Как банки Казахстана оказались замешаны в большую политику

Каким выдался 2022 год для банковского сектора Казахстана

Иллюстрация: © Depositphotos/nuvolanevicata

Похоже, банковский сектор в Казахстане научился функционировать под влиянием внешних шоков. Несмотря на большое количество проблем в экономике и геополитике, рынок достаточно быстро трансформируется и «регенерирует». Самые значимые события мы собрали в одном материале.

«Скрининг» банковского рынка

Международное рейтинговое агентство Fitch в начале месяца подтвердило суверенный кредитный рейтинг РК на уровне BBB, с прогнозом «Стабильный». Ключевыми факторами, поддерживающими рейтинг Казахстана, являются сильные фискальный и внешний балансы, которые, как отмечают аналитики агентства, доказали свою устойчивость к внешним шокам. В отчете Fitch также подчеркивается стабильная и достаточная капитализация казахстанского банковского сектора с коэффициентом неработающих кредитов 4,6% по состоянию на III квартал 2022 года.

Между тем казахстанский банковский сектор в текущем году столкнулся сразу с несколькими «черными лебедями» – трудно прогнозируемыми, но имеющими значительные последствия событиями. Сначала январские события, затем изменения в геополитике и их последствия в виде проблем с попавшими под санкции «дочками» российских банков и набирающей обороты инфляцией. Как отметил на ежегодной конференции «S&P Global Ratings — Республика Казахстан» директор направления «Финансовые институты» S&P Global Ratings Сергей Вороненко, за первых пять месяцев этого года из сектора ушло порядка 1,6 трлн тенге средств клиентов. Благо за лето ситуация была отыграна назад, да еще и с приростом. По словам эксперта, за три летних месяца в банки поступило 4 трлн тенге, что составляет около 14% всех средств клиентов.

Рейтинговое агентство считает банковский сектор Казахстана вполне устойчивым к нынешним стрессовым ситуациям (это отражено в отчете, опубликованном 10 октября).

По словам Сергея Вороненко, несмотря на концентрацию внешних шоков, казахстанские банки начали 2022 год с более высокими показателями капитализации и ликвидности, чем в период вхождения в предыдущие кризисы. Низкая доля внешних источников фондирования и небольшой кредитный портфель, номинированный в иностранной валюте, снижают их чувствительность к валютным колебаниям.

Поэтому в S&P считают, что банковский сектор Казахстана по-прежнему находится в фазе длительной коррекции, хотя процесс абсорбирования и урегулирования проблемных активов, сформировавшихся в предыдущие годы, «скорее всего, подходит к концу».

Сегодня, по данным Агентства РК по регулированию и развитию финансового рынка, в Казахстане работает 21 банк второго уровня, из которых 12 – с иностранным участием, в том числе 9 - дочерние. По последней информации, предоставленной на днях агентством, активы банковского сектора на 1 ноября текущего года составили 42,4 трлн тенге. Из них на высоколиквидные активы приходится почти 31%, или 13 трлн тенге. «Это позволяет банкам обслуживать свои обязательства перед клиентами в полном объеме», – отмечает регулятор.

Для сравнения, на эту же дату в прошлом году активы банков были на уровне 36 трлн тенге, а запас тех, что легко мобилизуются в денежные средства, составлял чуть больше 12 трлн тенге.

При этом кредиты экономике были выданы на сумму 21,5 трлн тенге (на 1 ноября 2021 года этот показатель составлял 17,2 трлн тенге). Кредиты юридическим лицам составили 8,1 трлн тенге. В отраслевой разбивке основная доля кредитов из этого объема приходится на промышленность (34,4%), торговлю (21,3%), строительство (7,5%) и транспорт (5,7%).

Год назад разбивка была следующей: промышленность – 14,1% от доли в общем объеме кредитования экономики, торговля – 10,9%, строительство – 3,3% и транспорт – 2,6%. То есть за 12 месяцев заимствования в экономике почти по всем рассматриваемым отраслям были увеличены вдвое.

В свою очередь, кредитов физическим лицам с начала года выдано на 13,4 трлн тенге. Для сравнения, за 12 месяцев (с 1.11.2021) рост составил 34%. Увеличение объема кредитов, выданных физическим лицам, обусловлен увеличением ипотечного кредитования в результате продолжения реализации льготных государственных ипотечных программ, а также ростом потребительских займов.

Регулятор отмечает, что уровень займов с просроченной задолженностью свыше 90 дней (NPL90+) по банковскому сектору – 3,7% от общего ссудного портфеля, или 836 млрд тенге. В портфеле юридических лиц с учетом МСБ уровень NPL90+ составил 3,6%, или 365 млрд тенге, в портфеле физических лиц – 3,8%, или 471 млрд тенге. При этом покрытие провизиями неработающих займов сохраняется высоким и составляет 75,6%.

Если сравнивать с данными на 1 ноября прошлого года, то доля кредитов с просроченной задолженностью свыше 90 дней в общем объеме кредитного портфеля составляла 4,0%. В портфеле физических лиц этот показатель был 3,9%, в портфеле юридических лиц с учетом МСБ – 4,4%.

Интересная картина наблюдается по депозитному портфелю резидентов в казахстанских банках, который по последним данным регулятора оценивается в 30 трлн в тенге. В то время как на соответствующую дату в прошлом году вклады клиентов из числа резидентов составляли 25,35 трлн тенге. Таким образом, мы видим желание людей сберегать свои средства на фоне увеличившейся стоимости фондирования из-за повышения базовой ставки в текущем году.

Так, средневзвешенная ставка вознаграждения по срочным депозитам в национальной валюте небанковских юридических лиц в сентябре 2022 года составила 13,6% (в ноябре 2021 года – 7,5%), по депозитам физических лиц – 12,6% (в ноябре 2021 года – 8,4%).

И, по мнению аналитиков Fitch, именно высокие процентные ставки по вкладам в национальной валюте в комплексе с другими мерами позволили предотвратить вывод денежных средств с депозитов.

Между тем в текущем году базовая ставка в Казахстане повышалась уже шесть раз.

  • 25 января 2022 года базовая ставка была повышена до 10,25%.

  • 24 февраля 2022 года объявлено внеочередное повышение базовой ставки до 13,5%.

  • 9 марта 2022 года принято решение о сохранении базовой ставки на том же уровне.

  • 25 апреля 2022 года решено повысить базовую ставку до 14%.

  • 6 июня 2022 года принято решение о сохранении базовой ставки на том же уровне.

  • 25 июля 2022 года базовая ставка была повышена до 14,5%.

  • 6 сентября 2022 года объявлено о сохранение базовой ставки на прежнем уровне.

  • 27 октября 2022 года принято решение повысить базовую ставку до 16%.

  • 6 декабря 2022 года базовая ставка повышена до 16,75%.

В декабре аналитический центр Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) поделился результатами очередного опроса профессиональных участников финансового рынка в отношении некоторых индикаторов в декабре 2022 года. В исследовании изучалось мнение профессиональных участников финансового рынка, представителей банковских, страховых, брокерских организаций, сотрудников аналитических и казначейских подразделений.

Между тем 12 декабря президент РК Касым-Жомарт Токаев, выступая на расширенном заседании правительства, сообщил о планах по пересмотру налогообложения доходов банка. Данная налоговая инициатива, по мнению главы государства, сможет стимулировать банки кредитовать реальные проекты бизнеса. По его словам, нынешняя стратегия банковского сектора по вкладыванию в высокодоходные финансовые инструменты не оказывает прямого эффекта на экономику.

Помимо этого, президент обеспокоен чрезмерным потребительским кредитованием. «К сожалению, неосознанное потребление может привести к серьёзным дисбалансам, признаки которых мы наблюдаем не первый год. Сегодня объем проблемных кредитов достиг полутриллиона тенге. Больше миллиона людей уже не в состоянии оплачивать взятые на себя обязательства. Некоторые из них, доходя до отчаяния, вынуждены брать новые кредиты, чтобы погасить старые. Поэтому с 1 января 2023 года должен заработать закон «О реабилитации и банкротстве физических лиц», - отметил Касым-Жомарт Токаев.

Игра на выбывание

Ряды банковских игроков на казахстанском рынке за пару лет заметно поредели.

Напомним, в 2021 году казахстанский банковский сектор лишился сразу четырех игроков. За этот период ликвидированы AsiaCredit Bank и Capital Bank Kazakhstan из-за систематического нарушения пруденциальных нормативов и неисполнения обязательств по платежам и переводам перед своими клиентами. Также добровольно ликвидировал свой дочерний банк в Казахстане Национальный банк Пакистана. Ну и, конечно, новостью для рынка стало присоединение одного из первых финансовых институтов в независимом Казахстане – АТФБанка к First Heartland Jusan Bank.

В 2022 году много вопросов было связано с дельнейшей судьбой российских банков, представленных на казахстанском рынке. Причина – западные санкции в отношении России. В итоге два крупных российских дочерних банка (Альфа-Банк и Сбербанк) стали казахстанскими. Более того, недавно в ходе слушаний на тему «Усиление вовлеченности США в Центральной Азии» помощник госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Дональд Лу намекал, что новые владельцы (Банк ЦентрКредит и госхолдинг «Байтерек» соответственно) получили их по самой низкой цене.

К слову, 6 мая 2022 года Банк ЦентрКредит (БЦК) закрыл сделку по приобретению 100% простых акций казахстанской «дочки» Альфа-Банка, приобретенный банк был переименован в Eco Center Bank. И уже после того, как финансовый институт под новым именем вышел из санкционного списка SDN List, выполнив условия OFAC, акционерами было принято решение о добровольной реорганизации путем его присоединения к Банку ЦентрКредит. А еще позже стало известно, что БЦК вместе с несколькими другими топ-менеджерами покинул председатель правления Галим Хусаинов. Об этом они написали на своих страницах в соцсетях, что подтвердила пресс-служба банка. Новым главой БЦК был назначен Руслан Владимиров, ранее возглавлявший просуществовавший несколько месяцев Eco Center Bank.

Что касается закрытия сделки госхолдинга «Байтерек» по приобретению казахстанской «дочки» Сбербанка, то о ней объявили в начале сентября. После ребрендинга бывший дочерний банк «Сбера» теперь уже развивается под названием «Береке банк».

Однако в истории с банковским сектором, втянутым в большую политику и санкционные войны, пока еще рано ставить точку. Есть еще ряд вопросов, которые приходится согласовывать со стороной, накладывающей ограничительные меры. Так, Агентство по регулированию и развитию финансового рынка сообщило, что 8 декабря 2022 года получено письмо от Управления по контролю за иностранными активами — подразделения Министерства финансов США (OFAC), в котором американское ведомство разъяснило, что не возражает против использования банковских карт системы «МИР» частными лицами, а именно гражданами, мигрировавшими из России в Казахстан, для совершения операций, обеспечивающих их жизнедеятельность.

Одни уходят, другой приходит?

Заполнить вакуум, образовавшийся после выбытия шести игроков банковского сектора (по крайне мере, чьи имена ушли с рынка), пока собирается один новый бренд. Осенью основатель Astana Group Нурлан Смагулов, выступая на K22: Kazakhstan Growth Forum, поделился планами по созданию виртуального банковского института.

Ожидается, что банк начнет работу в первой половине 2023 года, если АРРФР одобрит его регистрацию. Соответствующую заявку Astana Group планировала подать до конца 2022 года.

«Мы подаем заявку на регистрацию банка нашей компании, который будет называться MyBank. Это будет виртуальный, так называемый необанк. Он будет без расчетно-кассовых узлов, депозитов, инкассации – не будет классическим банком. Он будет заниматься кредитованием автолюбителей на покупку автомобилей, аксессуаров, запасных частей», – сообщил тогда бизнесмен.

Таким образом, потенциальные инвесторы в банковский сектор уже четко осознают, что нужно занимать свободные ниши, так называемый голубой океан.

Майка лидера

Однако если вспомнить, как все начиналось, то долгое время казахстанские банки позиционировали себя как универсальные игроки, говоря, что они готовы быть удобными для своих клиентов во всем. Но ирония заключалась в том, что это никак не помогало им отстроиться от конкурентов. Ведь условия по предлагаемым продуктам в силу регулирования у всех оставались плюс-минус одинаковые.

Дошло до того, что «универсальный банк» в итоге звучало как отсутствие позиционирования. Плюс затянувшийся финансовый кризис заставил банки погрузиться в свои проблемы и забыть о конкурентных играх. Быть «выжившим» уже заслуживало уважения.

Но в последние годы ситуация наконец стала меняться. И этот тренд задал один из банков, который надел на себя «майку лидера» и сегодня занимает первое место, по данным рейтинга банков Казахстана – 2022.

Будущее за теми игроками, кто не откладывает превращение из традиционного финансового института в IT-компанию, развивая свой бизнес через онлайн-платформы. Понимая это, в конкурентную борьбу пытаются вступить другие банки. Они создают или «докручивают» свои мобильные приложения и тоже пытаются нащупать свою «отстройку» от конкурентов.

Так, еще один банк запустил онлайн-процесс покупки первичного жилья по цифровой ипотеке, благодаря возможности использования биометрии и цифровой подписи клиента, что исключает необходимость походов в банк. Таким образом, уже второй банк на казахстанском рынке претендует на роль IT-компании. Остальные тоже хотят, но пока боятся рисковать, пробуя себя в роли стартапов.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
33226 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить