Жанар Калиева: «Ждём закона по обязательному страхованию имущества»

Глава Ассоциации страховщиков Казахстана, сама владеющая бизнесом, рассказала об этом Forbes Woman

Жанар Калиева
Фото: Андрей Лунин
Жанар Калиева

Жанар Калиева рассказала Forbes Woman об «инсайтах» страхового рынка страны, успехах ее компании и о том, как черпать вдохновение в походах на Тибет и сохранять позитивный настрой в жизни.

F: Жанар, после выкупа вами акций у международной страховой компании Allianz SE путем management-buy-out в конце 2011 какие изменения произошли в компании? Каких результатов смогла добиться компания Kompetenz?

– В первую очередь мы пересмотрели нашу стратегию и вышли на рынок розницы, благодаря чему в 2015 смогли вырасти на 60%, несмотря на то что рост казахстанского страхового рынка составил всего 6%. Раньше среди клиентов Allianz SE были в основном крупные корпоративные клиенты. Сейчас, помимо них, мы развиваем розничное направление, предоставляем услуги для субъектов МСБ. Изменение стратегии помогло нам выстоять в непростые для Kompetenz времена, когда только по одному клиенту объемы страховых выплат в 2013–2015 составили около 500 млн тенге. Это результат непродуманных законов, принятых на заре становления страхового бизнеса, и, к сожалению, злоупотребления работников своими полномочиями.

Конечно, у нас еще остались убытки в размере 230 млн тенге за прошедший год, мы выплачиваем больше, чем зарабатываем, но думаю, что ситуация кардинально изменится в 2016. По результатам 2015 года, согласно рейтингу Национального банка РК, компания поднялась с 18-го на 11-е место по объему собранных премий, с долей рынка 3%. Ранее в интервью Forbes Kazakhstan мы говорили о том, что в 2015 планируем увеличить объемы страховых выплат до 7,5 млрд тенге. Мы достигли этого результата на 80% в 2015 и планируем дальнейший рост в 2016. К тому же в 2015 Fitch Ratings подтвердило рейтинг финансовой устойчивости, прогнозируя стабильное развитие фирмы. За эти несколько лет компания полностью обновилась. Могу с уверенностью сказать, что нынешняя команда, с которой мы работаем, намного сильнее, чем та, которая была при Allianz SE. Мы вырастили собственные профессиональные кадры, опытных и ответственных людей, разбирающихся в тенденциях страхового рынка и принимающих ценности, культуру компании. Сейчас у нас развита сеть филиалов в каждом городе страны. В ближайшее время я планирую пе­рейти на модель работы партнерства, когда успешный и доказавший свою состоятельность менеджер или команда, имея определенные обязательства, может использовать твое имя и самостоятельно развивать деятельность компании в своем регионе. Неизменным в Kompetenz осталось то, что мы продолжаем оставаться консервативными по многим вопросам андеррайтинговой и перестраховочной политики, строго соблюдаем принципы корпоративной культуры, аудируемся у компаний «большой четверки». Это дает мне, как акционеру, уверенность в прозрачности и достоверности финансовой отчетности и представляемой информации и повышает доверие со стороны наших клиентов и партнеров.

F: Как вы оцениваете текущую ситуацию на страховом рынке Казахстана?

– За последние 15 лет произошло много изменений в количестве и качестве страховых фирм. Если раньше было всего несколько сильных компаний, принадлежавших крупным финансово-промышленным группам и занимавших 60% страхового рынка Казахстана, то сейчас на рынок пришли разные по масштабу страховые компании, которые развивают розничное направление, обслуживают население и постепенно, став достаточно сильными игроками, двигают и развивают рынок.

В 2015 мы выросли на 60%, притом что рост казахстанского страхового рынка составил всего 6%

Объемы нашего страхового рынка всегда были в пределах $1 млрд. В 2015 рынок собрал порядка 208 млрд тенге и вырос на 5,6%, в то время как размеры выплат выросли на 20–21%. Тенденция такова, что с продолжающимся увеличением объемов по страховым выплатам у бизнеса растет расходная часть, при этом доходы остаются на прежнем уровне. Учитывая, что страховой бизнес занимает меньше 1% в ВВП страны, можно сказать, что он все еще находится на ранней стадии развития. Считать его более или менее развитым можно тогда, когда он будет занимать минимум 5–10% в ВВП страны. Для сравнения: в США и Европе этот показатель варьируется от 16 до 25%. К тому же уход с рынка международных игроков также сигнализирует о сложной ситуации, хотя и позволил расти местным компаниям. Дело в том, что иностранных инвесторов не привлекает наш рынок из-за отсутствия существенных объемов, понятного законодательства, прозрачной судебной системы, неразвитости среднего класса, являющегося основой для страхового бизнеса.

F: Какие существуют барьеры на страховом рынке, тормозящие его развитие?

– Существует три основных фактора, влияющих на страховой бизнес: экономический, правовой и кадровый. Медленный рост доходов населения, низкая платежеспособность не могут создать потребительский спрос на страхование. Отсутствие стабильности в законодательной части и коррумпированная судебная система бьют по основам любого бизнеса. К примеру, по одному и тому же страховому случаю в разных регионах применяется различная практика судебных решений. Подобное применение законов и непредсказуемая судебная система порождают огромное количество мошенничества, с которым страховщикам приходится бороться каждый день. Только в прошлом году мы на законодательном уровне добились разделения ответственности работодателя и страховой компании при страховании работников от несчастных случаев на производстве (ОСНС). Так мы стимулируем работодателя уменьшать риск появления несчастных случаев. Кроме того, сложности с наличием квалифицированных кадров. В Казахстане нет специальных институтов, готовящих специалистов в этой области, хотя в страховой сфере требуются разноплановые специалисты: актуарии, андеррайтеры, оценивающие риски и тарифы и пр.

F: Недавно вы стали главой Ассоциации страховщиков Казахстана (АСК). Какие перед вами стоят задачи и как вы собираетесь их решать?

– Безусловно, я планирую принимать активное участие в решении общих проблем страховой отрасли. Сейчас мы ждем от правительства принятия важных изменений в законодательстве, в частности закона об обязательном страховании собственного имущества от катаклизмов. С одной стороны, это может показаться дополнительной финансовой нагрузкой для населения, если вспомнить возмущение людей при внедрении обязательного страхования автомобилей, однако спустя несколько лет они все же оценили эффективность и удобства этого вида страхования. С другой стороны, обязательное страхование собственного имущества будет серьезной поддержкой для государства, поскольку в случае природных катаклизмов, как, к примеру, недавнее наводнение в Алматы, страховщики могут разделить затраты в покрытии нанесенного ущерба вместе с государством. Кроме того, с вступлением Казахстана в ВТО, ТС на наш рынок придут российские, белорусские игроки, поэтому одна из задач АСК – защитить интересы наших страховых компаний, чтобы весь капитал, который мы собирали, не перешел в филиалы иностранных фирм.

Жанар Калиева
Фото: Андрей Лунин
Жанар Калиева

F: Как вы считаете, почему в страховой индустрии немного женщин, владеющих бизнесом, в сравнении с другими отраслями? Что нужно для того, чтобы добиться успеха в этой сфере?

– Страховой бизнес очень рискованный, чрезмерно регулируемый, с постоянными судебными процессами. Часто приходится работать с мошенниками, что никак не ассоциируется с сугубо женским бизнесом.

Наверное, поэтому среди владельцев страхового бизнеса в Казахстане нет женщин. Многое требует твердой руки и более жесткого подхода. В моем случае стечение обстоятельств способствовало развитию моей карьеры именно в страховом бизнесе. Когда я работала в банке, у меня появилась возможность пройти стажировку за рубежом в компании, которая является лидером в индустрии страхования. Проработав почти 10 лет в Allianz SE, я решилась на важный шаг по приобретению ее филиала в Казахстане. Хотя, если бы мне предложили на выбор – владеть 20-миллионным бизнесом в гостиничной, ресторанной сфере или в страховом бизнесе, то, скорее всего, я выбрала бы первый вариант.

Страховой бизнес очень рискованный, чрезмерно регулируемый, с постоянными судебными процессами

Когда я выкупила компанию, то понятия не имела, какие сложности придется пережить. Одно дело, когда ты управляешь фирмой в качестве председателя, другое – когда ты ею владеешь и на тебе лежит вся ответственность за ее дальнейшее развитие. Первые два года после приобретения компании были временем постоянных потерь – финансовых, кадровых, клиентских. Я несколько раз находилась на распутье – закрыть фирму, продать лицензию и заняться другим делом. Добиться успеха, сохранить и развить бизнес мне помогли внутренняя стойкость, устойчивость к критике, спокойствие в кризисных ситуациях, позитивный настрой и вдохновение.

F: Какие у вас источники вдохновения и мотивации? Как вы даете выход эмоциям?

– Пережитые мною сложности и потери были хорошей пищей для размышления, помогли найти новые источники энергии, которые привнесли позитив и правильный настрой в работу. Свое вдохновение я нашла в йоге, в походах на Тибет, подъемах на гору Кайлас. В этой поездке в общей сложности я прошла около 100 км. Когда ты идешь с альпенштоком по горам Гималаев, задумываешься о действительно важных вещах. Ты понимаешь, что самое ценное у человека – это его жизнь, семья, дети, а бизнес – вещь преходящая и никакие трудности не должны заставить тебя перестать наслаждаться жизнью. Мои основные источники энергии и позитива – мои близкие, любимый человек и время, проведенное с ними.

F: Как вы выстраиваете отношения с подчиненными и партнерами? По вашему мнению, существуют ли различия в подходах к работе у руководителей-мужчин и женщин?

– У женщин-руководителей имеется ряд своих преимуществ и недостатков. Нам приходится успевать на всех фронтах, что усложняет сохранение баланса между работой и семьей. У мужчин обычно не бывает четких обязанностей по дому, поэтому они могут в полной мере посвятить себя работе. При этом у женщин больше развита интуиция, они лучше умеют сохранять бизнес, а мужчины, наоборот, развивать. Выбирая кого-то на должность руководителя, нужно четко понимать приоритеты. Если ваша главная цель – сохранение существующих позиций в бизнесе, оптимизация затрат, то компетентный руководитель-женщина отлично справится с такими задачами. Если же вы хотите расширить и развить бизнес, найти новые источники прибыли, то лучше нанимать руководителя-мужчину, поскольку женщины в меньшей степени готовы рисковать, они более осторожны.

F: Какой у вас стиль руководства?

– Поскольку я большую часть своей жизни проработала в западной компании, я ощутила прелесть системного, прозрачного процесса корпоративного управления, который дает тебе возможность максимально избегать негативного человеческого фактора в работе и получать планомерный и предсказуемый результат.

Наверное, мой стиль управления – системный. Я верю в корпоративное управление, в коллективный разум, в то, что лидерские качества помогают в продвижении по карьерной лестнице. В свое время я многому научилась у своих иностранных коллег и считаю, что отчасти моя миссия состоит в том, чтобы передавать свои знания, опыт людям и вдохновлять мою команду. Я всегда планирую добиться максимальных результатов.

F: Как вы совмещаете семью и работу? Считаете ли вы, что есть определенный возраст или переломный момент в карьере, когда нужно создавать семью?

– Если ты вкладываешь много усилий в успешное построение своей карьеры, ведение собственного дела, то зачастую семья отходит на второй план, и на этот счет не должно быть каких-то иллюзий. Помню, когда я собиралась учиться в магистратуре, моей дочке было три года. Благодаря поддержке мамы, которая воспитывала и растила ее, я смогла поехать на учебу. После развода с первым мужем я ушла с головой в работу. Конечно, бывают счастливые исключения, когда женщине удается построить успешную карьеру и полностью реализовать себя в семейном плане, но это требует немало усилий и большой поддержки со стороны партнера. Со своим вторым супругом я познакомилась недавно. Честно говоря, я не ожидала, что еще раз смогу влюбиться, довериться мужчине, заведу семью уже в зрелом возрасте. Для моего супруга это также второй брак. Сейчас у нас на двоих трое детей: двое сыновей, которые уже порадовали нас внуками, и дочь, которая учится в Швейцарии. Мы с супругом живем и работаем в разных городах, но все выходные, праздники проводим вместе, путешествуем, наслаждаемся жизнью.

Жанар Калиева
Фото: Андрей Лунин
Жанар Калиева

Считаю, что всегда нужно слушать веление сердца. Оглядываясь назад, я понимаю, что все, что происходило в моей жизни, должно было складываться именно таким образом. Не стоит философствовать на тему, когда лучше создавать семью, нужно просто жить и радоваться жизни и, если у тебя получается добиваться лучших результатов на работе, стоит сконцентрироваться на этом, если же ты прекрасно себя чувствуешь в роли матери, жены, хозяйки – продолжать развиваться в этом направлении, ведь, в конце концов, быть матерью – самое важное призвание женщины.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


главный редактор Forbes Woman

 

Статистика

11623
просмотра
 
 
Загрузка...