Школа в Казахстане: убрать русскую литературу, добавить правовую грамотность

63878

Эксперты, учителя и родители обсудили, каким должно быть среднее образование в Казахстане

Фото: © Андрей Лунин

Дискуссия о том, чему должны и чему не должны учить в казахстанских школах, состоялась 26 сентября на онлайн-площадке Civil Kezdesu.

Территория комфорта

Тон разговору задал внештатный советник министра науки и высшего образования Нуркен Халыкберген, ответивший на вопрос так:

– Школа должна учить самостоятельной жизни. Через среднее звено образования проходит 100% населения РК, а через другие стадии — всего 30-40%. Поэтому если наша страна хочет быть конкурентоспособной, нам нужно учить детей взрослой жизни. Чтобы по окончании школы они сразу могли уметь зарабатывать, могли сами себя обеспечивать. Вот главная цель школы, на мой взгляд, – обучение навыкам, востребованным на рынке труда, таким как цифровая грамотность, умение работать в команде и проблемное мышление.

Нуркен Халыкберген
Нуркен Халыкберген
Фото: личный архив

Детализируя свое видение, Халыкберген перечислил аспекты, которые пригодятся выпускникам: критическое мышление; социальные навыки (умение взаимодействовать с другими людьми, решать конфликты); творческое мышления и развитие интересов; формирование ценностей (честность, ответственность, уважение к окружающим и природе). Основой же образования, по мнению эксперта, являются академические знания.

– Освоение базовых знаний и навыков в предметах, таких как математика, чтение, письмо и наука, является фундаментом для будущих успехов в образовании и профессиональной жизни, – уверен он.

Также, считает Нуркен Халыкберген, в школе нужно уделять внимание физическому здоровью, здоровому образу жизни и психологическому благополучию как неотъемлемой части образования.

С внештатным советником министра согласилась журналист, главный редактор издания об образовании Peremena.media Айжан Мадиходжаева.

 – В школе должен быть психологический комфорт, чувство защищенности. Пусть это будет не «навороченная» школа, но в ней будут «включенные» педагоги и комфортная психологическая среда. Школа – это не место, где загружают знания как на флешку, а территория комфорта, – образно выразилась она и высказала свои предложения, в частности создать педагогический вуз уровня Назарбаев Университета.

Кроме того, Айжан Мадиходжаева призвала дать школам академическую свободу: право принимать самостоятельные решения по содержанию и методике уроков.

С тем, что среднему образованию нужна академическая свобода, согласились все участники дискуссии, но в то же время они видят необходимость в едином подходе.

– Должна быть слаженность действий всех организаций, которые отвечают за образовательный процесс: тех, кто выпускает кадры, кто пишет учебники и т. д., – сказала Наталья Мухамеджанова, общественный деятель, член Национальной комиссии по делам женщин, социально-демографической политике при президенте РК.

Пушкин не «наше всё»

Единство подхода в первую очередь касается содержания образования — того, чему, собственно, и учат в школах. В этом отношении участники встречи обсудили пример с предметом «русская литература».

– Есть предложение, его озвучил депутат мажилиса Ринат Заитов, – забрать часы у русской литературы и вместо этого ввести предмет «всемирная литература». Что вы думаете по этому поводу? – обратилась к участникам дискуссии модератор, медиаэксперт Салтанат Акербеккызы.

Назгуль Кожабек
Назгуль Кожабек
Фото: личный архив

Первой на ее вопрос ответила главный редактор Steppe & World Publishing Назгуль Кожабек.

– Мы обсуждаем эту тему уже 10 лет. Мне кажется, [в этом проявляется] наша заинтересованность, пропаганда казахского языка и расширение кругозора наших детей. Зарубежная литература — это предмет, который вызывает интерес у ребенка к миру, к разным странам, к разным укладам, традициям. И, может, это подтолкнет ребенка учиться в другой стране, – сказала она. – В связи с последними событиями в России этот шаг может показаться ответом на ситуацию, «отменой культуры». Но на самом деле это обсуждается уже очень давно. Мне кажется, отказ от глубокого изучения русской литературы является одним из шагов по деколонизации. [У нас сохраняется ] фокус на русской литературе, очень много выделено на нее часов, много требований по обучению, хотя целый мир остается в стороне.

В качестве примера Кожабек привела поэму Николая Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» как потерявшую актуальность: «Кому сейчас это нужно?»

– Речь не идет о том, чтобы отменить русскую литературу, а о том, чтобы преподавать литературу, начиная с античности. У детей нет даже поверхностных познаний о том, как развивалась литература в мире, – объяснила она и подвела итог: – Пушкин не «наше всё» на самом деле.

Директор Института содержания среднего образования Национальной академии образования им. Алтынсарина Сейфулла Смайлов отметил, что в академии есть позиция по этому вопросу. Предлагается следующее: для казахскоязычных классов русский язык и литература будет единым интегрированным предметом, а для русскоязычных это будут два отдельных предмета. Плюс у русскоязычных классов будет единый предмет «казахский язык и литература». И отдельный предмет у всех школ – «мировая литература».

– Почему мы обращаем внимание на национальные аспекты литературы? Цель литературы – воспитание духовных ценностей. Это то, что связано с национальными ценностями, национальной идентичностью. Литература должна предлагать произведения авторов, которые построены вокруг этих тем, – сказал он.

У нас бесправные дети

Обсудив содержание предмета литературы, собеседники перешли совсем в другую сферу — правовую. Правовое образование должно быть частью любого школьного образования, убеждена ученый-юрист по правам детей Халида Ажигулова, однако власти Казахстана не проявляют политической воли к переменам.

Халида Ажигулова
Халида Ажигулова
Фото: личный архив

– У нас бесправные дети, их считают неполноценными людьми, они подвергаются насилию и дома, и в школе, и они не знают, как себя защитить. Потом эту модель они переносят во взрослую жизнь, и цикл насилия не прерывается. Надо уже с первого класса давать детям знания о том, что никто не имеет права их бить и что они не имеют права кого-либо бить; что у них есть право на уважение их чести и достоинства и есть обязанность — уважать честь и достоинство любого другого человека, – сказала она. – Казалось бы, это базовые принципы, которые закреплены в Конституции, но тем, кто сидит в управлении нашей страной, это невыгодно. Они не хотят образованное, знающее о своих правах и обязанностях население, ведь тогда народ будет предъявлять больше требований к акимам и депутатам. И здесь нашему руководству надо принять решение: либо Казахстан станет демократической, развитой, правовой страной – а это единственный способ выжить в нашем регионе, где у нас под боком и Россия, и Китай, и Афганистан. Либо наши лидеры так и будут действовать исходя из своих личных меркантильных интересов и продвигать их под лозунгом «Казахи не доросли до прав человека».

Поддержав коллегу в том, что касается правового просвещения детей, депутат мажилиса Ирина Смирнова добавила свои пожелания – уделять больше внимания таким предметам, как геометрия и черчение.

– Геометрия – это не только обучение теоремам, это понимание того, как можно доказать что-то на основе данных. Ведь сейчас люди в основном [делают оценку событий] на эмоциях, деля на белое и черное, они не умеют доказывать [свои выводы]. А что касается черчения, то оно практически ушло из программы, и теперь у нас нет специалистов, которые могут читать планы. Мы пришли к тому, что, к примеру, постройку двух огромных, стратегически важных водохранилищ доверили зарубежным специалистам, – сокрушенно отметила депутат.

Прислушайтесь к голосу бизнеса

Продолжая дискуссию, участники высказали еще несколько ценных идей и предложений. Так, профориентатор Диас Асанов считает, что государственная политика в области образования должна быть сфокусирована на учителе: только хорошо подготовленный учитель, владеющий современными методиками обучения, будет способен передать свои знания и навыки ученикам.

Директор школы, учитель физики Арсен Байтуков предложил провести децентрализацию образования и дать школам академическую свободу. А главное — основывать программы на научном подходе. Школам не хватает R&D – научных исследований, считает он.

Ответы участников и слушателей на вопрос, чему должны учить в казахстанской школе.
Ответы участников и слушателей на вопрос, чему должны учить в казахстанской школе.

Свой взгляд на проблему также высказала Наталья Мухамеджанова – основательница языковой школы.

– Мы хотим детей выводить на международный уровень, но на сегодняшний день [в школы] допускаются только разработки, методички, учебники, которые строго соответствуют госстандарту Республики Казахстан. Здесь нужно слышать и допускать внешние разработки, – уверена Наталья Мухамеджанова. – И еще мне не нравится, что мы как бизнесмены не имеем возможности принимать участие в решении вопросов. Я всё время пытаюсь донести до министерств просвещения и высшего образования, что мы, бизнес, более гибкие, у нас есть человеческие и финансовые ресурсы, которые позволяют нам иметь доступ к современным методикам. И мы можем эту экспертизу приносить в страну, правильно ее адаптируя к нашим потребностям. И не прерываться — если мы определили какой-то путь, надо пройти его до конца.

Организаторы дискуссии пообещали суммировать все высказанные предложения и донести их до ответственных органов.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Куралай Нуркадилова: письмо Токаева, политические амбиции Смотреть на Youtube