Когда размер имеет значение: банки Казахстана обрастают холдингами

Сегодня в стране насчитывается уже 13 банковских конгломератов

ФОТО: © Depositphotos.com/Nightman1965

О том, что размер имеет значение, любят говорить по поводу любой ситуации. Для финансовых организаций это также справедливо. Крупный игрок имеет больше шансов на лидерство и способен давить более мелких конкурентов объемом. Бонус увеличивается, когда в системе крупного финансового института есть несколько компаний. Например, крупнейший финансовый холдинг Казахстана – группа Народного банка – представлен во всех классических финансовых направлениях: страховом и брокерском, лизинге и инкассации, владеет долей в другом коммерческом банке. Его дочерние компании являются крупными игроками в своих сегментах и увеличивают холдингу бизнес, результаты которого инвесторы затем видят в консолидированном балансе.

На сегодня в Казахстане насчитывается 13 банковских конгломератов, в которые, помимо банков, чаще всего входят страховые и инвестиционные (брокерские) компании. Владение страховым и брокерским бизнесом, конечно же, не случайно. Оба работают на приток денег в группу. Например, страховые компании страхуют жизнь и имущество заемщиков. А брокеры могут предложить клиентам банка дополнительные услуги в виде брокерского обслуживания или управления активами через палитру различных инструментов.

Желание регулятора дать населению возможность большего выбора финансовых инструментов материализуется в новые продукты компаний по страхованию жизни (КСЖ). По этой причине количество КСЖ за последние пять лет увеличилось с семи до девяти – говорящий результат для небольшого местного рынка. Дело в том, что связка КСЖ с брокером (управляющей компанией) позволяет нагрузить последнего дополнительной работой, где страховщик выполняет роль денежного «пылесоса». Сегодня Нацбанк выделяет восемь страховых холдингов, состоящих, как правило, из КСЖ и компании по общему страхованию.

По информации независимого эксперта Азамата Керимбаева, за девять месяцев 2020 страховые конгломераты собрали 86% премий. В первой тройке – страховая группа Народного банка – 27,6%, группа «Евразия» – 23,4%, группа Nomad – 15,9%. Остальным 11 из 28 страховщиков, не входящим в различные объединения, досталось лишь 14% рынка.

Сейчас происходит интересное событие: на наших глазах формируется мощный финансовый холдинг, ядром которого является брокерская компания, а не банк, как принято в Казахстане. Крупнейший розничный брокер Freedom Finance, аффилированный с компанией по общему страхованию и КСЖ, в августе объявил о присоединении банка через покупку Kassa Nova. Комментируя сделку, основатель Freedom Holding Corp. Тимур Турлов объяснил, что банк будет сфокусирован на бизнесе цифрового инвестиционного банкинга. Это означает, что он станет расчетным и кастодиальным банком для клиентов брокерской компании. Привязав карту банка к лицевому счету брокера, клиент может оперативно проводить операции купли-продажи ценных бумаг и финансовых инструментов, наращивая комиссии банку и брокеру и оставаясь в системе холдинга. С появлением банка у Freedom Finance растут возможности инвестиционного банкинга по выпуску ценных бумаг для корпоративных клиентов. Теперь в его руках, помимо ликвидности розничных инвесторов и резервов страховых компаний, которые можно инвестировать в облигации корпоративных клиентов банка взамен традиционных кредитов, – еще и лицензии на отдельные виды банковских операций.

Не сказать, что идея Freedom Finance совсем уж нова на отечественном рынке. Группа «Сентрас» использует ту же схему: вокруг брокера обращаются три страховые компании. Однако масштабы «Сентрас» все же меньше, а отсутствие расчетного банка не дает возможности быстро идти вперед в ногу со временем.

Дело в индивидуальности

С тем, что банковской группе проще выживать, согласен вице-президент – старший аналитик агентства Moody’s Семен Исаков. Предоставление клиентам экосистемы дает возможность в первую очередь привлекать и надолго удерживать бесплатные остатки в тенге, которые можно практически без риска размещать в долгосрочные инструменты денежного рынка, тем самым существенно увеличивая эффективность использования капитала. «Банк-одиночка», скорее всего, «будет должен тем или иным способом платить некоторую «премию» за привлечение и удержание клиентских денег и, чтобы заработать, размещать длинные ресурсы с несколько большим риском, для чего всегда требуется больше капитала». «Поскольку у больших игроков удельная доля расходов на разработку и внедрение продукта в пересчете на клиента ниже, то им проще работать по модели экосистемы», – поясняет Исаков. Однако, по его мнению, это вовсе не означает, что на рынке не останется места для «банков-одиночек», «которые могут успешнее концентрироваться на оценке риска и максимизации прибыли».

Директор, ведущий аналитик направления «Финансовые институты и государственные финансы» в России, CНГ и Грузии агентства S&P Global Ирина Велиева также отмечает, что диверсификация финансового бизнеса, безусловно, может давать преимущества. Прибыль группы становится более устойчивой за счет диверсификации, а клиентская база – более лояльной, поскольку клиентам удобно получать широкий спектр финансовых услуг по принципу «одного окна». Однако при этом, по мнению собеседницы, важно, чтобы услуги были качественными и оказывались с соблюдением всех этических принципов – с максимальным раскрытием всех возможных рисков, без навязывания. Кроме того, Велиева считает, что на разных этапах развития финансового рынка синергию может давать разное сочетание бизнесов. Например, в условиях снижения процентных ставок и роста интереса розничных инвесторов к фондовому рынку сочетание в рамках одной группы банка и брокерской компании может дать хороший синергетический эффект.

Но далеко не все казахстанские банки сравнимы по масштабу с Народным банком. Развитие значительной их части зависит от партнерства с внешними поставщиками. Модель «одиночки» имеет свои преимущества – дает возможность предлагать клиенту широкий выбор инструментов и цен, не принимая на себя риски, связанные с запуском новых продуктов, а лишь участвуя в затратах на кросс-продажи. Для работы с внешними поставщиками требуется, по замечанию Исакова, постоянная и идеальная синхронизация технологических процессов между компаниями. Как показывает практика, этого сложно добиться, что в результате обычно приводит к постоянным технологическим сбоям и низкому уровню сервиса.

«На мой взгляд, универсальной формулы успеха в банковском бизнесе не существует, – говорит Велиева. – Можно быть успешным «одиночкой», а можно – диверсифицированным холдингом, генерирующим убытки». На ее взгляд, для успеха важно, чтобы у банка был востребованный продукт, интересный инвестору, желательно отличающийся от конкурентов.

Добавить бумаг

Как бы там ни было, банки становятся все более функциональными. Глобальный тренд – растущая конкуренция традиционных банков с финтех- и технологическими компаниями – заставляет первых все быстрее развивать IT-направление, когда главным становится уже не продукт, а отношения с клиентом. Вопрос перестройки особенно актуален для казахстанских банков – с декабря 2020 года местный рынок открывается для иностранных игроков. Регулятор, хотя и запоздало, пытается играть на опережение. Выступая 13 ноября 2020 на круглом столе, посвященном Дню финансиста, председатель АРРФР Мадина Абылкасымова сообщила о планах преобразовать традиционные модели банковского сектора. По ее словам, банкам создадут условия для трансформации в мультифункциональные финансовые институты, предоставляющие расширенный спектр новых финансовых услуг, в том числе услуги инвестиционного и цифрового банкинга.

Прежде всего БВУ получат полноценный выход на фондовый рынок, оказывая клиентам брокерские услуги.

«На сегодняшний день в рамках брокерского обслуживания законодательство позволяет банкам работать только с государственными ценными бумагами. Оно ограничивает для БВУ перечень финансовых инструментов для инвестирования, а также оставляет жесткими пруденциальные нормативы покупки ценных бумаг иностранных эмитентов на международных финансовых рынках», – отмечают в пресс-службе АО «Нурбанк». Поэтому банк предлагает клиентам пользоваться услугами дочерней брокерской организации Money Experts.

Инициатива регулятора дать БВУ возможность получить лицензию брокера-дилера может положительным образом отразиться на активности фондового рынка. Чем больше на рынке профессиональных участников, тем выше уровень конкуренции и качество предоставляемых услуг, полагают в ForteBank. В октябре банк создал дочернего брокера – ForteFinance, став еще одним игроком с наличием такой компании.

Отвечая на вопрос, что даст трансформация казахстанским банкам и как повлияет на их рейтинги, Исаков пояснил, что пока сложно оценить влияние таких структурных изменений в целом на уровень рейтингов в отрасли. Скорее всего, на длинных горизонтах все будет как всегда: кто-то лучше адаптируется к происходящим изменениям, диверсифицирует бизнес и упрочит свои позиции, а кто-то потеряет в рентабельности или вообще будет вынужден выйти из игры». Поэтому рейтинги, в зависимости в том числе и от этих процессов, будут двигаться по отдельным банкам как вверх, так и вниз.

«Этот процесс пока не является определяющим с точки зрения финансовой устойчивости и уровня рейтингов. Основное положительное последствие такой трансформации – расширение стабильности и диверсификации доходов. Если этого и правда удастся достичь, это может стать положительным фактором для рейтингов», – в свою очередь отмечает Велиева.

Эксперты не ожидают смещения казахстанских БВУ в сторону полноценных инвестиционных банков по примеру США. «Для успешного функционирования модели полноценного инвестиционного банка необходимо в первую очередь иметь относительно диверсифицированную и устойчивую экономику с очень развитым фондовым рынком, крепкую валюту и сильные институты», – полагает Исаков. Казахстан лишь находится на этом пути, и, возможно, «он будет не быстрым».

Вместе с тем низкие ставки по депозитам в валюте увеличивают спрос на инвестиционные продукты, что, скорее всего, «приведет к росту этого рынка и предоставит отличную возможность для успешной работы специализированным нишевым игрокам, в первую очередь брокерским компаниям». «Недавно объявленная сделка по покупке банка Kassa Nova инвестиционной компанией Freedom Holding является хорошим индикатором такого тренда», – указывает Исаков.

«Появления крупных инвестиционных банков на рынке Казахстана мы не ожидаем», – говорит Велиева. По ее мнению, некоторые инвестиционные, финансовые и брокерские компании растут в размере и вполне смогут в ближайшем будущем составить конкуренцию коммерческим банкам, но развитие и коммерческого и инвестиционного банкинга – это эволюционный процесс, который будет определяться прежде всего потребностями рынка.

Судя по всему, в Казахстане разыгрывается модель конкурентного рынка с соперничеством и кооперацией всех его участников – традиционных финансовых институтов и финтех-компаний, но с появлением собственных «звезд». Не исключено, что по мере продвижения банков в мир технологий модель будет корректироваться и смещаться в сторону конкуренции экосистем.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
81105 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
31 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить