Тимур Турлов: Казахстан превращается в своеобразную Швейцарию для россиян

В Казахстан из России «зайдёт» ещё несколько миллиардов долларов, считает CEO Freedom Holding

Тимур Турлов
Тимур Турлов
ФОТО: © Андрей Лунин

Итоги IPO «КазМунайГаза», санкционные риски и целесообразность укрепления тенге – на эти темы на встрече с журналистами 12 декабря в Алматы говорил СЕО Freedom Holding Corp. Тимур Турлов (№ 7 в списке 50 богатейших бизнесменов Казахстана по версии Forbes Kazakhstan – 2022).

IPO: сверхмощного ажиотажа не было

Прежде всего спикер поделился мнением об IPO КМГ. Удалось привлечь $300 млн (153,8 млрд тенге. – F), причем размещение прошло на внутреннем рынке среди частных и институциональных инвесторов, что, как считает спикер, свидетельствует: фондовый рынок в Казахстане есть. Это IPO Тимур Турлов называет крупнейшим за всю историю казахстанского рынка, крупным даже для российского и размером больше среднего – даже для американского рынка (где средним считается размещение на $100–120 млн).

В ходе подписки на акции КМГ Freedom получил заявок почти на $200 млн. «Удовлетворили нам меньше $150 млн, – продолжил собеседник. – У нас «срезали» в том числе одного крупного европейского клиента, потому что, возможно, не разобрались до конца [что это за клиент]». Спрос на IPO в целом был больше, чем удовлетворенный объем заявок (заявок собрали на 182 млрд тенге, удовлетворили – на 153,8 млрд тенге. – F). «Можно было точно смело сделать $400 млн», – поделился мнением СЕО холдинга, добавив, что IPO прошло спокойно, «сверхмощного ажиотажа не было», тем не менее размещение было сделано «настолько хорошо, насколько было возможно».

Говоря о гарантированных дивидендах (200–250 млрд тенге каждый год в течение трех лет. – F), которые компания готова выплатить при цене за баррель нефти не ниже $70, Тимур Турлов отметил, что, на его взгляд, у КМГ и при $50 за «бочку» будет возможность выплатить 200 млрд тенге в качестве гарантированных дивидендов – «если они того пожелают». «По итогам года у компании прогнозируется EBITDA под $3 млрд, гарантированный дивиденд в размере $500 млн – это не очень много от той суммы, которую теоретически можно было бы выплатить. Вообще выплачивать 100% чистой прибыли для нефтяной компании – это норма», – поясняет спикер. Он считает, что менеджмент пообещал минимум, желая подстраховаться: лучше превзойти ожидания, чем сказать, что не получилось.

На вопрос, сколько граждан России купили акции «КазМунайГаза», Тимур Турлов ответить затруднился. «В размещении участвовали клиенты казахстанских брокерских компаний. Мы не видим всю книгу и всего объема. По нашей компании кажется, что небольшое количество. Интерес россиян был, но очень ограниченный», – пояснил он.

Санкции: как с ними обращаться

Тем не менее, говоря о возможном притоке на казахстанский рынок ликвидности со стороны граждан соседнего государства, Тимур Турлов поделился мнением: «Есть ощущение, что мы превращаемся в своеобразную Швейцарию для россиян. Наш рынок в целом будет испытывать приток капитала. Из России к нам точно зайдет еще несколько миллиардов долларов, в том числе денег обычных сберегателей. Причем зайдет через американские корреспондентские банки», – сказал он.

Тимур Турлов считает, что деньги из России так или иначе будут подпитывать казахстанскую финансовую систему, но, самое главное – они зайдут очень надолго. «Это будут длинные валютные сбережения. Мы можем оказаться в такой странной парадигме, когда Казахстан станет хабом, где россияне будут хранить иностранную валюту, которую в России стало хранить почти невозможно», – делится мнением спикер. Он считает, что благодаря этому казахстанские банки получат доступ к дешевому и длинному фондированию.

В Казахстане, продолжает Тимур Турлов, есть две стратегии в отношении санкций: кто-то выстраивает системы мониторинга и контроля, кто-то – предпочитает не работать ни с кем. «Второй вариант – это, на мой взгляд, признак того, что ты не можешь адекватно настроить свои системы и не можешь полагаться на них, – говорит спикер. – Сейчас гигантское количество российских транзакций проводят американские банки-корреспонденты. Довольно странно, когда казахстанские банки не хотят открывать счета россиянам, но при этом мы понимаем, что все американские банки с россиянами работают».

Санкции США касаются взаимодействия с какой-либо американской инфраструктурой – например, когда расчеты ведутся в долларах или активы находятся в этой валюте. «То есть должен быть так называемый US nexus, чтобы любые американские санкции вообще были применимы к клиенту. Если ты проводишь платеж в долларах или продаешь американские бумаги клиенту, находящемуся под санкциями, значит, помогаешь их обходить. Этого делать категорически нельзя, – поясняет Тимур Турлов. – Когда клиент делает сделки с казахстанскими бумагами в тенге, кажется, что в принципе риски существенно меньше, потому что связи с США нет. Но мы ведем очень аккуратный мониторинг клиентов – закрываем счета, перестаем работать с любыми клиентами, которые оказываются в листах международных санкций. Даже несмотря на то, что это напрямую не создает рисков. Нужно очень правильно уметь этими вещами управлять».

Freedom Holding, будучи компанией с листингом в США, был обязан выстроить систему контроля и мониторинга клиентов: клиенты проверяются на этапе открытия счета и затем – на постоянной основе, на случай, если они оказываются в санкционных листах, уже имея счет в компании. «Что мы не должны делать и за что я несу личную уголовную ответственность в США как руководитель холдинга с американским листингом, так это помогать клиентам нарушать введенные международные санкции», – рассказал CEO холдинга.

Интервенции: гордость и предубеждение

Еще одна тема, которую затронули в ходе встречи, – денежно-кредитная политика Национального банка РК и курс тенге.

«Как сделать в Казахстане более низкую инфляцию? Начните укреплять тенге. Очевидно, у этого действия есть много побочных эффектов, и я не призываю к этому. Но тем не менее это самый простой способ добиться снижения инфляции», – поделился мнением Тимур Турлов.

Рубль, говорит он, укрепился к доллару на 30% с начала 2022 года (Россия не может пополнять долларом свои заблокированные резервы, а цены на энергоносители высокие). «Поэтому даже во время войны и на фоне всего, что произошло, пятый месяц подряд в России, по сути, отрицательная потребительская инфляция. Импорт для россиян дешевеет», – отмечает собеседник.

С тенге же, по его словам, «ничего выдающегося не происходило» из-за очень консервативной политики Центробанка. В Казахстане растут социальные расходы государства: есть вызовы, с которыми нельзя не разбираться (например, нельзя не строить школы при демографическом росте). «Но мы отвечаем на эти вызовы увеличением расходов госбюджета и одновременно с этим очень консервативной денежно-кредитной политикой, – говорит Тимур Турлов. – Мы очень гордимся тем, что Нацбанк не участвует в валютных торгах, практически не покупает и не продает валюту. Но когда ты очень сильно увеличиваешь расходы, ты должен увеличивать и продажи валюты и смириться с тем, что у тебя будет меньше резервов (а совокупные резервы Нацбанка и Нацфонда огромны – $90 млрд, почти как в России после всех блокировок)».

Спикер поясняет: если не продавать валюту и постоянно увеличивать расходы в тенге, то тенге неизбежно будет слабеть, пытаясь самостоятельно сбалансироваться. «И будет так: правительство чуть-чуть наращивает расходы – Нацбанк их сокращает, обесценивая тенге, – поясняет СЕО холдинга. – Нацбанк, с одной стороны, позволяет тенге потихоньку дешеветь, с другой – пытается укреплять тенге, повышая базовую ставку».

Спикер считает, что у Казахстана сейчас есть «уникальная возможность» забрать компании, уходящие с российского рынка, закрыть огромные ниши (России нужно много товаров и продуктов, по которым возник дефицит), но нам «катастрофически не хватает капитала». «Капитал невероятно дорогой», – поясняет собеседник. При этом он называет денежно-кредитную политику Нацбанка «не безумной, а просто очень консервативной». «Вследствие этого мы упускаем огромное количество возможностей, хотя, казалось бы, нам дали всё – деньги, хорошие международные отношения и даже большое количество валюты», – говорит Тимур Турлов. Спикер также отмечает, что, на его взгляд, бороться с импортируемой инфляцией с помощью повышения базовой ставки – «не самая рациональная история».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
41613 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить