Ангелы, Сеятели и Искатели приключений

Автор: Тимур Омоев
Управляющий партнер Osquared Capital Holdings LLC

В моей предыдущей заметке были описаны некоторые базовые принципы, о которых полезно помнить молодым компаниям, и особенности первых двух источников поддержки новых бизнес-проектов. Теперь перейдем к обсуждению типов внешних инвесторов: ангелов, посевных и венчурных фондов.

Агашки и ангелы

В контексте американского финансового рынка инвесторами-ангелами называют индивидуальных состоятельных инвесторов. Привлекая такого инвестора, желательно выбрать человека, сделавшего состояние на бизнес-сегменте, схожем с вашим, потому что он лучше понимает специфику вашей ситуации, способен поддержать советом и консультацией и может свести предпринимателя с полезными бизнес-контактами. Причем очень часто эти аспекты могут быть более важными, чем собственно привлекаемые финансовые ресурсы.

Многие стартапы готовы «платить» инвесторам, которые могут помочь проекту в дальнейшем, позволяя им входить в проект по низкой оценке. Например, если бы на раннем этапе бизнесом клиента Osquared Capital заинтересовался, скажем, Сергей Брин, то мы бы рекомендовали клиенту продать такому ангелу 10-15% проекта по любой цене, пусть даже и за $100. Тут отмечу, что величину оценки компании вверх-вниз под каждого отдельного инвестора никто менять не будет – это плохо повлияет на историю, репутацию и привлекательность компании для будущих инвесторов. Поэтому если предприниматель готов запустить известного инвестора по низкой оценке, то это лучше делать как можно раньше, пока низкая оценка проекта естественна.

Лучший способ найти инвестора-ангела - через личные связи. Можно, конечно, найти контактную информацию и обратиться к такому инвестору напрямую, но он по естественным причинам уделит больше внимания проекту, рекомендованному кем-то, кого он знает и уважает.

Условия сделок с ангелами могут сильно разниться от инвестора к инвестору - общепринятых стандартов не существует. Порой условия, предложенные ангелом, могут быть такими же жесткими и детальными, как и выставляемые венчурным фондом, но чаще, особенно для бизнес-проектов на ранних стадиях, инвестиции предоставляются на основе соглашения, умещающегося на двух страницах.

В Казахстане группа, максимально близкая к американским инвесторам-ангелам, - это состоятельные люди, которых называют «агашки». В силу меньших размеров экономики и, соответственно, меньшего количества игроков вероятность найти «агашку», сделавшего состояние в вашем секторе, в Казахстане ниже, чем в США. Особенно этот вопрос труден для МСБ, работающего в технологичных секторах, ведь большинство инвесторов из этой группы сделали свое состояние в традиционных секторах: добыча полезных ископаемых, зерно, транспорт, торговля, госзакупки и т.п. – и имеют недостаточно опыта в технологических секторах.

Отмечу риски, сопутствующие привлечению ресурсов ангелов. В жизни многих стартапов наступает момент, когда они остаются на милость инвестора – деньги кончились, а обратиться можно только к тем, кто уже вложил деньги в проект. В такой ситуации ангелы могут забрать себе большую часть проекта, потому что в отличие от крупных инвестиционных компаний имеют меньше «на кону» в плане риска репутацией. Крупные инвестиционные компании могут воздержаться от слишком сильного злоупотребления такой ситуацией, ведь если об этом станет известно на рынке, новые проекты будут предпочитать другие инвестиционные фирмы.

В Казахстане эта проблема проявляется еще более выраженно. Многие «агашки» сделали состояния в 1990-2000-х годах, когда рынок в стране еще формировался. Этот период характеризовался высоким уровнем нестабильности, что вело к коротким горизонтам планирования, частому несоблюдению договоренностей, значительному влиянию административного ресурса. Этот культурный опыт имеет влияние и сегодня. С одной стороны, многие только становящиеся на ноги МСБ опасаются потерять контроль над своими проектами без должной компенсации; с другой, индивидуальные инвесторы боятся, что руководство профинансированных ими проектов пойдет на обман и постарается вывести полученные инвестиции из бизнеса.

Посевные фонды

В Казахстане нет развитой сети «посевных» фондов (seed funds), как в развитых рыночных системах. Они отличаются от ангелов и венчурных фондов тем, что они финансируют только проекты на ранних стадиях – часто, когда проект является еще просто идеей. Посевные фонды компенсируют убытки от неудавшихся проектов за счет большой отдачи от успешных, а также за счет входа в проекты на очень ранних стадиях, когда оценка еще низка.

Посевные фонды похожи на инвесторов-ангелов тем, что и те и другие вкладывают относительно небольшие суммы. Но, как и венчурные фонды, посевные фонды являются компаниями, профессионально занимающимися инвестициями как бизнесом, а не индивидуальными инвесторами, делающими инвестиции время от времени. Из этого следует, что и связаться с посевными фондами легче, чем с ангелами: во-первых, их контактную информацию легко можно найти в интернете; во-вторых, они, как правило, придают меньшую важность личным рекомендациям, чем инвесторы-ангелы и венчурные фонды. Инвестиционные процессы в посевных фондах стандартизированы, а условия финансирования определены заранее. Конечно, это не значит, что эти условия обязательно будут в пользу стартапа, но то, что другие предприниматели их принимают, служит признаком обоснованности предъявляемых условий.

Венчурные фонды

Слово venture означает рискованное предприятие, начинание или приключение. Соответственно, венчурные фонды, как и описанные выше категории инвесторов, специализируются на инвестициях в новые проекты, но, в отличие от посевных фондов, обычно появляются в жизни новых проектов на более поздних стадиях, вкладывают значительно большие суммы и, как правило, предъявляют более жесткие условия. Крупные инвестиции венчурных фондов помогают выводить проекты на качественно новый уровень. Если такой фонд видит в стартапе потенциал, то он может профинансировать расширение команды, выход на новые рынки, продолжение разработки продукти и т.п.

Казахстанский рынок венчурного финансирования все еще находится в зачаточном состоянии, и существующие здесь два-три венчурных фонда пока не играют значимой роли в финансировании бизнес-проектов. Но, например, в Соединенных Штатах многие известные компании и проекты были профинансированы такими венчурными фондами, как Sequoia Capital (их инвестиции включали в себя Apple, Google, Cisco, Instragram, LinkedIn, YouTube), Accel Partners (финансировали Facebook, Dropbox, Spotify, Soundcloud), Kleiner Perkins Caufield & Byers (поддержали Airbnb, Shazam, Soundcloud), Andreessen Horowitz (Airbnb, Facebook, Skype, Twitter) и Union Square Ventures (Kickstarter, Soundcloud). Некоторые из этих проектов были выведены на IPO, другие – проданы более крупным игрокам. Поддержка подобных этим лидеров рынка служит дополнительным положительным сигналом для инвесторов в дальнейшем, как при наступлении следующего раунда финансирования, так и в случае IPO. С другой стороны, менее известные венчурные фонды могут дать чуть более привлекательную оценку проекта при входе, чем лидеры.

Так как венчурные фонды вкладывают крупные суммы, их инвестициям сопутствует больше ограничений, чем в случае с ангелами или посевными фондами. Но большинство из этих дополнительных условий начинают действовать, если проект сталкивается с проблемами. Например, обычно венчурные фонды прописывают, что при продаже проекта в первую очередь погашаются их инвестиции. Поэтому если стартап не удался и продажа происходит по низкой оценке, теоретически основатели могут вообще ничего не получить.

Более существенным ограничением, связанным с привлечением крупных инвестиций от венчурного фонда, является утрата полного контроля за проектом со стороны основателей, потому что в состав совета директоров вводятся представители фонда. Например, если в совете пять членов, то двое из них будут представлять основателей, двое – венчурный фонд, а пятый являться независимым членом, согласованным обеими сторонами. Начиная с этого этапа, основатель уже не командует, а убеждает. Опять же, если дела у проекта идут хорошо, совет директоров не станет вмешиваться в повседневную деятельность. Вместе с тем, в случае возникновения проблем, совет директоров может и уволить основателя с поста генерального директора, как это было в случае с сооснователем Uber Трэвисом Калаником.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3446 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
27 мая родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить