Сделать шаг сейчас

Автор: Анатоль Калецки
главный экономист и сопредседатель компании Gavekal Dragonomics

Приставлять пистолет к чьей-нибудь голове не самая удачная стратегия ведения переговоров – в этом убедилась Греция, когда угрожала выйти из зоны евро

Британский премьер-министр Тереза Мэй перехитрила всех своих противников? Преодолев попытки парламента исключить беспорядочный разрыв без обязательств между Европейским союзом и его вторым по величине торговым партнером, Мэй удвоила давление на лидеров ЕС, чтобы они согласились с ее требованиями к 29 марта, когда вступает в силу Брексит.

Приставлять пистолет к чьей-нибудь голове не самая удачная стратегия ведения переговоров – в этом убедилась Греция, когда угрожала выйти из зоны евро. Но крах торговли с Великобританией – гораздо более тревожная перспектива. Более того, основные уступки, которые требует Мэй, буквально второстепенны для каждой европейской страны, кроме Ирландии. Поэтому представляется разумным ожидать, что лидеры Евросоюза закроют глаза по мере приближения крайнего срока Брексита и дадут Мэй то, что она хочет: освобождение от любых гарантий, сохранение открытой ирландской границы и, возможно, даже обещание абсолютно беспрепятственной торговли с ЕС.

Иллюстрация: Depositphotos_Jirsak

Мэй также, кажется, переиграла своих внутренних противников. Убедив десятки депутатов от лейбористской партии не выступать против нее в решающем голосовании за Брексит, премьер-министр смогла дискредитировать лейбористскую партию в глазах целого поколения проевропейских молодых избирателей. А заверив сторонников разрыва с ЕС из числа тори, что она волшебным образом устранит самые нежелательные моменты соглашения о выходе из Евросоюза, Мэй получила возможность остаться у власти до следующих всеобщих выборов, а возможно, и после них.

Но этот счастливый прогноз для премьер-министра основан на одном принципиальном предположении: крайний срок Брексита – 29 марта – останется неизменным. Европейские лидеры могут легко нейтрализовать угрозу Мэй относительно выхода из ЕС без обязательств и, следовательно, устранить любую необходимость предлагать уступки, которых она требует. Для этого они должны понять метод премьер-министра, лежащий в основе ее безумной стратегии затягивания решений.

На протяжении всей своей политической карьеры Мэй использовала волокиту как стратегию победы. Будучи министром внутренних дел, она часто выигрывала битвы с другими министрами, просто отказываясь выражать свои взгляды или даже появляясь на заседаниях за несколько минут до принятия окончательного решения.

Стратегия Мэй тянуть время часто ведет к победе, но только в случае жестких сроков, заставляющих ее противников капитулировать. Без этого «метод премьер-министра» превращается в простое затягивание времени, бесполезную попытку уклониться от ответственности, отражающую парадоксальные черты характера этой леди: негибкость, как у робота, и невыносимую нерешительность.

Как только переговорную стратегию Мэй должным образом поймут, рациональный ответ ЕС станет очевидным: полная негибкость по существу сделки Брексита плюс перенос крайнего срока выхода Великобритании из Евросоюза. Европейские лидеры не должны идти ни на какие уступки по соглашению о выходе, не должны допускать тени сомнения в отношении обязательств перед Ирландией и не должны делать никаких намеков на будущие торговые сделки. Но им также следует публично заявить, что они больше не считают 29 марта крайним сроком и будут рады продлить период переговоров по Брекситу до тех пор, пока это необходимо не только для согласования новых отношений между Великобританией и ЕС, но и для того, чтобы убедиться, что согласованные вопросы удовлетворяют обе стороны.

Если заменить крайний срок, 29 марта, произвольную дату, которая стала доминировать на переговорах по Брекситу только из-за странности в Договоре ЕС, это стало бы простым признанием того, что к настоящему времени происходит за кулисами. Европейские и британские чиновники уже планируют продление, но обе стороны неохотно признают это публично, поскольку считают, что крайний срок дает им рычаги переговоров. Однако, вопреки прежним ожиданиям, теперь должно быть ясно, что крайний срок фактически ослабил переговорную позицию ЕС. Именно крайний срок 29 марта позволил Мэй вооружиться угрозой Брексита без обязательств. Без этого Мэй была бы не в состоянии угрожать лидерам ЕС экономическим хаосом и не имела бы шансов навязать через парламент неудачный план выхода из Евросоюза, который никогда не получит поддержки населения в Великобритании и может подорвать британско-европейские отношения на долгие годы.

Теперь подумайте, что бы произошло, если бы лидеры ЕС проголосовали за приостановку срока и предложили продолжить переговоры по Брекситу до тех пор, пока не будет достигнуто соглашение, которое по-настоящему удовлетворит обе стороны.

Теоретически Мэй может отказаться принять продление и по-прежнему настаивать на том, что Британия выйдет 29 марта, если ЕС отклонит ее требования о пересмотре переговоров или если парламент не поддержит ее предложение. Но в этом случае вина за хаос без обязательств полностью ляжет на премьер-министра и ее консервативную партию. В этих условиях даже самые антиевропейски настроенные депутаты от лейбористской партии не захотят голосовать за совершенно произвольный срок, установленный Мэй для Великобритании по чисто идейным причинам.

В результате явное большинство депутатов почти наверняка проведет через парламент законодательную инициативу, которая в прошлом месяце едва не потерпела крах. Это исключило бы 29 марта как установленный законом крайний срок Брексита и возможность выхода из ЕС без обязательств.

Но теперь предположим, что парламент отклонит предложение ЕС о продлении, возможно, в знак поддержки угрозы премьер-министра о выходе без обязательств. Даже тогда ЕС ничего не потеряет, если в одностороннем порядке откажется от 29 марта как крайнего срока. Те лидеры Евросоюза, которые планируют в последний момент капитулировать перед требованиями Мэй, чтобы избежать Брексита без обязательств, могут сделать это 28 марта.

Короче говоря, инициатива ЕС об отмене произвольно установленного срока может стать ключом к решению проблемы Брексита. Вместо того чтобы позволить себе стать пленником угроз Мэй о выходе без обязательств, ЕС мог бы предложить Великобритании время найти национальный консенсус и затем спокойно принять решение о своих будущих отношениях с Европой, будь то таможенный союз, договоренность о едином рынке в норвежском стиле, торговое соглашение «по-соседски» или отказ от выхода из Евросоюза. Во всех успешных переговорах об освобождении заложников первым решающим шагом к прорыву является продление срока. Европейские лидеры должны сделать этот шаг сейчас.

© Project Syndicate 1995-2019 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
16867 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
23 октября родились
Аскар Мамин
премьер-министр Республики Казахстан
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить