Ядовитая патриархальность Нигерии

Автор: Project Syndicate

Женщины, пережившие изнасилование, иногда даже изгоняются из общества как изменницы. В некоторых этнических группах маленькие девочки используются в качества залога по кредитам.

Ибадан (Нигерия) – Практически всем странам мира надо проделать определённый путь для достижения гендерного равенства и повышения роли женщин и девочек к 2030 году. Такова цель №5, поставленная в программе ООН «Цели устойчивого развития» (ЦУР5). Но для Нигерии, где в политике, экономике и обществе доминирует токсичная маскулинность, эта задача является особенно трудной.

Токсичная маскулинность – это приверженность нормам «мужского» поведения, таким как необходимость подавлять эмоции (за исключением некоторых, например, гнева) и утверждать своё доминирование над остальными. Подобные нормы, которые общество заставляет соблюдать мужчин, наносят им вред, потому что не позволяют им пользоваться полным спектром человеческих эмоций, поведения и идентичности. Но больше всего от этих норм страдают женщины: отведённая им роль подчинения и смирения крайне ограничивает их возможности и сильно повышает их уязвимость перед насилием.

Хорошо известно, что в ситуации, когда люди, так и не научившиеся справляться со своими эмоциями, наделяются непропорциональной культурной, правовой и зачастую физической силой, они оказываются склонны вымещать свою злость, разочарование и страх на менее сильных. Например, недавно в городе Гбоко (штат Бенуэ) пьяный муж убил жену. Он разъярился, решив, что её поздние приходы с работы и недавний переезд из его дома в дом её сестры подтверждают подозрения в измене. Став безработным, этот мужчина испытывал проблемы с чувством собственного достоинства, поскольку это чувство во многом основывалось на идее выполнения им роли «мужчины» – он должен зарабатывать на хлеб и быть главой дома. Когда он считал, что жена ставит под угрозу его «честь», он делал то, что «должны» делать мужчины, и решал «преподать ей урок». Три года назад он публично и безжалостно избивал её несколько часов подряд.

Но на этот раз он пошёл дальше, сразу убив жену топором. Две дочери этой женщины теперь оказались на попечении у сестры погибшей матери (а она живёт ниже уровня бедности) и у дедушки, которые обеспечивают их кровом и едой. Мужчина, убивший жену, ударился в бега и до сих пор не пойман правоохранительными органами.

Эту историю трудно назвать аномалией. Согласно оценкам Всемирной организации здравоохранения, почти каждая третья женщина в мире в течение своей жизни сталкивалась с насилием (физическим и/или сексуальным) со стороны интимного партнёра или с сексуальным насилием посторонних. Целых 38% убийств женщин совершаются их интимными партнёрами-мужчинами.

Фото: pixabay.com

В Нигерии подобная форма насилия особенно распространена. По данным недавнего исследования, 28% женщин в возрасте от 25 до 29 лет заявили, что сталкивались с тем или иным видом физического насилия, начиная с 15 лет. Впрочем, это насилие нередко начинается даже раньше: 18% нигерийских девочек выходят замуж уже к 15 годам, что делает их уязвимыми к насилию в браке. Кроме того, несмотря на принятый в 2015 году запрет, в Нигерии до сих пор безнаказанно проводятся операции по женскому обрезанию, причём, как правило, на очень маленьких девочках.

Безнаказанность не должна удивлять, поскольку женщины обычно не имеют возможности оспаривать даже самую жестокую несправедливость в суде. Отчасти проблема в деньгах: учитывая их ограниченное образование и перспективы занятости, женщины в Нигерии, как правило, экономически зависимы от других людей (потенциально даже от тех самых мужчин, которые совершают насилие) и поэтому не могут оплачивать судебные процессы.

Но даже если у женщины есть финансовая возможность для обращения в суд, её шансы на успех крайне малы, потому что в юридических профессиях доминируют мужчины, а патриархальность встроена в нигерийское право. Например, делу об изнасиловании может быть дан ход лишь при условии наличия свидетельских показаний очевидцев.

Впрочем, проблема более фундаментальна. Многие в Нигерии считают, что семейная и даже общественная честь опирается на чистоту, молчание и пособничество женщин. Женщин, которые заявляют о насилии (не говоря же о судебном преследовании нападавших), ожидает стигматизация. Женщины, пережившие изнасилование, иногда даже изгоняются из общества как изменницы, а факты насилия в браке не признаются, потому что жена не имеет права отказать в сексе своему мужу. Насилие в браке также не признаётся, потому что мужчина должен «дисциплинировать» свою жену. А обрезание считается необходимым действием для сохранения женской чистоты и семейного достоинства. В некоторых этнических группах маленькие девочки используются в качества залога по кредитам.

Всё это способствует массовому сокрытию случаев насилия. Ситуация усугубляется тем, что женщинам не хватает адекватной поддержки со стороны гражданских, религиозных и политических лидеров, которые в подавляющем большинстве случаев являются мужчинами. Лишь пять из 24 министерских постов в Нигерии занимают женщин, и ни один из 36 штатов страны не имеет губернатора-женщины.

У Нигерии может появиться хоть какой-нибудь шанс достичь ЦУР5, если её правительство усилит законодательство о гендерном насилии и дискриминации (к ним относится множество культурных традиций, которые принижают женщин, наносят им вред и лишают их прав), а также серьёзно укрепит систему правоприменения. Кроме того, правительство должно помочь реабилитации жертв и расширить участие женщин в процессах принятия решений на всех уровнях. Для воплощения в жизнь этой политики потребуется активность судебной системы.

Для перемен в культурных представлениях понадобится масштабная кампания, способствующая расширению участия женщин в принятии решений до и после брака, в избирательных процессах, а также в семейных делах. Необходимо создать государственную площадку, предоставив женщинам возможность делиться своим опытом публично и безопасно, и, тем самым, повышать информированность общества о реальных последствиях токсичной маскулинности для нигерийских женщин. В этой работе важную роль должны сыграть религиозные и образовательные учреждения, СМИ, организации гражданского общества.

Под игом токсичной маскулинности страдают все люди, причём уже слишком долго. Настало время для новой эры позитивной маскулинности, которая освободит мужчин и спасёт жизни женщин.

Ибитойе Сегун Эммануэль – один из основателей медицинского стартапа LifeEdge, региональный руководитель по мониторингу и оценке в Ассоциации репродуктивного и семейного здоровья (ARFH) в Нигерии.

© Project Syndicate 1995-2019 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
14437 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
17 сентября родились
Серик Тульбасов
владелец компании TS Development
Тимур Жаксылыков
Член коллегии (министр) Евразийской экономической комиссии по экономике и финансовой политике
Яхия Чудров
председатель совета директоров АО «Западно-Казахстанская РЭК»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить