такая цифра значится в «Отчете об остатках на балансовых счетах активов, обязательств и собственного капитала АО «Банк ЦентрКредит» за 28 февраля 2014 года на счету 2051 «Займы, полученные от Национального банка Республики Казахстан». По аналогичному счету у Альянс Банка отражена цифра в 40 млрд тенге (в отчете за январь-март 2014 года). У kaspi bank – 100 млрд тенге. Возможно, цифра в $1,2 млрд – не окончательная, остается лишь дождаться отчетности по другим банкам. Между финансистами ходят разговоры, что, возможно, помощь была оказана не трем банкам, а шести. Но пока это неподтвержденные сведения.

Если глава нацбанка узнает о девальвации ночью, а его подчиненные не знают о ней до последнего, возникает вопрос: девальвация была неуправляемой? 

Природа денег, которые Нацбанк направил терпящим бедствие банкам, пока неясна. Есть мнение, что это были средства из Нацфонда, но пока нет никаких подтверждающих документов, чтобы можно было говорить об этом с уверенностью. Как заметили эксперты казначейства одного из банков, в дни девальвации и последующей информационной атаки на некоторые БВУ на рынке остро не хватало наличной валюты. Чтобы погасить этот спрос, из-за границы за несколько дней прилетело четыре самолета с деньгами на общую сумму около $450–500 млн. Банкиры не любят слово «обналичка», но именно это и произошло: казахстанский валютный «безнал» обналичивался в иностранных банках и доставлялся назад на родину. Специалисты отмечают, что в штатном режиме «валютные» лайнеры прилетают в Казахстан в среднем раз в неделю, имея на борту около $150 млн.

Любопытно, что, по подсчетам экспертов, во время девальвации физлицами было выведено из экономики около $500 млн, которые осели под матрацами, – как раз сумма, равная доставленной упомянутым квартетом «валютных» самолетов.

Бесконечное спасение

Специалисты уверены, что девальвация ничего хорошего не сулит банковской системе Казахстана в будущем, но и каких-то катаклизмов ждать также не стоит. Fitch Ratings опубликовало новый отчет по Казахстану, в котором содержатся размышления насчет будущего системы. «Fitch полагает, что 19%-ная девальвация, скорее всего, окажет дальнейшее умеренное негативное воздействие на качество корпоративных кредитов, хотя высокая доля валютных кредитов уже признана проблемными, что сокращает потенциал дальнейшего ухудшения, – говорится в отчете. – Кроме того, попытки регулятора избежать избытка ликвидности в системе (чтобы предотвратить дальнейшее давление на тенге) будут умеренно негативными для роста и прибыльности банковского сектора в 2014 году. В то же время капитал сектора почти не изменился в результате девальвации, сократившись до 18,4% на 1 марта по сравнению с 18,6% на конец февраля благодаря регулятивным изменениям в учете динамических резервов. В противном случае показатель сократился бы до 18,0%».

Нет ничего апокалиптического и в прогнозах S&P: «Прогноз по рейтингам большинства казахстанских банков – «Стабильный», однако мы не исключаем волатильность рейтингов в 2014 году – в зависимости от уровней капитализации, качества активов и профилей рисков банков. Мы отмечаем сохраняющиеся структурные недостатки банковского сектора страны, в частности высокий кредитный риск в экономике, слабые банковское регулирование и надзор, а также низкий уровень финансовой прозрачности. Доля проблемных кредитов в казахстанском банковском секторе остается очень высокой (32% совокупных кредитов), и, с нашей точки зрения, она вряд ли сократится до уровня, предусмотренного регулирующим органом (15%) в 2014 году, если не будут приняты проактивные меры регулирования, предупреждающие возникновение проблемных ситуаций. С нашей точки зрения, недавняя девальвация тенге, проведенная Национальным банком Республики Казахстан, не приведет к дестабилизации экономики страны и ее банковского сектора, однако она обусловит снижение покупательной способности потребителей и, как следствие, приведет к снижению очень быстрого роста потребительского кредитования, который отмечался в последнее время, и окажет негативное влияние на качество активов».

Ситуацию с проблемными кредитами БВУ Казахстана, возможно, частично исправят средства, которые будут выделены из 1 трлн тенге ($5,46 млрд), направляемых правительством и Нацбанком на поддержание экономики в 2014–2015 годах. Часть этих денег пойдет на покупку плохих активов у банков (250 млрд тенге), а оператором этих мероприятий выступит Нацбанк через Фонд проблемных активов. Возможно, это будут те действия, которые наконец-то оздоровят финансовый сектор Казахстана и экономику в целом.

Сколько еще будет пущено денег на очистку банковской системы – пока до конца неизвестно. Неясно и то, сколько будет еще выведено средств из экономики на бесконечные мероприятия по спасению тонущих уже более четырех лет банков. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10717 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
5 марта родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить