Эффективна ли кредитная помощь от государства микро- и малому бизнесу

Одна из стратегических задач правительства – увеличение доли малого и среднего бизнеса в ВВП до 50% к 2050 году

ФОТО: Андрей Лунин

В прошлом году доля малого предпринимательства, куда по умолчанию входит и микробизнес, увеличилась до четверти ВВП, тогда как доля среднего – с 5,8 до 6,3%. В Алматы малые и микропредприятия в валовом региональном продукте дали 32,4%, а в столице почти половину – 46,6%, третьей идет ЗКО – 29,6%. В южных областях (кроме Алматинской), а также в добывающих регионах доля малого бизнеса в ВРП меньше средней по стране (24,5%).

В целом, как следует из статданных, динамика развития малого предпринимательства более-менее устойчива. Значительный рост был только в 2014  – с 6,4 до 16,1%. Но это объясняется изменением критериев определения малого и среднего предпринимательства в тот момент, из-за чего количество малых предприятий статистически увеличилось, а средних – уменьшилось. С 2018 статорганами начали учитываться и оценочные цифры теневой экономики.

Отдельная статистка по микробизнесу не ведется. Согласно Предпринимательскому кодексу под микропредпринимательством подразумевается предприятие с количеством работников до 15 человек и годовым доходом не выше 83,4 млн тенге (30 тыс. МРП).

Финансирование и господдержка

В 2016, когда экономика Казахстана показала наименьший рост с 1999, доля малого бизнеса в ВВП осталась почти на предыдущем уровне. Не известно, какими будут показатели за 2020, ведь последствия чрезвычайного положения затронули в первую очередь сферу услуг, почти 75% которой приходится на малое предпринимательство, сосредоточенное преимущественно в «карантинных» Алматы и Нур-Султане.

После объявления ЧП малому и среднему бизнесу были выделены 600 млрд тенге на кредитование для пополнения оборотного капитала (для сравнения: за 2015–2018 из республиканского бюджета на развитие МСБ было направлено всего 210 млрд тенге). А в мае Министерство нацэкономики презентовало Комплексный план по восстановлению экономического роста, согласно которому в программу «Дорожная карта бизнеса – 2025» впервые будет включено направление микрокредитования микро- и малого бизнеса. Финансирование будет доступно по ставке не более 6% за счет субсидирования, кредиты будут выдаваться в объеме до 5 млн тенге на пополнение оборотных средств и до 20 млн тенге на производственные нужды. По ожиданиям министерства, новое направление охватит больший круг малого бизнеса.

Насколько эффективны выдаваемые малому (да и среднему тоже) бизнесу кредиты на восстановление?

Елена Бахмутова, председатель Ассоциации финансистов Казахстана, подчеркивает, что во время ЧП отсрочку на три месяца получили свыше 40% заемщиков из МСБ и высока вероятность, что некоторым потребуется продление периода отсрочки по причине постепенного выхода из режима карантина. Уровень кредитных рисков в сегменте МСБ был достаточно высок и до объявления чрезвычайного положения, замечает собеседница Forbes Kazakhstan. Так, согласно опубликованным в феврале 2020 результатам внешней оценки качества активов казахстанских банков (AQR), уровень ожидаемых кредитных убытков (ОКУ) корпоративного среднего бизнеса был повышен в среднем с 14,0 до 26,1%. Уровень ОКУ – это композитный показатель, который основан на прогнозировании денежных потоков заемщика, в зависимости от различных макроэкономических сценариев и прогнозов его деятельности. Упрощенно его можно воспринимать в качестве измерителя размера кредитного риска. Высокий уровень ОКУ корпоративного среднего сегмента связан с недостатком устойчивых каналов сбыта, налаженных цепочек поставок, неполной загрузкой производственных мощностей.

Если говорить о малом бизнесе, то уровень ожидаемых кредитных убытков повысился, по результатам оценки, с 20,6 до 28,6%.

Однако что касается малого бизнеса, то настораживает недостаточно консервативная оценка уровня ОКУ у отдельных банков. У ряда БВУ оценка уровня убытков увеличилась более чем на 20 процентных пунктов, что говорит о высокой уязвимости отдельных заемщиков. При этом оценка была сделана до наступления пандемии и резкого торможения деловой активности. Для сравнения: уровень ожидаемых кредитных убытков в сегменте потребительского кредитования вырос, по результатам AQR, лишь на 2% – с 9 до 11%. Вероятность, что доля неработающих кредитов в сегменте МСБ будет увеличиваться, крайне высока. Это зависит как от длительности нахождения в условиях карантина и скорости возврата к докризисным показателям деятельности по конкретным заемщикам, так и в целом от восстановления деловой активности и платежеспособного спроса, – отмечает Бахмутова.

Для облегчения работы микробизнеса вносятся предложения по максимальному упрощению ведения налоговой и финансовой отчетности, вплоть до отмены бухгалтерского учета для бизнеса, применяющего специальные налоговые режимы, рассказывает Бахмутова о переговорах с другими участниками рынка. Однако такие радикальные предложения могут существенно уменьшить доступ микробизнеса к кредитам. Банкам и микрофинансовым организациям для выдачи кредита важно оценить текущие и будущие денежные потоки от бизнеса потенциального заемщика, а для этого субъект должен иметь хотя бы элементарный учет и достоверную управленческую отчетность.

К слову, по данным АФК, из числа субъектов МСБ, имеющих кредиты в БВУ, только порядка 36% использовали инструменты господдержки, остальные имеют займы на рыночных условиях. Что касается последних, то, вероятно, речь здесь идет о среднем бизнесе и верхнем сегменте малого. В «докарантинные» времена микробизнес и нижний сегмент малого (с месячным оборотом до 1 млн тенге) не финансировались системно, говорит председатель комитета развития малого и среднего бизнеса президиума НПП «Атамекен» Раимбек Баталов. БВУ не заинтересованы в них по двум причинам: высокие операционные издержки и риски из-за непрозрачной деятельности. По законодательству в некоторых случаях у индивидуальных предпринимателей есть возможность не вести бухгалтерский учет, и большинство микропредпринимателей ведет бизнес «по тетрадке».

С ним согласен Дамир Какиев, управляющий директор ДБ АО «Альфа банк». Высокие риски малого и микробизнеса отражаются на ставках и необходимости твердых залогов, которых у них зачастую нет. Кроме того, из-за отсутствия источников финансовых данных банковскому менеджеру нужно выезжать на место и проводить много «ручной» работы для анализа бизнеса, и для банка это дополнительные операционные затраты. Потому БВУ предпочитают обслуживать средний бизнес, а микробизнес зачастую кредитуется как физическое лицо, поясняет эксперт.

По данным фонда «Даму», в банках кредитуется порядка 90 000 субъектов микро-, малого и среднего бизнеса, это не много, учитывая, что действующих субъектов МСБ в стране порядка 1,2 млн. Микрофинансовые организации по сравнению с банками выдают в количественном отношении больше микрокредитов, так как мобильны и процедуры оформления и выдачи у них проще. По словам заместителя председателя правления АО «Фонд развития предпринимательства «Даму» Фархата Сарсекеева, в банках портфель МСБ на сегодня составляет около 4 трлн тенге, а в МФО – порядка 300 млрд. В 2019 году через МФО было выдано 234 тыс. микрокредитов на предпринимательские цели. Микробизнес больше подвержен рискам, и уровень дефолтов у субъектов микробизнеса как заемщиков выше, говорит Сарсекеев. Основная причина: из-за размера микробизнес, как правило, не диверсифицирован, в отличие от тех же малого и среднего.

По сведениям Ассоциации микрофинансовых организаций, порядка 85% кредитного портфеля МФО состоит из микрокредитов, предоставленных на предпринимательские цели. В МФО более лояльные требования к залогам, легче и быстрее процесс оформления микрокредита, объясняет Ербол Омарханов, директор объединения:

- При этом может сложиться впечатление, что МФО предоставляют микрокредиты без оглядки и без качественной оценки платежеспособности заемщика. Однако, по данным Агентства РК по регулированию и развитию финансового рынка, доля просроченной задолженности свыше 90 календарных дней у МФО составляет в среднем 3,9%. Это свидетельствует о высоком качестве кредитного портфеля и ответственном подходе к долговой нагрузке заемщика».

Сейчас МФО столкнулись с трудностями, отмечает Омарханов.

- Нужно учитывать, что единственным источником дохода МФО является вознаграждение, взимаемое с предоставленных займов, – говорит он. – По законодательству МФО не могут требовать от заемщиков уплаты комиссий и иных платежей, связанных с выдачей и обслуживанием микрокредитов, в отличие от банков, для которых по-прежнему такая возможность существует. Соответственно, приостановление выплат сумм вознаграждения на период отсрочки очень чувствительно отражается на финансовой устойчивости МФО. По сути, эти отсрочки предоставлены населению и МСБ за счет сектора МФО, без государственного субсидирования финансовых убытков. К тому же финансовый регулятор поэтапно повышает минимальный размер уставного капитала для МФО, для обеспечения которого те должны или за счет собственных, привлеченных средств, или за счет прибыли докапитализироваться. Но в нынешних условиях это становится еще более сложным. Также наблюдается тенденция излишнего ужесточения законодательства о микрофинансовой деятельности, что в некоторой мере препятствует полноценному развитию микрофинансового сектора.

Другие инструменты

Сегодня основной фокус госпрограмм смещен в сторону удешевления ставок кредитования, указывает Бахмутова.

- Между тем далеко не всегда нерыночная ставка по кредиту гарантирует успешность проекта и сохранение устойчивого финансового положения заемщика. Если предприятие с функционирующим бизнесом не способно обслуживать кредиты по рыночным ставкам, то, вероятнее всего, его бизнес-модель неустойчива, а услуги и продукты не выдержат конкуренции на рынке, – уверена председатель Совета АФК. Поэтому, считает она, необходима совокупность нефинансовых и финансовых мер государственной поддержки для стартового бизнеса и микробизнеса. У малого и микробизнеса должны быть налажены учет и отчетность – хотя бы для того, чтобы просчитать желаемый уровень рентабельности или самоокупаемость проекта. Важно создавать программы обучения для предпринимателей с учетом их реальных потребностей, для приобретения практических навыков, которые потребуются в будущем. В том числе для получения кредитов и их обслуживания, включая подготовку бизнес-планов, ведение элементарного учета и отчетности.

Кроме кредитования на инвестиционные цели и под оборотные средства субъектам МСБ сегодня доступны инструменты факторинга и лизинга. Для расширения доступа малого бизнеса к банковскому кредитованию важно признание в качестве гарантий будущих денежных потоков заключенных оффтейк-контрактов с заказчиками из числа крупных компаний и квазигосударственного сектора на условиях «бери или плати». Вместе с тем из года в год растет спрос на гарантии фонда «Даму», которые позволяют предпринимателям получить финансирование в банке, если у них не хватает залогового имущества. По информации Сарсекеева, за 2019 было выпущено гарантий в количестве 2650 единиц (в 2018 было 1950). Относительно других стран это все равно мало: например, в Южной Корее и Турции в год выпускается по 70–100 тыс. гарантий.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3867 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
20 октября родились
Ахметжан Шардинов
председатель совета директоров ТОО «Алматинский завод мостовых конструкций»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить